Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Рагна-рок и англосаксы

Рагна-рок и англосаксы
Ну вот, это снова случилось: 17, 18 и 19 февраля в зале им. Вильфрида Пеллетье будет демонстрироваться один из самых претенциозных и бестолковых мюзиклов. Он же – один из самых легендарно-успешных спектаклей в истории. Речь идёт о мюзикле Катрин Джонсон «Mamma Mia!»

Да-да, опять гастрольный бродвейский вариант. Вроде бы кому было надо – те уже посмотрели. А кто не видывал театральной постановки, взамен насладился экранизацией – ради хотя бы Мэрил Стрип и её неограниченных актёрских возможностей. 

Злые недруги проекта считают, что сюжет искусственно (а местами, так просто криво) присобачен к наиболее популярным мелодиям группы ABBA. Кто все эти люди? – они поют «чужими» голосами и теряют по дороге уникальную музыкальную алхимию, которая возникала благодаря взаимодействию вокалисток, клавишника и звукоинженера. Вместо чаши Грааля – пластиковая бутылка.

Спрашивается: зачем? Неужели только ради денег?.. Нам сообщают, что на этот мюзикл идёт в среднем по 18 тысяч человек в сутки, а общее количество зрителей с 1999 года дошло до 27 миллионов человек. Это почти троекратное население Швеции и немалые деньги тоже. 

С другой стороны, Бьорн Ульвеус неизменно категоричен, когда его спрашивают о возможности хотя бы одного совместного концерта: «Мы никогда не выйдем больше на сцену. У нас нет ни малейшей мотивации к воссоединению. Деньги не имеют значения. Мы хотим, чтобы нас запомнили именно такими, какими мы были тогда: молодыми, неудержимыми, полными энергетики и амбиций. Я помню, что сказал Роберт Плант о Led Zeppelin: они сыграли собственные старые вещи и превратились в копировщиков. Эти слова вправили мне мозги». 

Значит, всё-таки деньги «не имеют значения». Но в чем же тогда смысл всей этой огромной постановки? Даже средневековые схоласты знали: не следует плодить сущности без надобности. Есть оригинальные записи прекрасных песен – ну зачем, зачем «заземлять» их, накручивая на плоский бодренький сюжет? 
Разгадка, как мне кажется, прячется в глубинных различиях в восприятии мира англосаксонской и скандинавской психологией. Об этих различиях прекрасно осведомлены британцы, американцы и шведы; я же, по обыкновению, – ни то, ни другое, ни третье; вот и болтался в невежественном недоумении.

 

 

ABBA

 

Сначала кое-что о шведахНи для кого не секрет, что сумрачная и холодная Швеция, несмотря на высокий уровень быта, лидирует по части депрессий, разводов, алкоголизма и самоубийств. Винить ли в этом социализм, водку «Абсолют» или близость Полярного круга – не всё ли равно. Но я всегда буду помнить, как однажды милейшая школьная учительница из Стокгольма озабоченно спросила меня: «За что ты все время говоришь «спасибо»? Я тебе всего лишь кофе налила». Выходит, что британская привычка непрестанно извиняться-благодарить, американская вежливая улыбка и канадский обычай сочетать одно и другое здесь кажутся неискренней клоунадой. 

И вдруг в этом сумрачном царстве появилась музыка, от которой веяло свежим утром, ярким солнцем, счастьем жизни – словно от Моцарта и Вивальди. То, что мелодии и аранжировки песен Бенни Андерссона генерировали физиологическое ощущение счастья, дело известное. Но вслушивались ли мы внимательно в тексты? Что в них – то же счастье? Или, может быть, беспросветное отчаяние? Внимательно смотрим.

Боже милосердный... 

Даже в ранних двух альбомах, незрелых и полных сентиментальной сладости, мы обнаруживаем «Новый город, новый поезд» (жалобу на бесконечное одиночество) и «Сузи-прилипалу» (рассказ про ребёнка-изгоя во дворе). Ну, а дальше только держитесь, – темы сыплются, словно примеры из учебника психиатрии: 

- Виктимное бессилие перед манипулятором на грани мазохизма (Mamma Mia); 

- Страх перед будущим у матери-одиночки с детьми на руках (Hey Hey Helen); 

- Болезненный разрыв отношений (S.O.S.); 

- Герой идёт на эшафот (Fernando);

- Несовершеннолетняя мечтает соблазнить школьного учителя (When I Kissed The Teacher); 

- Некрасивая застенчивая девочка сидит взаперти и воображает себя королевой бала (Dancing Queen); 

- Опять разрыв отношений (My Love, My Life): «Понимаю, что ты не моя собственность, уходи»; 

- И опять безнадежная страсть к знаменитости (Dum Dum Diddle);

- И снова разрыв отношений (Knowing Me, Knowing You). «Расставаться всегда нелегко, но я должна уйти». (Заметим, что персонажи постоянно «уходят от», но не «приходят» никуда.);

- Депрессия, беспомощность, сарказм (Money, Money, Money). «Даже если окажется, что он неженат, я ж ему все равно не понравлюсь»;

- Опять виктимное самоунижение (Take A Chance On Me): «Если когда-нибудь передумаешь, то можно я буду ждать первой в очереди»; 

- Снова полное бессилие перед манипулятором (I’m A Marionnette): «Что-то происходит помимо моей воли, я бессильна, это сумасшествие»; именно здесь, посреди 4-минутной песни, возникает нервное гитарное соло длиной в целую минуту (а ведь не ждали?) 

