Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

О Дон-Кихоте Венском и прекрасной Алисии

О Дон-Кихоте Венском и прекрасной Алисии

У шедевров искусства бывает собственная судьба, иной раз непредсказуемая. Роман, картина, симфония, кинофильм, они для авторов как дети: их вынашиваешь, выкармливаешь и доводишь до приемлемого состояния в надежде на то, что кто-то сочтёт это состояние совершенством... Наконец, отпускают их в большой мир, и там уж как повезет: может быть, люди поймут и оценят.

Бывают нелепые ситуации неверного прочтения, как это случилось с лучшим, по-моему, романом прошлого века – с набоковской «Лолитой».

Зато общепризнанно-величайшему роману всех времён и народов повезло намного больше. История про Алонсо Кихано, возомнившего себя благородным рыцарем Дон-Кихотом Ламанчским, будет теребить человеческие души, пока на свете существуют буквы.

Литературный Дон-Кихот прожил множество жизней. О нём писали продолжения, сочиняли учёные трактаты и стихи, рисовали его портреты, снимали экранизации.

И даже ставили о нём балеты.

Один из этих балетов настолько же популярен, насколько недооценёны его создатели. Поэтому в нашем рассказе будет два героя: мужчина и женщина. Первый прожил 91 год и скончался в жестокой нищете; вторая жива по сей день, сохранила свои почести до 94 лет и, по её собственным словам, собирается жить до ста.

Алоизий Бернард Филипп Минкус, сын еврейского виноторговца, родился в самом сердце Австрии, в древнем квартале Вены. Прежде, чем перебраться из Моравии в Вену, его родители приняли католичество, что в те времена для евреев империи считалось самым разумным решением. Как говорится, «хочешь жить в Риме – живи, как римлянин».

Родиться в Вене и не стать музыкантом? Невозможно! В четыре года мальчик начал учиться игре на скрипке, в восемь впервые выступил перед публикой и, таким образом, весь город узнал о появлении нового вундеркинда.

Ещё студентом Минкус (сменивший все три тяжеловесных имени на летучее имя Людвиг) начал сочинять и дирижировать, а в 1852 году получил заслуженное место первого скрипача в Венской королевской опере. Казалось, что будущее Людвига навеки обеспечено.

Но в том же году он получил ещё одно предложение из тех, от каких невозможно отказаться. Венская опера осталась без скрипача, а у Людвига Минкуса отныне вся жизнь пошла по-другому.

Забытый ЛюдвигТридцать восемь лет Людвиг Минкус прожил в России; в то время она обеими столицами стремилась в Европу, и множество художников и музыкантов из разных стран охотно нанимались на службу, переезжали, принимали русское гражданство, иногда и православие – в общем, отдавали себя незнакомой стране, создавая европейское искусство на новом месте. Именно в Россию из Парижа, где его ждала деградация до канкана, «эмигрировал» французский балет. Балетмейстеры Жюль Перро, Артюр Сен-Леон и Мариус Петипа довели искусство балета до небывалых у себя на родине высот; им, конечно, требовались и умелые композиторы. Неудивительно, что Минкус попал в поле зрения таких людей, как Сен-Леон и Петипа. Тут ещё и случай помог.

В 1869 году Императорский Большой театр Москвы решился на роскошную балетную постановку по сюжету Сервантеса. Задачу поручили Мариусу Петипа, а музыку должен был сочинять итальянец, приехавший в Россию ещё молодым красавцем в компании Жюля Перро. Звали его Цезарь Пуни.

Всем хорош был Цезарь Пуни, только вот с годами пристрастился к выпивке. То ли было ли дело в суровых русских зимах без солнечного света, то ли в несчастной любви, но эта привычка начинала всерьёз вредить его работе балетным композитором при императорских театрах Петербурга (эта должность была создана специально для Пуни). Всё чаще он, не в силах сочинять, откладывал заказы «на потом», затягивая их выполнение до самого крайнего срока, а потом работал в спешке и приносил в театр всё более убогую музыку.В общем, и Сен-Леон, и в особенности Петипа перестали ему доверять.

Тогда-то и обратил он внимание на Минкуса. Тот, благодаря таланту и исполнительности, делал стремительную карьеру: от капельмейстера оркестра крепостного театра князя Юсупова до первой скрипки, а позже и концертмейстера в оркестре Большого театра в Москве, первой скрипки и дирижёра в оркестре Итальянской оперы, и наконец – до московского инспектора императорских театральных оркестров и профессора скрипичной игры в Московской консерватории.

Петипа заказал Минкусу музыку к «Дон-Кихоту» и получил её: искристую, праздничную, полную танцев в испанском стиле. Премьера первой редакции балета Петипа на эту музыку состоялась в декабре 1869 года, и уже тогда обеспечила себе пожизненное место в репертуаре Большого театра.

Став главным балетмейстером Петербурга, Петипа создал новую, расширенную, редакцию того же балета для столичного императорского балетного театра и, соответственно, Минкус сочинил для нее дополнительную музыку. Премьера второй редакции в 1871 году получила еще больше оваций, чем первая. Минкуса назначили балетным копозитором при императорских театрах в Петербурге, и уже в этом качестве он писал музыку к новым балетам Петипа, самым успешным из которых стала «Баядерка». В 1883 году император Александр III лично вручил Минкусу «Станислава» и при этом сказал: «вы достигли совершенства»...

