Наша Газета Монреаль №804, октябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №64. Ostrov Montreal magazine #64. Октябрь October 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

YES or something else

YES or something else
Сейчас об этом странно вспоминать. Всего четыре года назад я написал здесь: «Если нас спросят, надо ли слушать группу, в которой играют Сквайр и Хау, – то мы знаем, что на это ответить».

Кто мог тогда подумать, что это уверенное утверждение так быстро потеряет всякий смысл? 

7 августа 2015 года стал одним из печальных дней в музыкальной истории. Вечером этого дня группа Yes, впервые за свою почти полувековую – прихотливо-извилистую, но непрерывную! – историю вышла на сцену без своего лидера, бессменного бас-гитариста Криса Сквайра. Картина, не поддающаяся воображению.

Сквайр действительно был одним из отцов-основателей проекта Yes. И часто казалось, что вот исчезни он – и всё развалится. Тому была веская причина: в организационном плане всё держалось на нём. Музыканты в группу то приходили, то уходили, то возвращались, то переманивали к себе товарища – «текучесть кадров» была огромная, но при этом в студии и на сцене царили безупречная сыгранность и взаимопонимание; в первую очередь, благодаря твёрдой руке Криса. 

А ведь был однажды опасный прецедент: когда вся «лодка» накренилась, зачерпнула воды и едва не перевернулась. Это было в конце 80-х, когда Yes раздробились на два независимых квартета. Из всего «классического» состава Сквайр тогда остался чуть ли не в одиночестве, а отборные виртуозы-«старики» – вокалист и второй основатель группы Джон Андерсон, клавишник-колдун Рик Уэйкман, гитарист неограниченных возможностей Стив Хау и ударник Билл Бруфорд – сговорились и образовали альтернативный состав Yes. 

Такого партийного разброда и шатания Сквайр, конечно, не потерпел и немедленно подал на друзей и коллег в суд. Звучит грозно, но со времён скандального распада «Битлз» судебные разбирательства в музыкальном бизнесе перестали быть жестокими драмами и мыльными операми, превратившись в спокойное деловое обсуждение прав и обязанностей между юристами несогласных сторон. 

Рик Уэйкман

Рик Уэйкман

 

В результате Сквайр и Андерсон пришли к джентльменскому соглашению, по которому за Сквайром закрепилось название Yes и знаменитый символ-логотип этого слова; Андерсону-Бруфорду-Уэйкману-Хау пришлось уживаться под аббревиатурой ABWH. 
Но даже тяжба не смогла ослабить профессиональную привязанность и заглушить творческий импульс; поэтому, ко всеобщему удивлению, всего через пару лет оба состава, как ни в чём ни бывало, объединились в единый октет и, уже под именем Yes, записали грандиозный альбом «Союз», да ещё и мировое турне отыграли. 

Это очень показательный момент: когда оба конкурирующих коллектива поняли, что не в состоянии закончить по полноценному альбому, они решили выложить все наброски и заготовки на общий стол. В итоге получился мощный компакт-диск, и в этом – суть политики Yes: качество музыки и прагматичность превыше всего. Как бы горячо ни накалялись эмоции в студии, в магазинах и на стадионах всегда появлялся досконально продуманный и безупречно исполненный «продукт». Поэтому музыканты легко покидали группу ради сольных проектов: они знали, что смогут так же легко вернуться обратно. 

Именно такая гибкая политика позволила Yes, последнему динозавру прогрессивного рока, пережить все катаклизмы и катастрофы, внешние и внутренние; не развалиться окончательно и не раствориться на фоне интерьера поп-культуры. 
Что ни говори, замечательно мудрое решение. 

И всё же Сквайру было суждено совершить роковую ошибку. Когда в 2008 году у Джона Андерсона во время гастролей пропал голос, Сквайр решил его уволить. Это стало невероятно сильным ударом: в конце концов, Андерсон ещё сорок лет назад был рядом с ним у самых истоков группы и вдвоём они искали музыкальный язык для самовыражения.

Сквайр рассудил, что качество музыки превыше всего, в том числе и превыше сентиментальных дружеских чувств. Стив Хау тоже не возражал.

Нужно прочитать несколько интервью тех лет, чтобы почувствовать, как Джон Андерсон, человек, искренне практикующий непротивление злу насилием, пытается не выказывать жесточайшей обиды – и у него это, в общем, не получается: рана чересчур глубока. 

Старый перфекционист Сквайр подыскал Андерсону замену с идентичным тембром голоса: сначала монреальца Бенуа Давида, а чуть позже американца Джона Дэвисона. Мне представляется, что Сквайр относился к музыканту как к рабочему придатку своего инструмента: гитара, ударные, синтезатор – всё это должно звучать безупречно, иначе развалится музыка. А сам музыкант, так он всего лишь передаточное звено между инструментом и слушателем. Поэтому, когда у Андерсона исчез голос, Сквайр перестал видеть и вокалиста. 

Тревор Рабин, Джон Андерсон и Рик Уэйкман

Тревор Рабин, Джон Андерсон и Рик Уэйкман

 

 

А Андерсон взял, да и выздоровел: «По большей части, всему виной было воспаление носовых пазух. Когда постоянно путешествуешь и ночуешь по отелям, то постоянно дышишь затхлостью старых кондиционеров. И, в конце концов, заболеваешь. Но я лечился у прекрасного врача. Он прочистил меня всего. Он сказал, что это изменит всю мою жизнь – так оно и вышло. Теперь я лучше вижу, лучше слышу, мне легче дышится и, между прочим, даже лучше поётся. Я очень доволен». 
Тем временем, в Yes появился эрзац-Андерсон, а настоящий Андерсон был вынужден заниматься сольными проектами. 

В свою очередь, у Рика Уэйкмана тоже обострились проблемы со здоровьем и врачи запретили ему гастролировать с сольными концертами.

В 2010 году у них зародилась идея... Которая оставалась лишь благим пожеланием. Очень долго. 

А ещё через пять лет умер Крис-Рыба. 

Андерсон рассказал, как примирился со Сквайром перед смертью. «Мы поговорили, пока он был жив. Мы провели несколько прекрасных минут вдвоём. Я сказал ему: если бы не ты, я бы всю жизнь занимался чем-нибудь другим. Без тебя я был просто парнем в поисках группы». 

Так оно и было. А зная кроткий нрав Джона Андерсона, можно предположить, что и слова такие он действительно мог произнести. 

Андерсон простил Рыбу. 

Но не простил никого из оставшихся в живых. 

После смерти Сквайра утратило юридическую силу и «джентльменское соглашение». Стало известно истинное положение дел: оказывается, право на имя «Yes» формально принадлежало Сквайру, Андерсону, Хау и барабанщику Алану Уайту. На сегодняшний день в составе Yes официально остались Хау и Уайт. Сквайра заменил Билли Шервуд, а Уайта, когда тот страдает от боли в спине, подменяет американец Джей Скеллен. Теперь они ездят по всему миру и исполняют старую классику Yes цельными альбомами. С Джоном Дэвисоном на переднем плане группа действительно кажется кавер-версией самих себя. 

С другой стороны, Рик Уэйкман и Джон Андерсон всегда оставались крепкими друзьями и раньше часто выступали вместе (в том числе и в Квебек-сити). И вот теперь, когда Уэйкман тоже подлечился, настало время привести в исполнение давний план: альтернативную версию Yes. Менее консервативную, более импровизационную и созидательную. На помощь был позван гитарист Тревор Рабин – тот самый, который сочинил в 1983 году единственную песню Yes, возглавившую хит-парады: «Хозяин одинокого сердца». 

Итак, трио было создано и поговаривали о записи нового альбома (поговаривают, впрочем, до сих пор). Но вот что важно: пожив какое-то время под псевдонимом ARW (Anderson-Rabin-Wakeman), трио официально сменило имя на YES with Jon Anderson, Trevor Rabin, Rick Wakeman. Хау ворчит, но не торопится пока что судиться. На этот раз решение суда может оказаться и не в его пользу: во-первых, все участники трио – из старых, «настоящих» составов Yes; во-вторых, вокал в трио – «подлинный» Андерсон, а не имитатор. 

Всё это нам нужно для того, чтобы понять, каким образом сегодня в мире существуют две группы Yes, одновременно концертируют и даже иногда пересекаются своими гастрольными путями (как это случилось весной в штате Огайо). 
С точки зрения фанатов, чем больше инкарнаций – тем лучше, больше музыки послушаем. Репертуар у двух составов принципиально различный, а «трио» еще и обещает альбом новой музыки. Но ситуация постепенно становится абсурдной. 

Конечно, наиболее мудрым решением было бы всем снова обняться и воссоединиться в одну команду, где обязательно стояли бы рядом Андерсон, Уэйкман и Хау. Но похоже, что на этот раз эта идиллия уже недостижима. Слишком много накопилось обид и взаимного критицизма с обеих сторон; Андерсон, со всеми своими миролюбивыми мантрами, вряд ли помирится со Стивом Хау иначе, чем на смертном одре. А мы этого никому из наших героев, разумеется, не желаем. Да и вообще после 60 лет люди, прямо скажем, перестают демонстрировать готовность к компромиссам. 

Но не будем забывать, с кем мы имеем дело. Опыт учит: с этими джентльменами возможно всё, что угодно. 

Тревор Рабин, Джон Андерсон

 

YES with Jon Anderson, Trevor Rabin, Rick Wakeman – при участии бас-гитариста Ли Помроя и ударника Лу Молино III – выступят в Театре Сен-Дени 19 сентября. Начало в 20:00. 

hotel terrasse royal

MAYA SALON BEAUTY

На струнах дождя Романтическая комедия

цирк Поповича юбилейный тур

ГЕРГИЕВ МАРИИНСИЙ МАЦУЕВ

Елена Шапа

GALAKTIKA TV