26°C Монреаль
вторник, 14 июля

Люка Дебарг: Душа, растворенная в звуках

16 декабря 2019 • Куда пойти

Люка Дебарг: Душа, растворенная в звуках

С того момента, как имя Люки Дебарга впервые прозвучало на XV Международном конкурсе им. 
П.И. Чайковского, а потом прокатилось волной по бескрайним просторам музыкального океана, прошло четыре года. За это время французский пианист во второй раз приезжает в Монреаль. Всякий раз слушатели испытывают волнение в предвкушении встречи с уникальным музыкантом, которого считают разрушителем устоявшихся представлений и правил. Никогда не знаешь, чему предстоит удивиться. Люка — это всегда изумление, восторг, непостижимость... 
Сегодня это имя на слуху и, как водится, постепенно обрастает легендами и слухами. Мало кто из классических пианистов в наше время смог так быстро завоевать оглушительный успех и популярность. Его феномен не укладывается в обычные рамки. Некоторые профессионалы по-прежнему твердят о его недостаточной музыкальной выучке, небрежности к нотному тексту, другие замечают невероятное, почти физиологическое слияние со звуком, высокую исполнительскую культуру. 
Услышав его на концерте совсем не обязательно потом слушать или читать интервью с ним — без слов понятно: перед нами редчайшее воплощение феноменального музыкального дара и незаурядная личность. Но все же, его биография, его высказывания о сути творчества, отношение к истинному и ложному в искусстве весьма примечательны и достойны внимания. 
Вот несколько цитат из интервью с Иреной Орлов (знаменитым педагогом по фортепиано), которое было опубликовано в журнале «Этажи» в 2016 году. 
Люка Дебарг: 
«Я родился и вырос в семье атеистов, но, решив заниматься музыкой, я понял: музыка — это одна из форм молитвы».
«Важно постоянно пополнять себя искусством... наполнить свою душу чем-то другим, нежели айфон. Чем-то другим, что может заменить всё это — и второсортную поп-музыку... Важно заменить это всё субстанцией для души. Но я никогда не смогу точно объяснить вам, какая есть связь между звуком, который я создаю, и литературой, которую я прочитал».
 «Я не какой-то зомби и никогда не был одержим клавиатурой. Я никогда не был фанатиком фортепиано, и надеюсь, им не стану. И если у меня не получится, я буду делать что-то другое, потому что есть в мире вещи, которые меня интересуют в равной степени. И это не будет для меня трагедией. Но сейчас я увлечен изучением музыкальных текстов и улучшением своих возможностей как музыканта  — и я пока на этом пути».
«Когда я работаю над произведением, я ищу только звуки. Рена (Рена Шерешевская – педагог Люки. прим. автора) помогла мне понять, что нужно обращать внимание на каждую ноту, любой маленький звук, любой призвук. Нужно обращать внимание на связь между нотами. 
Она сказала, что музыка — это пространство между нотами. Реальная виртуозность не означает быстрое перемещение пальцев по клавиатуре. Реальная виртуозность — это услышать даже в быстрой музыкальной фразе пространство между нотами».
 
Люка Дебарг в достаточно позднем возрасте начал заниматься музыкой, ему было одиннадцать лет. Родители не препятствовали, но и особо не поощряли. Музыку, причем достаточно сложную, он мгновенно запоминал и воспроизводил на фортепьяно. Не зная нот и не имея никакого опыта игры на инструменте, запросто мог давать концерты классической музыки в небольшом городке, где жила семья. Окружающие поражались его дару, но серьезной школы он не прошел, а играл все, в том числе рок, не задумываясь о карьере пианиста. В юности поступил на филологическое отделение университета, но природа и талант взяли своё. Жизнь его изменилась, когда встретил русскую француженку – опытного и чуткого преподавателя игры на фортепиано Рену Шерешевскую. Вот некоторые воспоминания Люки о своей наставнице:
«Рена была самым первым человеком, который приняла это как вызов и попыталась что-то со мной сделать. И самые первые уроки мы начали очень спокойно: у нас как будто не было цели. На третьем уроке, я сказал ей, что хочу подготовиться для поступления в Парижскую консерваторию. Она сделала вот такие глаза и сказала: «Вы с ума сошли? Вы знаете, что вам придется потратить годы, чтобы подготовиться к этому! Это же невероятно сложно!» А я, конечно, не имел об этом ни малейшего понятия. Она начала объяснять мне свой метод работы со студентами; метод, который мне поначалу было очень трудно понять. 
Я не умел даже работать с нотами должным образом. Я всё делал по слуху, запоминал визуально. Как мы говорим во Франции, я всё делал bricolage  — быстро, тяп-ляп сложить всё вместе и готово. Я был невероятно ленив, но Рена научила меня обращать внимание на ноты. А это для меня было тяжело... Рена заставляла меня делать всё снова и снова, чтобы получилось то, что я хочу. Чтобы иметь в голове представление о музыкальной фактуре, а потом реализовать это представление на клавиатуре. Но это представление, эта идея в моей голове должны исходить из партитуры, из того, что написано композитором, а не просто создаваться из ничего. И вот урок за уроком, шаг за шагом мы начали чего-то добиваться, потому что она была заинтересована — потому что, как она говорила, у неё никогда раньше не было ни одного примера такой вот работы со студентом».
«Многие думают, что я — «ненастоящий» пианист. Они говорят: «Он — не виртуоз, он делает много ошибок». Но главная цель в моём искусстве — не попытка избежать ошибок. Моя цель — разговаривать музыкой. Для того, чтобы проявить своё отношение к произведению, выразить то, что заложено в музыке. Люди безумно поглощены техникой игры. К чему это? Если я решу завтра сыграть Второй этюд Шопена, я смогу это сделать: найду для этого время, освою какие-то приёмы, воспользуюсь известными решениями. Но мне нужно понять для самого себя, зачем я хочу это сделать. Я должен создать программу, в которой появится это произведение. Я не хочу просто играть, чтобы показать — да, я могу это сыграть. Есть слишком много пианистов, которые в состоянии это сделать, а меня это совершенно не интересует. Это всё способ мышления, просто способ мышления...»

Люка Дебарг играет по 70-80 концертов в год, он ангажирован по всему миру до 2022 года и вряд ли будет играть меньше потому, что в нем есть азарт музыканта, артиста и желание играть неожиданную музыку, выстраивая программы таким образом, чтобы они открывали нечто новое или хорошо забытое старое. Сам факт того, что он постоянно включает в репертуар сонаты Николая Метнера — замечательного русского композитора, несправедливо мало исполняемого, говорит о многом. Что помогает Дебаргу жить в таком режиме?
«Единственное, что может помочь в такой ситуации, это полная сосредоточенность. Нужно полностью осознавать, что вы делаете. Я стал совершенно иначе готовиться к выступлению. В момент исполнения мне нужно точно знать, где я нахожусь в нотах. Мне нужно знать текст произведения наизусть, чтобы я смог написать его по памяти. Весь... Невозможно просто отключиться и позволить пальцам делать то, что они хотят. Это невозможно. Потому что у меня слишком много музыки, которую я должен играть. У вас есть только десять пальцев на тысячу нот. Таким образом, вы должны найти решение, найти систему, чтобы подвести итог, чтобы создать историю, которая движет музыку шаг за шагом. Создать программу — какую-то собственную программу в уме, — чтобы дать музыке идти в том направлении, в котором вы задумали».

В октябре 2019 г. Люка Дебарг выпустил альбом из четырех компакт-дисков на всемирно известной звукозаписывающей студии «SONY Classic» c 52 из 555 сонат Доменико Скарлатти. Они были записаны в церкви Иисуса Христа в городе Далеме в окрестностях Берлина всего за пять дней. Желая сделать звучание Скарлатти современным, Дебарг исполнил сонаты на фортепиано, а не на клавесине, но без педали. Это позволило передать звуковое богатство Скарлатти, не замыкаясь в рамках старинной музыки.
Первые отделения концертов, которые пройдут в Торонто и в Монреале в январе 2020 года, будет посвящено музыке этого удивительного композитора, жившего в эпоху барокко, но во многом определившего тенденции классической музыки. Еще в 2016 году в Вашингтоне Дебарг исполнил Сонату C Major К. 132, поразив тогда знатоков невероятным умением слышать и доносить всю музыкальную ткань, соединять разные пласты этой музыки, выстраивать архитектонику, филигранно работать с орнаментикой. Теперь у канадской публики есть шанс насладиться музыкой Скарлатти в полной мере. Также в первом отделении концерта прозвучит шедевр классического репертуара фортепианный цикл Мориса Равеля «Ночной Гаспар». 
Второе отделение концерта станет праздником для тех, кто полюбил музыку Николая Метнера в исполнении Люки Дебарга. Будет исполнена Соната G-Minor, Оp. 22 — настоящее эпическое полотно, где, как в литературном романе, проходят картины времен года, жизни героев, их беды и радости. Николай Метнер — русский композитор из плеяды великих романтиков — Рахманинова, Скрябина, Прокофьева. Его фортепианную музыку играют нечасто, хотя она безусловно заслуживает внимания. Кроме того во втором отделении прозвучит фантазия-соната Ференца Листа «По прочтении Данте». 
Встречи в канадских городах Торонто и Монреале с Люкой Дебаргом – уникальным явлением в музыке, пианистом, которого раз услышав, невозможно забыть – нам дарят компания Show One Productions и ее продюсер Светлана Дворецкая. 

Концерт в Монреале состоится в воскресенье, 19 января 2020 года в 14:30 в зале La Maison Symphonique (1600 St Urbain St). Билеты: karabas.ca.

Автор: Алена Жукова, главный редактор журнала «Новый Свет»

Новости Монреаля: получайте самую важную информацию первыми

* indicates required