Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Большая Берта симфонических оркестров

Большая Берта симфонических оркестров
19 и 21 сентября

МОНРЕАЛЬСКИЙ СИМФОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТР откроет новый сезон 19 сентября, в 19:00, исполнением титанической Восьмой симфонии Малера. Про неё нам уже доводилось рассказывать в полном объёме, так что вряд ли сможем здесь добавить что-то новое. 

Впрочем, нет – сможем. Знаете ли вы (я вот, признаться, ещё вчера не знал), что МСО – единственный в мире оркестр, полноправно обладающий исправно функционирующим инструментом под названием октобас? Теперь вы тоже это знаете. 

Что же такое октобас? Его история восходит к XVIII веку, когда в Европе ещё верили во всемогущество науки и во всём стремились достичь недостижимого и объять необъятное. В данном случае пытались опытным путём получить струнный инструмент с максимальной глубиной низкого звука. Чтоб стены дрожали, а окна дребезжали. 

Цель была в высшей степени достойная, вот только решали её примитивно: путём увеличения размера. Логика была простая: если скрипка извлекает звуки известного диапазона, а альт и тем более виолончель – более низкого, то давайте соорудим виолончелищу. Нет, контрабасище. Получился (впервые – во Франции) монстр, названный октобасом. Он заслонял солнце; от трех до четырёх метров высотой, октобас, словно фронтовая мортира, требовал минимум двух человек расчёта, обладающих уникальной сноровкой играть руками и ногами, переставлять порожки на грифе, орудовать системой клапанов и при этом ползать огромным смычком по трём струнам. 

Неудивительно, что октобас не прижился в симфоническом оркестре, оставшись в области исторических курьёзов и раритетов. Дело не только в непомерном объёме, но и, скажем откровенно, безнадёжной бесполезности изобретения: особо «глубокого и низкого» звучания, ради которого всё и затевалось, так и не удалось продемонстрировать. В наше время любой пятиструнный контрабас может достичь того же силами одного исполнителя.

Тем не менее, в музыке даже XIX  века ещё мы можем встретить запрос на октобас: в партитурах Берлиоза, Дворжака или – кто бы сомневался! – Вагнера. 

Или вот, у Малера. В симфонии, где занято несколько сотен исполнителей, остаться без октобаса было бы как-то неуютно, что ли. Как в окопе, да без мортиры. 

На сегодняшний день, сообщают нам источники, в мире осталось только три октобаса. Тот, который принадлежит МСО, имеет рост 3 метра 60 сантиметров и состоит из 237 деталей. Это – точная копия, выполненная вручную в 2010 году с уникального оригинала 1851 года, который хранится в Париже. 

Повторное исполнение состоится 21 сентября в 20:00 (и снова в Симфоническом доме). 

 

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV