24°C Монреаль
четверг, 24 июня

Алиса в стране чудес

3 июня 2021 • Мы здесь живем

Алиса в стране чудес
Алис Роби
Десять лет назад, 28 мая 2011 г. в возрасте 88 лет ушла из жизни первая международная звезда канадской эстрады Алис Роби.

Чем объяснить   всплеск интереса к ее имени, отмеченный в эти дни? Помимо большой любви и симпатии, которыми окружена память об этой замечательной артистке, есть еще и особые, драматические обстоятельства ее судьбы. Сегодня, когда женщины стремятся переосмыслить свои отношения с семьей и обществом ради того, что самоутвердиться в них по-новому, история Алис Роби представляется материалом для размышления. 


Чудо-ребенок 
Мари Альбертин Алис Робитай (Alys Robi – это ее будущий артистический псевдоним) родилась в рабочем районе г. Квебека 3 февраля 1923 г. О ее семье, кроме того, что отец служил пожарным, известно немного. Но известно главное: именно он, господин Наполеон Робитай, увлекавшийся американской вольной борьбой, привел свою дочку в мир шоу-бизнеса. В 20-ые годы прошлого века, для большей зрелищности, спортивные единоборства нередко «расцвечивались» концертными выступлениями артистов, а хорошенькая Алис с ранних лет обнаружила музыкальные способности. Ее, четырехлетку, взяли выступать перед болельщиками, а спустя несколько лет чудо-девочка c отличной дикцией и звонким голосом уже давала сольные концерты на радио. 

Когда Алис исполнилось 12 лет, ее перевезли в Монреаль. Здесь в 30-ые годы кипела жизнь с ее cafés-chantants и кабаре, которые с удовольствием посещaли и приезжие американцы. Легкие песенки на французском и английском языке, которые задорно исполняла юная артистка, и ее красивая внешность ласкали слух и взор. 


Заморская птичка
Но истинный взлет Алис Роби произошел в годы Второй мировой войны. Она записывает озорную «Tico, tico», ставшую впоследствии ее главным «хитом», страстную «Besame Mucho», а еще – «Сhica chica boum», «Amour», «Je te tiens sur mon cœur» и с этим репертуаром отправляется на военные базы, где выступает перед канадскими солдатами и офицерами. В 1944 г. Алис Роби заключает контракты в Европе: везде – в Лондоне, Париже и на Лазурном Берегу, а затем в Швейцарии и Голландии - «заморскую птичку» принимают с энтузиазмом. Роби поет на четырех языках: она осваивает тексты на итальянском и испанском и порой сама переводит их с одного языка на другой. В конце войны Алис отправляется на гастроли в Латинскую Америку: Бразилию, Аргентину, Перу и Мексику. А дальше Роби приглашают в Голливуд: на пробы в картину «Голубая рапсодия», повествующую о бурном романе композитора Джоржда Гершвина и Джули Адамс. В итоге на главную роль назначили другую актрису, но посыпались и другие предложения. Алис знакомится в Франком Синатрой, Сэмми Дэвисом и др. В 1946 г. она поселяется в Нью-Йорке. Теперь, как ее уверяют многие, она – не канадская, а всемирная звезда, да и ей так уже стало так казаться. И вдруг...

Летним вечером 1948 г. после киносъемок в Голливуде Алис Роби возвращается домой в своем открытом «кадиллаке» и попадает в автокатастрофу: пытаясь избежать столкновения со встречной машиной, она слету врезается в дерево. Результат: сотрясение мозга. Два месяца артистка проводит в калифорнийском госпитале, после чего ей велят возвращаться домой, в Квебек. О продолжении съемок или концертах речи больше нет.


ЭлектрошокАлис отправляют в расположенный в Лаврентийских горах санаторий Прево, где от нервных болезней лечится канадская буржуазия, но позже, по рекомендации врача и с согласия отца Алис, ее помещают в психиатрическую лечебницу Святого Михаила Архангела (ныне это больница Робер-Джиффард) в г. Бопор. В ней Алис будет суждено провести пять лет. 

Много лет спустя в интервью на  Радио-Канада, она скажет, что ее пребывание там было «хуже, чем в концлагере». Но даже если отвлечься от этого «оценочного суждения», факт остается фактом: артистка вынуждена была принимать тяжелые психотропные средства, в отсутствии анестезии пережила серию электрошоков и кроме того – лоботомию, о которой, возможно, некоторые из читающих эти строки впервые узнали из великого фильма Милоша Формана «Полет над гнездом кукушки» с Джеком Николсом в главной роли. 

Из психиатрической лечебницы она вышла в 1953 году. Алис 30 лет, и у нее – ярлык «недееспособной». Только два года спустя ей удалось восстановиться в правах, однако, вопреки ее попыткам вернуться на большую сцену, на международной карьере был поставлен крест: ее медицинское прошлое не нравилось организаторам гастролей и не позволяло ей путешествовать. Вскоре Алис вышла замуж, но семейная жизнь не сложилась, и суд признал брак недействительным. 


Любовь своих
С конца 60-х годов Алис – вновь на квебекской сцене. Она восстанавливает свой репертуар. Знаменитый поэт песенник Люк Пламондон пишет песню «Аlys en cinémascope», в которой рассказывает историю взлета и падения Алис Роби. Песню эту исполняет звезда квебекской эстрады Диан Дюфрен. К Алис Роби вновь возвращается внимание публики. Это правда, что артистка постарела, но постарели вместе с ней и ее поклонники и поклонницы. Она выступает перед ними в небольших залах, которые, однако, всегда полны. С 80-ых годов ей вручают различные награды. В 1985 г. английская королева Елизавета II торжественно присваивает Алис Роби титул «Lady» в качестве члена почетного Одена Сен-Жан. Все понимают: Алис Роби своим творчеством предвосхитила грядущую мировую славу певицы следующего поколения – Селин Дион.

В 2004 г. актриса и режиссер Дениз Фильятро снимет биографический фильм «Ma vie en cinémascope», где драматический образ главной героини – Алис Роби – воплощает одна из самых интересных киноактрис современного Квебека Паскаль Бюиссьер. Успех фильма таков, что Алис вновь начинают приглашать на радио и телевидение, где она, превратившись из грациозной дивы 30-х годов в нарядную толстушку с «бабеттой» из светлых волос в стиле 60-х, с удовольствием дает интервью, демонстрируя при этом завидную живость ума и отличную физическую форму . 

Артистка скончалась в 28 мая 2011 г. в возрасте 88 лет в монреальской больнице Мезоннев-Розмон. Множество монреальцев пришло проститься с любимой певицей, но похоронили ее на кладбище в ее родном городе Квебеке рядом с ее родителями, матерью – Альбертиной Дюссо и отцом Наполеоном Робитаем.


Разбитая статуэтка
 За истекшие годы не раз предпринимались попытки выяснить обстоятельства госпитализации Алис Роби, однако все они оказывались бесплодными: доступа к медицинским архивам того времени по разным причинам не было, а в воспоминаниях, которые позже опубликовала артистка (она в свое время написала две книги), отсутствовали точные даты, на которые можно было бы опереться в восстановлении тех или иных фактов. 

Сегодня кое-кто из нового поколения исследовательниц задается вопросом: а было ли вообще правомерным помещение Алис Роби в психиатрическую больницу? Возможно, она была переутомлена, нервно истощена, но пойти на такое?.. Не явилось ли это жестокое действие отмщением артистке за ее слишком «вольную» жизнь, которая никак не вписывалась в принятые тогда строгие религиозные каноны женского поведения ? Некоторые недавно найденные письма Алис, написанные ею, свидетельствуют о том, что накануне госпитализации она была в здравом уме и доброй памяти. Или насильственная изоляция артистки давала шанс кому-то завладеть ее деньгами, ведь в ту пору она получала высокие гонорары? Впоследствии как будто бы Алис «грешила» на своего отца, но насколько эти подозрения были обоснованы, остается только гадать. При этом всю дальнейшие годы и до глубокой старости она демонстрировала силу духа и волю к жизни.

В эти дни на сайте Радио-Канада опубликовано воспоминание актрисы Паскаль Бюиссьер о ее ужине с Алис Роби в ныне не существующем, а когда-то популярном в среде монреальской артистической богемы французском бистро «Ле Пари» на ул. Сент-Катрин Вест. Было это вначале 2000-х, когда готовились съемки художественного фильма о канадской звезде. 

«В тот вечер, – вспоминает Паскаль Бюиссьер, - Мадам Роби выглядела по-королевски. Одетая в меха, она была накрашена, нарядно причесана и благоухала ароматами. Официанты суетились возле нее. Случайно она задела рукой маленькую статуэтку, и та упала на пол. Головка статуэтки разбилась. Когда встревоженный метр д’отель прибежал на подмогу, Мадам Роби успокоила его: «Все точь-в-точь как в моей судьбе, - грустно пошутила она, – мне открутили голову и так и не смогли поставить ее на место». 

Автор: Людмила Пружанская

Новости Монреаля: получайте самую важную информацию первыми

* indicates required