11°C Монреаль
пятница, 23 октября

Муза Сен-Жермен-де-Пре

8 октября 2020 • Мы здесь живем

Муза Сен-Жермен-де-Пре
Жюльетт Греко. 50-ые годы
5 октября Франция и вместе с ней весь франкоязычный мир простились с «музой Сен-Жермен-де-Пре», как называли Жюльетт Греко.

На траурную церемонию, прошедшую под сводами старинной церкви Saint-Germain-des-Prés, прибыли знаменитости. Среди них - супруга Президента Французской республики Эммануэля Макрона Брижитт Макрон, бывший Президент Французской республики Франсуа Олланд, известные деятели культуры. Шел дождь, все были с зонтами и в масках. Парижская толпа, собравшаяся на тротуаре и отделенная невысокой металлической изгородью, с грустью наблюдала за тем, как под сенью французского триколора белый гроб с телом певицы водрузили на катафалк, медленно направившийся в сторону кладбища Mонпарнасс. Там похоронили Жюльетт Греко.

Я такая как есть

В своей книге воспоминаний «Je suis faite comme ça» (в русском переводе – «Я такая как есть»), название которой заимствовано из известного стихотворения популярного поэта ХХ-ого века Жака Превера, Греко, начавшая свое артистическое восхождение в конце 40-х – начале 50-х годов прошлого века, так писала о себе:

«В ту пору образ женщины, которую я представляю, большинству людей казался недопустимым. Моя личность, голос, исполнение, мои формы... – провокация да и только! Черное узкое платье, распущенные волосы, низкий голос... Да это вызов, скандал, запрет!»

Молодой читатель лишь недоуменно пожмет плечами. Что запретного могло быть в образе певицы, одетой в черное платье с узкими длинными рукавами? Ни декольте, ни разрезов, ни татуировок, ни пирсинга! Выглядит совсем просто. Густая челка черных волос, подведенные карандашом глаза, и руки, красивые руки, которыми эта грациозная женщина совершала в воздухе легкие движения, когда хотела подчеркнуть в песне то или иное слово. Именно этот образ, безыскусный и вместе с тем невероятно притягательный, поразил поколение ее современников - людей, вышедших, как и сама Жюльетт, из огня и пепла 2-ой Мировой войны. 

Начав с легких песенок, Греко быстро перешла к исполнению серьезной поэзии, поначалу восторженно встреченной лишь в тесном кругу ее богемных друзей, но в самом скором времени завоевавшей сотни тысяч, а затем и миллионы молодых сердец. В этих песнях было выражено ощущение наступившей свободы и обещание счастья. 

 Наступление свободы 

Но не только во Франции возник подобный феномен. Само Время выдвигало новых героев и героинь, свободных от груза тяжкого прошлого. Они появились и в советском послевоенном искусстве. Достаточно вспомнить ни на кого не похожую, прекрасную и трагическую Веронику из фильма Михаила Калатозова «Летят журавли» в исполнении Татьяны Самойловой. Поначалу созданный ею образ вызвал шок, однако он быстро прошел. Заслужив в 1958 г. высшую награду – «Золотую Пальмовую ветвь» на Международном Каннском кинофестивале, эта картина стала классикой мирового кинематографа и навсегда поставила Самойлову в ряд величайших звезд. 

Другой пример. В начале 60-х годов на сцене созданного Юрием Любимовым Московского Театра драмы и комедии на Таганке также, вопреки запретам, утверждался дух новизны и свободы. В театре, заинтересованном в живом и глубоком поэтическом слове, была сделана ставка на минимализм внешней формы. Неслучайно одним из первых спектаклей труппы стали «Антимиры» по стихам поэта-авангардиста Андрея Вознесенского. Артисты без грима (среди них – молодые Владимир Высоцкий, Борис Хмельницкий, Зинаида Славина и др.), одетые в черные трико, выходили на голую сцену и просто читали стихи или исполняли их в сопровождении гитары. Зал замирал от волнения и восторга, боясь пропустить хотя бы одно слово. То было слово правды, а правде не нужны никакие спецэффекты. Спектакль завершался нескончаемой овацией. 

Эти примеры приведены для того, чтобы, чтобы объяснить «феномен Жюльетт Греко», которую слушатели и зрители полюбили раз и навсегда. Конечно, в этом была заслуга великих поэтов Жака Превера, Бориса Виана, Робера Десноса, писавших великолепные тексты для ее песен, и композиторов Сержа Гейнсбура, Жозефа Косма, Ги Беара, Лео Ферре. Конечно, вся среда, из которой вышла Жюльетт Греко – ее близкие друзья, собиравшиеся в районе Сен-Жермен-де-Пре в «Aux Deux Magots» и в «Le Café Flore» – теретики экзистенцилизма Жан-Поль Сартр и его супруга Симона де Бовуар, писатель Альбер Камю, художник Пабло Пикассо, писательница Франсуаза Саган, актриса Симона Синьоре, скульптор Альберто Джакометти и т.д. – влияли на творчество певицы, но и она своей изысканной красотой и артистическим талантом украшала эту среду. 

Против фашизма

 Тогда подавляющее большинство ее единомышленников разделяло левые взгляды, отвергало колониализм и, конечно, все яростно ненавидели фашизм. Сама Греко напрямую пережила его ужас. В 1943 г. она была схвачена Гестапо, заподозревавшим, что ее истинная фамилия – Grekovitch, однако ей удалось вырваться и спастись. К тому моменту моменту мать Жюльетты, участвовавшая в движении Сопротивления, а позже и ее младшая сестра Шарлотта - были депортированы в немецкий женский концлагерь Равенсбрюк под Берлином. Они пробудут в нем до прихода Красной Армии, освободившей 3, 5 тыс. изнуренных и измученных женщин 30 апреля 1945 г. 

А зимой 1943 г., оставшись одна, вечно голодная 16-летняя Жюльет снимет крохотную комнатку в районе Сен-Жермен-де-Пре. Именно оттуда начнется ее самостоятельный путь, который в итоге приведет ее к мировому признанию.
В жизни артистки, прославившейся, в частности, песнями «Sous le ciel de Paris», «La Javanaise», «L’Âme des poètes», «Les feuilles mortes» «Si tu t’imagines» и т.д. будет много ярких и волнующих встреч. Некоторые обернутся любовными связями (известный джазовый музыкант Майлз Дэвис или крупнейший голливудский кинопродюсер Дэрилл Занук, с которым Греко довелось сотрудничать в США). Будут и замужества (среди них – брак с композитором Жераром Жуаннестом, а до него – со знаменитым артистом французского и итальянского театра и кино Мишелем Пикколи).

Воспоминания о Москве 

Кстати, в 1968 г. Мишель Пикколи сопровождал Греко на ее первые гастроли в Москве. Сохранились кинокадры, где красивая и элегантно одетая пара выходит зимним солнечным днем из высотного отеля «Украина» на Кутузовском проспекте и затем дает интервью французскому корреспонденту. 

В своей книге «Я такая как есть» Греко не сочла нужным останавливаться на этом эпизоде, но сосредоточилась на впечатлениях, имевших отношение к «трудностям и бедности этой страны». Ее, в частности, поразил тот факт, что советские женщины выполняли сугубо мужскую работу: асфальтировали улицы или... «работали врачами». Сожалела Греко и о том, что представительницам прекрасного пола приходилось простаивать в долгих очередях за продуктами. Греко объяснила это «последствиями сталинизма и войны».

Впрочем, тем из женщин, кому удавалось достать билет на ее концерты в Московском государственном театре эстрады, приходили туда как на праздник, и если и испытывали трудности в быту, то наверняка забывали о них сразу, как только слышали неповторимый, мягкий голос Греко и ее лирические песни о красоте Парижа, «душе поэтов» и свободе любить. 

Канада: «это культурная и мягкая страна...» 

Жюльетт Греко неоднократно приезжала в Квебек в качестве почетной гостьи фестиваля французской песни «Les Francofolies de Montréal». Здесь ее обожали. И она высоко ценила это отношение к себе. Будучи человеком наблюдательным, внимательным к социальной стороне жизни, говоря о Канаде и Квебеке, она отмечала:

 «Это культурная, мягкая, приветливая и добрая страна. Это страна, где иммигрант имеет право на существование, где на чужих не смотрят с прищуром, как это нередко бывает во Франции. В Европе люди слишком недоверчивы, им кажется, что «чужой» представляет опасность. А здесь такого отношения нет. И от этого - хорошо».

В последний раз Греко побывала в Квебеке несколько лет назад. Но во время выступления (дело было в разгар лета) почувствовала себя неважно, и концерт прервали. Смерть ее единственной дочери в 2016 г., а вслед за этим в 2018 г. – ее супруга поставили трагическую точку в жизни потерявшей опору женщины. 23 сентября в возрасте 93 лет она скончалась в своем доме на юге Франции.

Что сказать напоследок? «Ушла эпоха» – эти затертые от многократного употребления слова, однако, полностью относятся к Жюльетт Греко. Пережив своих великих современников, осветивших благородным творчеством вторую половину 20-го века, она замкнула его в 3-ем тысячелетии, словно задержалась в нем ненароком. «Душа поэтов», от лица которых так божественно пела эта великая артистка, парит ныне в сером небе над Сен-Жермен-де Пре.

Автор: Людмила Пружанская

Новости Монреаля: получайте самую важную информацию первыми

* indicates required