16°C Монреаль
пятница, 24 сентября

Cеверный свет Жана-Поля Риопеля

29 января 2021 • Мы здесь живем

Cеверный свет  Жана-Поля  Риопеля
Фото: thecanadianencyclopedia.ca
В Монреальском музее изобразительных искусств организована выставка «Riopelle. À la rencontre des territoires nordiques et des cultures autochtones » («Риопель. Встреча с Cевером и его народами»).

Жан-Поль Риопель -  это, пожалуй, самое громкое и яркое  имя в истории современной  канадской живописи.   Его  произведения украшают лучшие музеи мира, а   персональные выставки  с успехом проходили  в них как при жизни художника  (см., например, Парижский центр современного искусства им. Жоржа Помпиду в 1981 г.), так и    после  его смерти. Достаточно сослаться на экспозицию «Риопель. Канадский художник», организованную в  2006 г.  в Санкт-Петербургском государственном музее  «Эрмитаж» в содружестве с Монреальским музеем изобазительных искусств (ММИИ). Тогда с 16 июня по 17 сентября собрание из двадцати шести работ Риопеля, подготовленное хранителем коллекции современного искусства ММИИ, а ныне его директором  Стефаном Акеном  экспонировалось в  Александровском зале Зимнего дворца.  Вниманию посетителей предлагался  роскошный  каталог, специально изданный на русском языке.

Монреаль. Площадь Риопеля

Монреальцам имя Риопеля особенно дорого: ведь он, как и другой великий Артист и человек его же поколения  – Леонард Коэн, -   родился именно здесь.

В 2004 г. в центре города, неподалеку от Дворца съездов,  была открыта   площадь, названная  «Place Jean-Paul Riopelle».   Летом   среди живописных деревьев можно рассмотреть   две ее  главные  достопримечательности: чудесный скульптурный фонтан «La joute » («Поединок»), выполненный самим художником в 60-ые годы прошлого века,  и памятник ему   (автор – французский скульптур Розелин Гране).   Образ Риопеля  – непарадный,   живой, экспрессивный.  Думается, свободолюбивый  мастер, презиравший  официоз и парадность,  был бы им доволен.

Но каким был его путь в искусство?  С юных лет Жана-Поля (он родиля  7 октября 1922 г. на ул. де Лоримье в обычной  франкоканадской  семье)  тянуло рисовать.  «Раз так, то  стань архитектором!» - советовал сыну отец-каменщик, занятый в строительстве, однако позиционировавший себя в качестве буржуа.  И хотя молодой Риопель, поддавшись на  отцовские уговоры, и поступил в Монреальский политех,  но вскоре его  бросил.  Свои уроки рисования и живописи молодой человек продолжил в «École du meuble de Montréal » под началом  монреальского художника – теоретика и практика автоматизма  Поля-Эмиля  Бордюа. Правда, по признанию Риопеля, на первых порах  между ними возникло непонимание: ученик пришел с академической школой, но в итоге  учитель на него  сильно повлиял.

В парижской богеме

В  23-летнем возрасте,  как и многие его франкоканадские сверстники, желавшие  познать  мир, Риопель устремляется   в Париж.   Далеко не у всех «приезжих»  судьба  сложилась там  удачно.  Зато  у Риопеля получилось!  В конце 40-х годов, посещая кафе Монмартра, он  знакомится, а затем и  подружится с автором «Манифеста сюрреализма»,  поэтом  Андре Бретоном, а затем -  с  драматургами Самюэлем Беккетом и Антоненом Арто, скульптором Альберто Джакометти. Каждый из них по-своему   противостоял традиционному искусству, и Риопель оказался что называется « в pendant » :  он  соединил в своем творчествое автоматизм  и абстракцию, утверждая спонтанность художественного  метода  в сочетании с яркой и при этом  изысканной  декоративностью.    Талантливого  канадца, наделенного к тому же  запоминающейся   внешностью, приняли   в парижскую   богему. Впрочем, сам он впоследствии отрицал фактор «экзотичности» в своем успехе:  ведь художника судят по качеству его произведений.

Важную роль  в судьбе  Риопеля  сыграла встреча с американской художницей Джоан Митчелл, также переехавшей к тому времени  в Париж.  Риопель и Митчелл поженятся  и  проживут вместе  25 лет. Именно  этот  период, совпаший с личностной  зрелостью художника,  стал  самым плодотворным в его жизни. Риопель любим, его творчество высоко котиротуется в кругу единомышленников и специалистов, а  картины, в «расцветке» которых порой угадываются мотивы «Садов  Живерни» Клода Моне,  продаются по высоким ценам. Доходы от продаж его  произведений  позволяют супружеской паре  вести  нескучный    образ жизни:  например, обожавший скорость и автомобильные гонки Риопель (он, по его признанию,  каждый год ездил в Монако на «Формулу – 1»),  составил себе коллекцию винтажных  машин, а лето проводил на борту собственного парусника.

В честь  Розы Люксембург

И все же... пришло время  Риопелю и Митчелл  расстаться.  Риопель едет на родину в Квебек, потом возвращается в Европу, затем работает  в США.  В разъездах проходит не одно десятилетие.  В какой-то момент  у художника  начинает  разиваться остеопороз.  Работать кистью, или давя краску прямо из тюбика,  как было прежде (а Риопель, по признанию всех его знавших, был неутомим в работе), ему становится трудно. Он переходит   к использованию иной, более легкой в физическом плане технике – расцвечивает свои гигантские полотна  с помощью баллончиков аэрозоли.

Впрочем, утверждение о том, что Риопель к моменту возвращения в Квебек был «уже не тот», представляется более чем спорным.  В 1992 г., потрясенный   смертью Джоан Митчелл, скончавшейся в Париже в возрасте 66  лет, он в память о ней,   создает свой художественный  шедевр. Речь идет о монументальном, 50-метровом  полотне-триптихе, «Hommage à Rosa Luxembourg» («В честь Розы Люксембург»), состоящем из 30 работ. Ныне это произведение хранится в Музее изобразительных искусств г. Квебека.

Почему в названии значится имя пламенной    революционерки Розы Люксембург, убитой после  подавления восстания берлинских рабочих  в 1919 г., существуют разные версии. В том числе и та,  согласно которой, шутя, Риопель звал Джоан, отличавшуюся столь же бурным темпераментом, сколь и он сам,  «Rosа Malheur » (Роза-беда) по аналогии с «Rosa Bonheur » (Роза-радость) – так как будто  звали другую художницу из их общего круга. Однако  возможно,  что с помощью громкого  названия своей монументальной фрески он хотел восславить протестный, мятежный дух, который был присущ и ему, и  Джоан,  и который на целую четверть века  стал для них объединяющим.  

Глобальный отказ

Не стоит забывать, что задолго до этого   Риопель, наряду с четырнадцатью  соотечественниками,  поставил свое имя под манифестом «Refus global »(«Глобальный отказ»), автором которого в 1948 г. выступил его учитель Поль-Эмиль Бордюа,  а подписали среди прочих  его товарищи -  поэт и драматург Клод Говро, художник  Пьер Говро, психиатр Брюно Кормье, балерина Франсуаза Сюлливан,  дизайнер  Мадлен Арбур и т.д. В «Глобальном отказе» звучал призыв к борьбе за свободу от всякого рода  условностей, тяготивших тогда  молодых творцов.   

В тексте «Глобального отказа» были такие строки:

Хватит бояться! 

Бояться  предрассудков,

общественного мнения,

преследования,

всеобщего осуждения,

одиночества в отсутствие Господа

и общества, которое неизбежно самоизолируется,  

бояться себя самого и своего брата,

бояться нищеты

и установленного порядка

смехотворного правосудия,

бояться новых отношений,

бояться того, что сверхрационально,

бояться необходимости,

бояться шлюзов, широко открывающих веру в человека,

в будущее общество,

бояться форм, которые способны породить  любовь,

за которой следует переворот

о! этот страх, голубого, красного, белого цвета,

как звено сковавшей нас цепи...

Публикация этого  манифеста тиражом в 400 экземпляров   стоила его автору Бордюа лишения работы: его уволили из монреальской «École du meuble de Montréal», и он  был вынужден эмигрировать в США.   Риопель, у которого, по его словам, был обратный билет в Париж, сразу улетел из Квебека.

Уход на Север

Однако много лет спутся – в  1991 г. - постаревший   художник  навсегда возвратится  в родные пенаты.  Он купит  дом на северном  архипелаге « Isle-aux-Grues » в районе Монмани,   где поселится со своей последней женой – Югетт Вашон. На лоне дикой природы будет жить  затворником.  В последние годы Риопеля  одолеют болезни, а алкоголь в сочетании с сигаретой лишь ухудшат его состояние.  В темном картузе, из-под которого свисали  пряди седых волос, и черных круглых очках без оправы, скрывших его когда-то такие выразительные глаза, художник выглядел пугающе. Речь его порой казалась бессвязной, однако нет-нет в ней проскальзовало острое словцо, свидетельствовавшее о том, что ум его  не угас.  

Риопель скончается  12 марта 2002 г.  в возрасте  79 лет, и  правительство Квебека организует в Монреале государственные похороны.   Старшая дочь Риопеля, Изольда, займется  сохранением художественного наследия отца. Именно она, работая в парижских архивах, содействовала организации нынешней  выставки, посвященной отражению северной темы  в  творчестве Риопеля.

На выставке, которая была открыта Стефаном Акеном,  представлены 175 живописных, графических и скульптурных  работ, выполненных  Риопелем в период с 1950 по 1970 г., и более 200 других артефактов: документов и предметов,  относящихся к той же теме.  Риопель всегда был большим  любителем охоты и рыбалки.  Его регулярные  поездки на Север Квебека, который он хорошо знал и любил, связь с родной природой,  интерес к жизни зверей и особенно  птиц,  а также внимательное изучение   творчества северных народов  послужили ему  бесценным  источником для создания собственных  оригинальных художественных работ.

С 1-ого декабря по 24 января выставку «Риопель. Встреча с Севером»  можно было бесплатно  увидеть в виртуальном режиме. Но как было сказано на ее открытии, Музей с надеждой ждет окончания карантина и разрешения со стороны квебекских властей,  чтобы распахнуть свои двери перед посетителями. После Монреаля эта выставка будет показана  в Альберте и Британской Колумбии

Автор: Людмила Пружанская

Новости Монреаля: получайте самую важную информацию первыми

* indicates required