И снова мы предположим, что за будущность Людвига Минкуса можно больше не волноваться. И снова мы ошибёмся. В 1886 году закончился контракт Минкуса с дирекцией императорских театров, а директор Иван Всеволожский посчитал, что должность балетного композитора следует вовсе упразднить. Минкус с почётом вышел в отставку, получив прощальный бенефис.В 1891 году он вместе с женой возвратился в Вену. Ему причиталась небольшая пожизненная пенсия от российской монархии.

В Вене он сочинил музыку для балета Венской королевской оперы «Танец и миф», но Густав Малер отверг весь балет целиком за старомодное либретто. Самому Минкусу был уже 71 год.

В дальнейшем он кочевал с одной съемной квартиры на другую, с каждым разом всё скромнее и скромнее; последний же удар настиг автора «Дон-Кихота» в 1914 году, когда Россия вступила в войну с Австро-Венгрией и прекратила пенсионные выплаты. Несчастный старик, овдовевший и бездетный, доживал последние годы, страдая от голода и холода, всеми покинутый и забытый. Холодной зимой 1917 года бывший любимец царей и просвещённой публики умер от воспаления лёгких.

Словно и этого было недостаточно, над прахом композитора надругались и после смерти. В 1939 году нацисты задумали «очистить» венские кладбища от нежелательных надгробий. Тут-то и вспомнилось Минкусу еврейство его батюшки, а католический Бог стыдливо отвернулся в сторону. Его кости вырыли и сбросили в общий котлован, вместе с другими «нежелательными» останками. Такая вот была судьба автора одного из самых жизнерадостных балетов в истории искусства.

 

Куда более светлое будущее ожидало его детище. Самой «живучей» из всех постановок «Дон-Кихота» Минкуса стала версия балетмейстера Александра Горского, которую тот осуществил сначала в Большом театре, а потом и в Мариинке. Именно в этом виде балет пережил революцию, сохранился в советском репертуаре и даже, по наследству, обрёл второе рождение на самом красивом острове Карибского моря.

Здесь интересно будет вспомнить о существовании другого «Дон-Кихота». В 1965 году Джордж Баланчин поставил в Нью-Йорке модерновый балет на музыку Николая Набокова (приходившемуся писателю Владимиру Набокову двоюродным братом). Сам Баланчин танцевал Дон-Кихота. Балет продержался на сцене до середины 70-х и благополучно растворился.

У прима-балерины Республики Куба Алисии Алонсо всё сложилось наоборот: мало сулящее начало и внезапная политическая встряска, в результате которой с неба посыпался бесконечный звёздный дождь.

Родом из Гаваны, Алисия Алонсо в молодости вела вполне себе буржуазный образ жизни: училась балету у русских эмигрантов, потом в Школе американского балета; дебютировала на Бродвее, танцевала в Нью-Йорке, набиралась опыта у Фокина и Баланчина, танцевала в паре с Игорем Юшкевичем... Как видим, Алисия Алонсо воспринимала особенности как русской классической, так и модерновой американской школы, готовясь стать абсолютно универсальной балериной и увезти своё умение домой, на Кубу.

Легендарная Алисия

Видимо, Алисия Алонсо была не меньшей идеалисткой, чем сам Дон-Кихот. Она мечтала о создании на Кубе балетной школы – на Кубе, где никаких балетных традиций и в заводе-то не было никогда! Не было даже театров.

Но Алисию ничто не могло остановить. Она неслась вперед, словно с копьём наперевес на ветряную мельницу. 

В 1948 году она оповестила прессу о создании первой профессиональной балетной труппы в стране. Так появился «Балет Алисии Алонсо» - без хореографов и репертуара, зато с энтузиастами, каждый из которых выдумывал свои одноактные балеты. Но вскоре Алонсо почувствовала себя достаточно уверенной, чтобы танцевать роли романтического репертуара: «Лебединое озеро», «Коппелию», «Жизель».

И, как ни удивительно, многое у неё получалось. Вот только со средствами было туго. Всё-таки балет – искусство не для бедных, а богатые люди на Кубе больше увлекались пляжами, коктейлями и рыбной ловлей, нежели балетом.

А тут еще в 1959 году разразился кризис и революция.

Но это как раз и оказалось спасительным поворотом! Фидель и его люди были одержимы сделать так, чтобы «искусство принадлежало народу». По сути, они копировали всё подряд у СССР, но с латиноамериканским энтузиазмом и простодушием. Вчерашняя группа балетных идеалистов превратилась в Национальный балет Кубы с постоянным помещением, неограниченными возможностями и колоссальным по кубинским меркам бюджетом.

В наши дни танцоры Кубинского балета получают огромные деньги – до 30 долларов в месяц! Ради этого можно помучиться в балетной школе лет десять. Родители сами приводят упирающихся мальчиков и девочек в балетные школы: а вдруг получится и разбогатевшие дети смогут прокормить семью?

И правда, конкурс в Национальный балет по сей день велик. Правда, не обходилось и без огорчений: неблагодарные танцоры периодически убегают в Америку. Алисия (которая бессмертна, как Фидель и сама революция) признаёт, что это было очень больно. Сама-то она всю жизнь посвятила Кубе, хотя могла безмятежно прожить её в квартире с окнами на Сентрал-парк.

Что поделать – даже Санчо Панса был прагматиком, а не идеалистом.  

Будем надеяться, что из театра Алисии во время нынешних гастролей никто не сбежит.

В Монреале Национальный Кубинский балет задержится на четыре дня с 4 по 7 мая. Спектакли балета на музыку Людвига Минкуса «Дон-Кихот» состоятся в зале им. Вильфрида Пеллетье, начинаясь в 20:00 (в субботу – в 14:00 и 20:00).

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV