-2°C Монреаль
вторник, 24 ноября

Следующий эпизод

24 октября 2020 • Мы здесь живем

Следующий эпизод
Фото: Michel Dubreuil / Courtesy Montreal Museum of Fine Arts.
Генеральным директором Монреальского музея изобразительных искусств назначен Cтефан Акен.

В разгар июля, когда после завершения почти трехмесячного весеннего карантина вновь открылись учреждения культуры и публика радостно устремилась в Монреальский музей изобразительных искусств на долгожданную выставку «Париж во времена постимпрессионизма: Синьяк и независимые художники», общественность была вынуждена пережить шок. 

СМИ сообщили, что многолетний гендиректор Музея и организатор этой и многих других замечательных экспозиций, лауреат почетных премий Натали Бондиль уволена со своего поста. За недоумением последовала «немая сцена» и, конечно, возник вопрос о причине такого неожиданного и, по мнению иных, грубого жеста. 

Официальное объяснение, исходившее от председателя административного совета Музея Мишеля де Ла Шенельера, указывало на «токсичный» рабочий климат, ответственность за который возлагалась на Бондиль. Со своей стороны уволенная директриса решительно отрицала это обвинение и в качестве подлинной причины выдвигала свое несогласие с назначением на должность хранителя музея (которую, кстати, она долгие годы совмещала с директорской) молодого американского искусствоведа Мэри-Дэйли Демаре. Из-за этого, дескать, и разразился роковой конфликт. 


Прощайте, постимпрессионисты!
Желая разобраться в происшедшем, правительство Квебека, по традиции щедро финанисирующее Музей, привлекло к работе независимую экспертную фирму, которая должна была выработать рекомендации по улучшению трудового климата в коллективе. 

Пока взволнованные «друзья Музея» выходили на мини-демонстрации в поддержку популярной директрисы, пока представители разных лагерей излагали свое, порой взаимоисключающее видение все более накалявшейся ситуации, расстроенная Натали Бондиль подала иск в квебекские судебные инстаници и потребовала от уволившего ее Музея выплатить ей сумму в 2 млн. долларов. Вскоре со своего поста был уволен и Председатель административного совета Мишель де Ла Шанельер. Его место занял щедрый монреальский меценат Пьер Буржи, именем которого назван концертный зал, входящий в музейный комплекс на ул. Шербрук Уэст. 

С конца сентября в связи с объявленной второй волной пандемии коронавируса Музей вновь закрытыли. Таким образом замечательная выставка постимпрессионистов, на подготовку которой «Бондиль и команда» ( кстати, судя по каталогу, внесла в нее немалую лепту и Мэри-Дейли Демаре) потратили столько сил, бесславно канула в Лету. 

Изначально запланированная на 6-месячный весенне-летний период, экспозиция, объединившая более 500 интереснейших живописных полотен и графических работ французских, а также бельгийских художников, проработала не более половины отведенного ей срока. Дадут ли ей новый шанс?..


Стефан, сын Юбера
Зато на прошлой неделе произошло очередное событие в управлении Музеем. Его Генеральным директором назначен искусствовед и хранитель вашингтонского музея современного искусства Smithsonian Hirshorn Стефан Акен, занимвший этот престижный пост последние пять лет. Важно иметь в виду, что монреалец по рождению и магистр искусствоведения из Монреальского университета Стефан Акен проработал в стенах Монреальского музея 17 лет в качестве хранителя коллекции современного искусства. Возвращение Стефана Акена из США «в родные пенаты » и его назначение подняло в Квебеке настроение даже тем, кто был далек от мира живописи, графики и скульптуры. И дело не только в безусловных профессиональных заслугах и международном опыте (Швейцария и США) Стефана Акена, но в самом имени этого искусствоведа.

Стефан Акен – сын известного писателя, журналиста, кинорежиссера Юбера Акена, в честь которого назван, в частности, один из павильонов монреальского университета UQAM. 

Интеллектуал и эстет Юбер Акен, заслуживший в свое время немало государственных наград, сыграл заметную роль в политической и культурной истории Квебека. В его характере и устремлениях отразились многие противоречия, характерные для творцов периода 60-70-х годов. 


Юбер Акен: кино, литература, политика
О судьбе Юбера Акена, завершившейся самоуйбийством, которое он в состоянии тяжелого душевного расстройства совершил, застрелившись из охотничьего ружья, в саду Монреальского колледжа Вилла-Мария 15 марта 1977 г. (Акену было 47 лет) и его оригинальном творчестве лучше всего рассказано в документальной картине Жака Годбу «Deux épisodes de la vie d’Hubert Aquin» («Два эпизода из жизни Юбера Акена»), увидевшей свет двумя годами спустя. Название фильма отсылает к самому знаменитому роману Акена «Prochain épisode» («Следующий эпизод»), опубликованному в Париже в 1965 г. и вскоре переведенному на английский язык. 

Юбер Акен. Фото: Éliane Excoffier.

Каков был путь монреальца по рождению Юбера Акена? Получив философское образование в Монреальском университете, а затем в области социальных наук в Институте политических исследований в Париже, он вернулся в родной Монреаль и начал работать сценаристом и режиссером на Radio-Canada, а затем ушел в документальное кино, которое стремительно и плодотворно развивалось в стенах Оffice national du film du Canada. Именно там проявился новаторский талант Акена, который наравне со своими коллегами  Жилем Гру, Мишелем Бро, Жаком Годбу, Клодом Жютра и др. создавал оригинальные, интересные работы. Творчество Акена сразу вызвало живой отклик в сердцах зрителей, а его работы получили одобрение мастеров кинематографии. 

Достаточно посмотреть фильм «À Saint-Henri le cinq septembre» (В Сен-Анри 5-ого сентября), снятый Юбером Акеном в соавторстве с Жаком Годбу и Клодом Жютра. Картину, рассказывающую об одном дне жителей этого рабочего городка, расположенного в южной части острова Монреаль, пронизывают любовь и уважение к маленькому человеку, интерес к его жизни. Герои фильма – рядовые франкоканадцы с их ежедневными заботами и скромными радостями. В картине под гитарные аккорды звучал голос поэта-композитора-исполнителя Рэймона Левека, воспевавшего простых трудяг и их семьи, в которых, как указывал он, не принято унывать ни при каких обстоятельствах: 

Еt je dis : chapeau bas 
Car malgré tout on rit
À Saint-Henri

Снимаем шляпу, говорю,
Ведь бедам вопреки
У нас народ веселый в Сен-Анри 

Это человечное кино согревало душу и придавало сил. По своей форме оно скорее сближалось с европейской эстетикой (итальянский неореализм или французская «Новая волна»), нежели походило на голливудскую кинопродукцию с ее ставкой на гламур и суперзвезд.

Был ли Акен самым талантливым среди когорты молодых франкоканадских кинематографистов, с уверенностью утверждать трудно, но наличие эрудиции, склонность к художественному переосмыслению реальности и наличие тонкого вкуса были его отличтельной чертой. 

Впоследствии вечно не удовлетворенный собой Юбер Акен ушел в публицистику, работал в ведущих периодических изданиях. При этом мысль о квебекском суверинитете и, как следствие, борьбы за отделение от Канады, со временем переросла в его сознании в твердое убеждение, а затем болезненное, навязчивое состояние. 

Роман-триллер «Cледующий эпизод», опубликованный в 1965 г. - как раз об этом. Написанный от первого лица, он исследует подсознание революционера, который отдается своему делу, но в результате нервного напряжения попадает в психиатрическую лечебницу (такой эпизод был и в жизни самого Акена), а потом, выйдя из нее, едет в Швейцарию с целью продолжить свою борьбу. И поныне этот роман, написанный сильно и страстно, считают классикой франкоканадской литературы. 

Самоубийство Юбера Акена, ставшее впоследствии объектом осмысления различных специалистов, вызвало эмоциональный отклик в сердцах его современников. Акен, ставший в каком-то смысле поверженным символом несбывшейся мечты, вместе с тем вошел в историю Квебека в качестве одной из ее знаковых фигур.


Новые горизонты 
Вот почему новость о том, что его сын Стефан (всего у Юбера Акена было трое детей от двух браков, и Стефан среди них – старший ) назначен генеральным директором Монреальского музея изобразительных искусств, была воспринята с одобрением. В интервью, которое цитируют многие СМИ, Стефан Акен подчеркнул, что хочет «перевернуть страницу» в истории конфликта и сосредоточиться на новых задачах, стоящих перед музеем. Будучи в первую очередь специалистом по северо-американскому современному искусству и обладая тесными связи со многими музеями США, он дал понять, что именно в этом направлении планирует разивать свою деятельность на директорском посту, предоставленному ему на три года. При этом он обратил внимание на недопустимость соединения в одном лице должности директора и хранителя, как это было в период правления его предшественницы Натали Бондиль, вместе с которой он, однако, успешно и плодотворно работал.

Стефан Акен. Фото: Éliane Excoffier.

Каким быть в будущем Монреальскому музею изобразительных искусств? Стефан Акен считает, что вынужденный карантинный период даст время задуматься над новыми путями развития этого крупнешего учреждения культуры не только Канады, но и Северной Америки в целом. Среди прочего, отметил он, нужно будет уделить большее место вопросу разнообразия (la diversité). Это значит, «прислушаться к голосам, которые до сих пор не замечали и не удостаивали внимания и почестей». Значит, жизнь продолжается. Впереди – следующий эпизод.

Автор: Людмила Пружанская

Новости Монреаля: получайте самую важную информацию первыми

* indicates required