Наша Газета Монреаль №834, ДЕКАБРЬ 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №76. Ostrov Montreal magazine. December 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

В ожидании дракона

В ожидании дракона
Ана Соколович. Фото: Donat_pourlaSMCQ / www.anasokolovic.com
1. ПАРИЖ

Когда Игорь Фёдорович Стравинский, без малого сто лет назад, заканчивал работу над балетом «Свадебка», он – к тому времени уже прославленный автор «Жар-птицы» и «Весны священной» – не мог не сознавать значения своих новаторских экспериментов и наверняка кое-что предвидел: одобрение и протесты, энтузиазм и недоумение, шквал критики у себя за спиной и – почему бы и нет! – почётное место на музыкальном Олимпе в будущем. 

Но вряд ли даже Стравинский мог предположить, что и в XXI веке его «Свадебка» будет не только по-прежнему восприниматься как революция в музыке и театре, но, более того, вдохновлять заокеанских композиторов бывшей британской колонии на сочинения, сделанные по его образцу. 

Если сам Игорь Фёдорович определял «Свадебку» как «последование типичных свадебных эпизодов» и «воссоздание из обрывков типичных для данного обряда разговоров», то «Свадьба» канадского композитора сербского происхождения Аны Соколович, на первый взгляд – не более чем современный клон. Оба произведения обращаются к традиционной славянской обрядовости, ушедшей в прошлое. И там, и тут тексты не столько поются, сколько выкрикиваются или «голосятся», намеренные диссонансы не дают слушателю задремать, а ритмическая пульсация непредсказуема и держит напряжение от первой до последней минуты. 

И там, и здесь кардиограмма слушателя должна быть неровной и нервной благодаря резким звуковым контрастам и замысловатым ритмам, которые то вздымают нас на гребень волны беспокойства, то проваливают нас в яму созерцательного транса. Крики, декламация, вокализы, архаичные фразы на «никому не понятном» языке (будь то древнерусский или сербский) – всё это наводит на поспешный вывод о подражательстве. 

Но мы не станем слишком торопиться. 

 

2. БЕЛГРАД И МОНРЕАЛЬ
Ана Соколович, как мы уже поняли, родом из Сербии – точнее, ещё из безмятежной эпохи развитого югославского социализма. Поначалу девочку отдали учиться классическому балету; но уже к моменту выбора университета Ана твёрдо знала, что хочет не танцевать под чужую музыку: согласимся, что куда приятнее, когда другие танцуют под нашу. 

Поэтому Соколович закончила факультет композиции у Душана Радича в университете города Нови-Сад и уже продолжала было учиться у Зорана Эрича в Белграде... как разразилась югославская война, со всеми вытекающими последствиями, отнюдь не способствовавшими музыкальным упражнениям в Белграде. 

И вот – в 1992 году (вовремя!) мы уже видим героиню нашего рассказа обитающей в Монреале, где она доучивается на степень магистра у Хозе Эвангелисты в Монеальском университете, а впоследствии станет и преподавать там же. 

Дальнейшая жизнь Аны рисуется в виде непрерывной последовательности признаний, наград и поощрений. Определённо, Квебек вытащил счастливый билетик с этим приобретением! Просто вкратце перечислим основные достижения.

С 1995 по 1998 год: трижды удостоена Премии молодых композиторов от Общества композиторов, авторов и музыкальных издателей Канады (SOCAN). 

1999: гран-при Конкурса молодых композиторов Си-Би-Си. А «заодно» – и победа в категории «камерная музыка». 

2005: победа на конкурсе им. Штауффера от Канадского совета по делам искусств. 

2007: титул «композитора года», теперь уже от Квебекского музыкального совета. 

2008: премия Яна Матежека, снова от SOCAN (эту премию Соколович потом получит ещё раз, в 2012 году).

Согласимся, что всё это уже выглядит вполне внушительно; на самом же деле, вышеперечисленные достижения кажутся лишь промежуточными ступеньками рядом  с 2009 годом: престижнейшая в нашей стране премия Национального культурного центра в Оттаве. О, это не просто «почётная грамота», нет! Это – билет первого класса в будущее: авторитет, репутация, уважение; заказ на три крупных сочинения; резидентство при оркестрах, преподавательская должность в университете сроком на пять лет и, наконец, симпатичный чек на 75 тысяч долларов. 

В 2011 году одним из заказов стала одноактная опера «Свадьба», специально для музыкального театра «Королева пудингов». 

И вот здесь начинается – самое интересное. 

Пирожное «Королева пудингов». Фото: www.deliaonline.com

Пирожное «Королева пудингов». Фото: www.deliaonline.com

 

 

 

3. ДУБЛИН И ТОРОНТО
В нынешней Ирландии до сих пор сохраняются области, где потомки кельтов в повседневной жизни говорят на ирландском и, того «хуже», гэльском языках. Гэльский – это уже вообще страшная древность, это разновидность доисторического наречия, которое официально считается мёртвым, но говорящие на нём, несмотря ни на что, всё ещё живы. Ну, кто знает иврит, тот поймёт ситуацию головой; а у кого бабушка до сих пор помнит идиш – почувствует сердцем. 

Называются такие области – нет, не «штетл», но вполне похоже: «гэлтахт» (gaeltacht). На первом месте по количеству носителей гэльского языка уверенно значится графство Корк со столицей... правильно, в городе Корк. 

И вот в этом самом городе Корк, в эпицентре гэльского наследия, родилась вторая героиня нашего повествования. Имя у неё, как говорится, «красивое, а главное – редкое». Dairine Ni Mheadhra. 

Вот. Потренируйтесь. Задействуйте логику и фантазию. Попробуйте произнести это имя самостоятельно, как это пытался делать я (и не угадал даже близко – это все равно, что играть с напёрсточником). 

Теперь – внимание, правильный ответ: «Дойрина Ни Вара». И не спрашивайте меня, почему. По крайней мере, слева направо – и на том спасибо. Одно могу точно сказать: частица «Ни» пишется раздельно и означает «внучку». То же, что для мужчины частица «О’». Таким образом, перед нами Дойрина, внучка представителя клана Вара. Красиво же. 

Несмотря на такую сочную экзотику, виолончелистка в Ирландском Национальном симфоническом оркестре, а также и дирижёр Ни Вара тоже рассталась с родиной, чтобы обосноваться в Канаде и выйти замуж за пианиста Джона Хесса (о, с ним все прозаично, он всего лишь из Китченера). Вместе они в 1995 году основали музыкальный театр Queen of Puddings. 

Читатель вправе устало возмутиться: как не стыдно, это теперь что такое, из Кэрролла? «Познакомься, Алиса, это пудинг?..» 

А вот тут всё проще, чем мы думали. «Королева пудингов» – всего лишь популярное в Англии пирожное к чаю. 

Музыкальный театр с таким названием специализировался на свежих, изготовленных специально на заказ канадских камерных операх с привлечением актерской игры и драматических эффектов. 

И конечно, как только у Дойрины и Джона появился шанс привлечь на свою сторону модную и колоритную балканскую композитрессу, они этого шанса не упустили. 

«Свадьба» получила номинации на премию им. Доры Мур в шести номинациях (!) и выиграла приз за «выдаюшуюся новую оперу или мюзикл». 

Забегая вперёд, скажем, что работа с Соколович принесла им массу удовольствия, но не спасла сам театр: 31 автуста 2013 года он прекратил существование. «Свадьба» же успешно ездила по всей Канаде еще пару лет. 

Забавное: вебсайт театра с тех пор был выкуплен и его название целиком сохранилось. Только теперь там находится блог какой-то пыльной юридической конторы. 

Дойрина Ни Вара. Фото: heritagetoronto.org

Дойрина Ни Вара. Фото: heritagetoronto.org

 

 

 

4. МОНРЕАЛЬ ПОДВОДИМ ОБОСНОВАННЫЙ ИТОГ:

На сегодняшний день Ана Соколович – один из самых успешных и влиятельных современных композиторов Канады, и уж точно самый известный композитор, рождённый в Сербии. Её творческий каталог насчитывает множество оркестровых, камерных, вокальных, оперных и театральных произведений. И одно из самых известных – вот эта самая опера «Свадьба». 

Возвращаемся к ней – третий раз. 

На самом деле, между «Свадебкой» Стравинского и «Свадьбой» Соколович можно найти значительные отличия. Всё-таки, «Свадебка» - это балет с привлечением мужского и женского хорового состава, с роялем и ударными инструментами. «Свадьба» - опера, которая исполняется a capella и почти без инструментального сопровождения.

Говоря кратко, у Стравинского модерновый балет с пением, а у Соколович – опера с элементами модернового балета. 

И главное: Стравинский подошёл к делу «снаружи». Как этнолог, историк, экспериментатор; его «Свадебка» - огромная лаборатория по переработке как исторической информации, так и гипотез о будущем. Пространство «Свадебки» подразумевается – целый космос. 

У Соколович все наоборот. Она «прорастает изнутри», а мы словно бы оказываемся внутри персонажей. У нее на сцене – только женщины. Жених подразумевается где-то за кадром, но так и не появится; им мог быть и прожорливый Дракон из сказки. А невесте не всё ли равно?.. Не по любви же шли, а по целесообразности.

Формально на сцене действуют шесть женщин – невеста и провожающие её подруги. Но характер каждого персонажа – Милицы, Даницы, Лены, Зори, Нади, Любицы – словно бы воплощает особую грань одного цельного характера. Собери все шесть воедино – получится одна «полномасштабная» женщина. Противоречивая, конфликтная, диссонирующая, пугливая по мелочам и презрительная к другим опасностям. Еще бы – замуж выйти... это вам, мужики, не на войну, вот он где страх. Настоящий. 

 

НАПОСЛЕДОК

Комментарий от профессионала: 

«Это произведение, которое замешано на крови. Оно важно для нас, потому что открывает особые двери в подсознание человека. Это произведение, которое говорит об основном корне, о ДНК; потому что народная музыка и все эти ритуалы, как свадьба, например, – это все мистерия». 

Теодор Курентзис, поставивший эту оперу в Европе, – умеет напустить туману и заинтриговать.

24, 26, 27, 29, 30 и 31 марта в концертном зале Espace GO (4890, boul. Saint-Laurent).
Начало спектаклей в 19:30, окончание в 20:30 (без антракта). 

www.operademontreal.com

Авантюристы поневоле

автомобили

DIZEL SHOW

Шуфутинский

Рева Галустян

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

businessvisitca