- Заведомая обречённость любых отношений (The Winner Takes It All, When All Is Said And Done и Our Last Summer), снова подавление личности властью (The Piper и Just Like That), одиночество (Me And I и One Of Us), злорадство и ревность (The King Has Lost His Crown, Lay All Your Love On Me), фатальная несхожесть характеров (Head Over Heels), приступы паранойи (Elaine и Under Attack), ужас перед спецслужбами (The Visitors) и перед войной (Soldiers) и, конечно, зловещей царицей на троне восседает убийственная The Day Before You Came, под нежные звуки которой развалилось немалое количество влюблённых союзов – их охватило чувство напрасности всех надежд. 
Вам еще не захотелось открыть бутылку «Абсолюта» и спрятаться с ней под одеяло? И что тут вообще происходит? 

Пробовали спросить у автора всех этих ужасов – Бьорна Ульвеуса: 

«Много у нас песен минорных, много печальных. Зачастую в них мрачнейшие тексты, но аранжировка и вокал девушек действовали так, что на выходе они превращались в сплошное ликование. Даже если там была сплошная грусть. Выходит, где-то в глубине души у меня сидело нечто такое и, возможно, всё это было чем-то вроде терапии, очищения. Кто его знает...» 

Композитор Бенни Андерссон выразился короче и энергичнее: «Мы – не англосаксы». 

великие авторы в наши дни

Великие авторы в наши дни

 

В древней скандинавской мифологии конец света и гибель богов называются древним словом «рагнарок». Грядёт ужасная битва богов и чудовищ, неизбежен последний закат солнца и воцарение полной темноты. ABBA, по сути – блестяще одарённые потомки нордических язычников; они родом из мира Стриндберга и Кьеркегора, Вагнера и Грига, Ингмара Бергмана и Греты Гарбо. 

Музыка ABBA не имеет ничего общего с блюзами, кантри или скиффлом. Это вообще не рок. 

Если угодно – рагна-рок. 

 

А также немного  об англосаксах Не упуская из виду всего вышесказанного, мы можем теперь предположить, почему ABBA распались на вершине мастерства, но на спаде коммерческого успеха. Улыбающийся англосакс, свято верящий в то, что «всё будет хорошо», не в состоянии вытерпеть депрессивное творчество в слишком большом количестве. 

Англичанин доверчиво заглотил наживку Waterloo и восторженно оценил музыкальный шедевр Arrival; американцы с удовольствием потанцевал под Voulez-Vous; но ещё два трагических альбома подряд вызвали у англосаксов отторжение. Ведь все тексты звучали на их родном языке, и праздничность музыки не могла обмануть их.

Англичанин может до бесконечности слушать хеллоуинские страшилки Элиса Купера и Оззи Осборна, но ABBA – это уже как-то чересчур всерьёз. Статистика продаж и места в чартах популярности неумолимо поползли вниз. 

Не сумев сохранить собственные семьи, за несколько лет постаревшие ABBA поняли, что дальше будут в лучшем случае The Day Before You Came и Cassandra. Тихий ужас депрессии. Пока не поздно, надо было разойтись и погасить за собой свет в студии. «Расставаться всегда нелегко, но...» 

Мистическим образом, именно тихое расставание позволило группе остаться для всех навсегда молодыми, великими и прекрасными. 

А к концу ХХ века назрела необходимость «великого примирения» скандинавов и англосаксов. Возникла идея совместного проекта: постановки мюзикла сначала в Лондоне, Торонто и Нью-Йорке, далее – везде. 

Наняли сентиментальную англичанку, та охотно сварганила сентиментальный феминистский сюжет с вкраплением конфликта поколений в качестве приправы и, конечно же, со счастливым концом. 

Герои мюзикла не то что не «уходят», они наоборот – возвращаются друг к другу, исправляя «ошибки молодости». В конце концов все твёрдо намерены жить счастливо до самой смерти, как полагается. 

Ценой такого компромисса мудрые Бьорн и Бенни сумели вернуть свою музыку в глобальный контекст. Отныне ей уже ничего не грозит. 

 

И чуточку о насА мы, как и в случае с Битлз, не владели английским достаточно хорошо и воспринимали ABBA на нотном уровне, где царил вечный праздник и лучезарный оптимизм. Видимо, нужно родиться скандинавом, чтобы оценить эти песни как «трагические»; или англосаксом – чтобы отвергнуть как «слишком трагические». 

Пусть же всё остаётся как есть. У нас – свои памятные даты: день, когда нам дали послушать «лицензионный» виниловый Arrival с мутно-бледной фотографией на мятом конверте; внезапное счастье от увиденного видеоролика Happy New Year под утро после «Голубого огонька»; километровая очередь в кассы кинотеатра «Космос» на премьеру широкоформатного кинофильма; заветная плёнка с десятой магнитофонной копией. Ни шведы, ни англосаксы ничего этого не знали. И ещё вопрос, кому больше повезло. 

 На съёмках фильма по мюзиклу

 На съёмках фильма по мюзиклу

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV