0°C Монреаль
среда, 21 апреля

Что читать в школе?

25 марта 2021 • Мы здесь живем

Что читать в школе?
В Квебеке вновь озаботились этим вопросом

Дискуссию подняла  «Комиссия молодой смены» правящей партии – СAQ (Соalition Avenir Québec). На прошлой неделе председатель комиссии Кевин Брассер обратился к министру народного образования Жану-Франсуа Робержу с предложением выработать список произведений квебекских авторов, предназначенных для обязательного чтения в начальной и средней школе. Необходимость такого шага Брассер и его единомышленники объяснили, в частности, неуклонным влиянием на детей и юношество американской продукции Netflix. 

20 марта, в Международный день франкофонии, «Комиссия молодой смены» направила в газету « La Presse » открытое письмо. В нем выражается надежда, что создав обязательную программу по квебекской литературе, «мы получим возможность объединить граждан, имеющих разнообразные корни, вокруг общей культуры».
«Одна из первейших задач школы - быть местом передачи культурных ценностей. Новые поколения должны  их унаследовать и в свою очередь обогатить», - говорится в опубликованном письме. 

Противоречия преодолимы?..

Однако, как отмечает обозреватель газеты «La Presse» Юго Пилон-Лароз, создание обязательной программы по квебекской литературе может вызвать противоречия. Достаточно вспомнить личный список книг,  составленный  премьер-министром Франсуа Лего, который едва ли не сразу подвергся жесточайшей критике, в частности, в связи с упомянутой в нем одной из книг известного публициста Матье Бок-Коте, выступающего с консервативных позиций. 

Сразу раздались сигналы тревоги: а можно ли рекомендовать книги, где употреблено слово на букву « N »? или те, которые поднимают вопросы системного расизма?

Председатель Квебекского союза писателей и писательниц Сюзанн Абри высказалась в пользу «аполитичности» будущей программы. Но если встать на такую позицию, то ряд книг талантливых авторов рискует оказаться вычеркнутым из списка исключительно по идеологическим соображениям. Так не получится ли, что вместе с водой будет выплеснут и ребенок?

Генеральный директор Квебекской ассоциации книготорговли Катрин Фафар выступила за расширение рамок «обязательной программы» : «она (программа) должна постоянно обновляться, и право выбора должно быть предоставлено учителям». Фафар также настаивает на жанре «народного романа», подчеркивая при этом, что стилистически усложненные книги порой вызывают отторжение в умах и душах учеников, и те «ставят крест» на чтении как таковом.

Учительская автономия
Раздался голос молодой преподавательницы французского в средней школе Марианн Сенекаль. Ее мнение также опубликовала газета «La Presse». Cенекаль категорически против «обязательной программы». Она напоминает, что сейчас Министерство просвещения предписывает средней школе изучение 25 литературных произведений, из которых 13 (т.е. чуть больше половины) должны быть квебекскими. Остальные 12 - франкоязычных, англоязычных и иных авторов. «Доверимся учителям, - призывает Сенекаль, - ведь в колледже всех учащихся все равно ждет программа французского, в которой уделено большое место квебекской литературе».

Кроме того, заявляет Сенекаль, «обязательная программа» нарушает принцип «профессиональной автономии» (иначе, свободы). Меж тем, проведенные исследования показывают, что в основу выбора книг для чтения школьные учителя в Квебеке опираются на три основных критерия (они изложены здесь по степени убывания):

- влияние чтения того или или иного произведения на удовольствие и интерес ученика (иными словами, чтобы ученику было нескучно и даже приятно)
- влияние чтения того или иного произведения на удовольствие и интерес учителя (иными словами, чтобы учителю было нескучно и даже приятно)
- значение того или иного произведения с точки зрения базовой литературной культуры (иными словами, в зависимости от его известности и места в культурной иерархии).

Но какому критерию отдать предпочтение? И как их соединить? Сенекаль убеждена, что только учитель должен выбирать книгу для чтения. Ведь если она, эта книга, ему самому не нравится, то и толка от этого не будет.

Золотой фонд

Представляется, однако, что наряду с сохранением списка «неквебекских авторов» (ведь сколько за всю историю человечества написано прекрасных книг для детей и юношества!), идея «обязательной программы» по квебекской литературе найдет своих горячих сторонников. 

Квебекская литература существенно моложе европейской, однако за последние сто лет в ее лоне создано немало интересных, самобытных произведений, которые высоко оценены не только в Канаде, но и за ее рубежами. Наряду с кафедрами квебекской литературы в ряде университетов, опубликовавших множество монографий по ее истории, помимо института литературной критики, связанного с активно работающей Международной ассоциацией квебекских исследований (г. Квебек), нужно отметить большую роль государства в поддержке квебекской литературы и ее продвижения в мире. Специальные литературные журналы, вроде «Lettres québécoises», отслеживают ситуацию на книжном рынке, а ежегодные Международные книжные салоны, проводимые в разных городах провинции, позволяют знакомить читателей с издательскими новинками. Поддержке молодых авторов служит литературный альманах «XYZ», a на волнах «Radio-Canada» вот уже 10 лет ежедневно выходит суперпопулярная двухчасовая литературно-публицистическая передача «Plus on est de fous, plus on lit », в которой идет речь о связи литературы с современностью. Эту передачу с большим интересом слушают не только в Квебеке, но и во многих франкоязычных странах. 

Все вышесказанное служит утверждению, что квебекская литература - не «бедная родственница», ибо она поправу может гордиться своими поэтами, среди которых Эмиль Неллиган, Эктор Сен-Дени Гарно, Жиль Виньо и Франсис Леклер; драматургами Мишелем Трамбле и Робером Лепажем; писателями Габриель Руа, Юбером Акеном, Жилем Куртеманшем, Жаком Годбу, Ивом Бошменом, Мари-Клер Бле, Дани Лаферрьером. Да всех не перечислить! 

«Бедолага и праведники»

Кстати, во французских колледжах Stanislas и Marie-de-France, подотчетных не квебекскому, а французскому министерству просвещения, в программу по литературе включены произведения квебекских авторов. В частности, в выпускном классе средней школы ученики читают и анализируют пьесу квебекского драматурга Грасьена Желина «Bousille et les Justes» (возможный перевод: «Бедолага и Праведники»). Написанная в 1959 г., на исходе « Великой тьмы», как назвали впоследствии эру правления Мориса Дюплесси, эта пьеса, постановка которой всегда сопровождается большим успехом, и поныне не утратила своего значения. И хотя в результате «Тихой революции» 60-х гг. прошлого века религиозный фон ушел из квебекского общества (а именно он, в первую очередь, подвергся осмеянию в устах драматурга), нравственный посыл пьесы звучит с той же силой. В фокусе : трагическая судьба маленького, беззащитного (и при этом честного!) человека, на которого «наседает», пуская все имеющиеся подручные средства (лесть, обман, запугивание, физическая сила), дружная семейка бессовестных рвачей , стремящаяся любой ценой «отмазать» от судебного наказания своего близкого родственника, убившего человека. Они-то и толкают «бедолагу» к лжесвидетельствованию, за которым следует его самоубийство.

Казалось бы, действие происходит более шести десятков лет назад в набожном Квебеке, но конфликт добра и зла, правды и лжи по-прежнему явствен. Вспомнить басню Лафонтена «Le loup et l’agneau » или ее русский вариант «Волк и ягненок» И.А. Крылова

Напряженность действия, происходящего «à huis clos» (при закрытых дверях) в гостиничном номере близ монреальского Дворца правосудия, и точность психологического рисунка, переданного благодаря колоритной речи персонажей, делают чтение и анализ этой пьесы интересными, волнующими и побуждают к размышлению и обсуждению. Рассказывает ли современному школьнику «Бедолага и праведники» об истории Квебека, о том, как в нем жили и думали в 50-ые годы? Безусловно. Обогатит ли эта пьеса его культурный кругозор, даст ли надлежащие нравственные уроки? Несомненно. Сможет ли он по достоинству оценить художественное значение пьесы? Конечно. Впрочем, необходимым условием этому будет наличие толкового, знающего преподавателя, владеющего искусством объяснения текста и, конечно, контактом с классом. 

Так что выработать отличный список всегда можно. И прекрасные специалисты для этого есть. Было бы на то изначальное общее согласие.

Автор: Людмила Пружанская

Новости Монреаля: получайте самую важную информацию первыми

* indicates required