Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Шпионская страсть, или «русские» в местном кино

Шпионская страсть, или «русские» в местном кино
Виталий Макаров
С монреальским актёром театра и кино Виталием Макаровым мы условились поговорить о его новой роли в документальной серии про великих шпионов, которая в январе следующего года стартует на квебекском телевидении.

Так получилось, что к основной теме интервью мы подошли не сразу, а взяв некоторый разбег и заговорив ...

 

...О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ 
Виталий Макаров уже двадцать лет работает на североамериканском континенте, участвуя в самых разных спектаклях – на русском, французском и английском языках. Долгое время играл в театре Deuxième Réalité. Cнимается в кино и телесериалах, каждый год выходит несколько картин с его участием. 

В последнее время русскоязычные монреальцы видели Макарова в трех театральных работах: в ухогорлоностальгическом путешествии «Эх, Яблочко!», в театрализованном концерте камерного оркестра Nouvelle Génération, посвященном пьесе Сен-Санса «Карнавал животных» и в благотворительном спектакле «Есенин. Стихи и песни». 

И сейчас он вновь занят в двух проектах на русском языке. Первый – спектакль «Друг мой...», в основу которого положена переписка П. И. Чайковского и 
Н. Ф. фон-Мекк, состоится 21 октября.  Второй спектакль называется «На полустаночке» и он выйдет 18 ноября. В спектакле также участвуют Вадиль Нуриахметов, Александр Степин, Реваз Мемишев, Оксана Марченко, Оксана Лазарюк и я, Светлана Мигдисова.

–Виталий, поскольку к написанию пьесы для спектакля  «На полустаночке» я тоже приложила руку, то скажу, что мы обратились к произведениям Шпаликова, Ерофеева, Довлатова и... 

- ... и Бориса Рыжего! Собственно, с его поэзии и начался этот проект. Именно на его стихах строится весь спектакль, они связывают всё действие воедино. Да и не только наш спектакль связан его поэзией. Для меня он тот человек, поэт, которому удалось связать 70-е годы и непростой переходный период 90-ых. И сделал он это как-то по-доброму. Мы говорим в спектакле, что нельзя жить отдельно от времени, в котором мы живем, что ничего не существует отдельно. Время непростое, воспаленное. А может, оно всегда было таким? Вероятно. Но сейчас у меня такое ощущение, что мы не твердо стоим на ногах. Может, так кажется потому, что мы слишком много говорим. Я все время с ужасом думаю, что если у меня такое ощущение, то каково людям помоложе, у которых сейчас происходит смена ориентиров. Ориентиры размыты...

– Ценности потеряны?

- Нет, я не хочу большими словами бросаться. Ценности всегда есть. Какие ценности родители в тебя заложили, с такими ты и живёшь! Но все равно, мне кажется, что поток информации, который идет через интернетное пространство, все размывает. С одной стороны, свобода и все можно говорить. А с другой стороны, ничего уже не осталось сакрального, святого. Помнишь, герой фильма Марлена Хуциева «Застава Ильича» говорит: «Если нет вещей, о которых можно говорить серьезно, то о чем вообще можно говорить?» А сегодня такое впечатление, что вообще не о чем говорить серьезно, что все пересматривается, переворачивается и от этого все время растет накал. Все видят черное или белое, а акварельных тонов не существует и из-за этого все друг с другом на ножах. Но политики мы касаться не будем. А это какая политика? Это тоже часть нашей жизни! И от этого постоянно пена у рта. Ангел с пеной у рта. Вечная борьба за правое дело. А правда у каждого своя. Ведь каждый пытается свою правду насадить и впихнуть другому в глотку. 
И меня волнует, как мы начинаем смотреть на нашу историю, на наше прошлое. Как все это переворачивается с одной стороны на другую. И такое впечатление, что все хотят каких-то внятных ответов, внятных определений, хотят определить, какая была эпоха нашего детства, 70-ые годы...

– Или этого хочешь ты?

– Я как раз не хочу определенных ответов. Мне кажется, что мы перестали свою историю уважать. Нет уважения к истории, какой бы она ни была. Ее нужно принять такой, какая она есть. А это не очень у нас получается. 

 

ВЛЮБЛЁННЫЙ МОРЯЧОК, ШАХМАТИСТ, КОСМОНАВТ И ДРУГИЕ
– За двадцать лет твоей работы в местом кино ты можешь проследить, как изменился облик русского человека в продуктах канадских и американских компаний?

– Я был, конечно, помоложе, 20 лет назад. И меня взяли в кино играть такого молодого морячка. Сначала в кино, а потом эта картина переросла в телесериал. Мне достался такой положительный герой, светлый молодой человек.

– Именно русский?

– Да, русский моряк. И он влюбляется в местную девушку и между ними затевается любовная история. Это была такая легкая комедия, которая снималась 1997 г. Суть в ней в том, что в порту Монреаля оказался российский корабль, на который случайно и по ошибке попала женщина, искавшая совершенно другой корабль – круизный... А тот, куда она пришла – российский сухогруз.

– Как раз в те годы какой-то сухогруз арестовали и он стоял почти год в монреальском порту.

– Да, было такое. По-моему, на нем же и снимали сцены этого фильма.

– И такие светлые образы русских людей случались в твоей карьере часто?

– Нет. Такие истории бывают не часто, потому что для нас – русских актеров – все роли заранее известны: как бы хорошо ты ни говорил на местных языках, все равно слышится акцент. От него не избавишься. Но если здесь в 90-е годы была к России какая-то жалость, ирония, снисхождение, то в последнее время все возвращается в привычную колею: «Да, их надо бояться!». Чего-то среднего практически не бывает. 
В прошлом году, правда, когда я снимался в «Жертвуя пешкой», там показали русского иначе. Это фильм о великих шахматистах Спасском и Фишере.

– И там у тебя роль русского шахматиста.

- Да. А Спасского играл Лив Шрайбер. Он не говорит по-русски, выучил свою роль фонетически. Но все-таки к этому образу создатели фильма отнеслись с уважением. В нем не чувствуется ни сарказма, ни иронии.

– То есть это единственный фильм с положительным русским за последнее время, который ты можешь вспомнить?

- Да, там он положительный… К нему не относятся с испугом или страхом. Остальные роли – либо ты агент КГБ, либо шпион. В крайнем случае, алкоголик. Ощущение такое, что они увидели, что Россия вернулась в то же состояние, в котором ее привыкли представлять до распада Союза. «И это хорошо, и это правильно – думают местные режиссеры, – нам понятно, кто у нас будет положительным героем, кто антигероем». Я думаю, что противник должен быть достойным и Россия – именно такой. Сейчас все вернулось в свое русло, они успокоились. Этот противник – понятный, и понятно, как с ним себя вести…

Шахматист в «Жертвуя пешкой» (Pawn Sacrifice), 2014 г.

Шахматист в «Жертвуя пешкой» (Pawn Sacrifice), 2014 г.

 

– У тебя еще была роль русского космонавта...

– Ну как же, в «Послезавтра» – русский космонавт на международной космической станции.

– А у тебя не возникает сопротивления против твоих персонажей? Не хочется подойти к режиссеру и предложить что-то подправить в том или ином «русском», которого ты играешь?

– Возникает, конечно. Иногда происходят какие-то дискуссии, разговоры. Не хотите, предлагаю, поглубже копнуть? Смеемся по этому поводу, конечно. Встречаются в съемочной группе люди, которые интересуются историей, культурой России. Они что-то знают побольше о нашей стране. Они знакомы с русской литературой, искусством.
Но ничего не перестроишь! Это же клише. Это делается на публику – нужно кормить массового зрителя. Массовый зритель привык к этой формуле.

 «Послезавтра»  (Day After Tomorrow) Р. Эммериха, 2004 г.

 «Послезавтра»  (Day After Tomorrow) Р. Эммериха, 2004 г.

 

– То есть за последнее время произошел возврат к тем клише, которые существовали в кинематографе до падения железного занавеса?

– Можно так сказать.

– Но только без звериного оскала, наверное. С более с человеческим лицом? Или нет?

– Пока еще таких фильмов, как «Рембо», не снимают. Хотя, может, уже снимают, не знаю. Я хочу посмотреть The Americans, сериал, где вся семья – русские шпионы. Мне любопытно, как они их показали. Они получили много призов на разных фестивалях. Говорят, что очень интересный, но неоднозначный. 

– Таких неоднозначных персонажей среди русских тебе не доводилось играть или бывают? Или самому приходится додумывать?

– Самому, конечно. Нас учили: если ты делаешь плохого, то делай хорошего. Тогда это и интересно. Какой, к примеру, обаятельный людоед у Энтони Хопкинса вышел в «Молчании ягнят»...

The 4th lifе, 2006 г.

The 4th lifе, 2006 г.

 

 

 

ОШИБКА РЕЗИДЕНТА
– Недавно ты сыграл русского разведчика.

– Да. Шпионов я и раньше играл в местных телесериалах. А сейчас я снялся в документальной серии про известных разведчиков, которые тем или иным образом связаны с Канадой. Я изображал Виталия Юрченко. 
Я слышал о нем и раньше. Да еще  оказалось, что есть у нас некая семейная связь. Поэтому, когда все, что с ним случилось, стало достоянием новостных программ, то мы дома обсуждали эту историю, вспоминая родственников, через которых были связаны.

– Когда эта история случилась? И как из тебя получился Юрченко, ты  ведь совершенно на него не похож.

– В году 85-м, по-моему. На съемках мне волосы причесали особым образом, усы сделали. Получилось похоже. До съемок я посмотрел российское документальное кино об этой истории. В нем все-таки ставится вопрос: «Кто он: перебежчик или нет?» У меня здесь была возможность поговорить с консультантом, бывшим агентом канадской спецслужбы. Он очень милый человек, кстати. Хотя бывших агентов же не бывает. Так вот, он сказал, что сопровождал Юрченко в Монреале, чтобы тот никуда не делся, должен был оберегать его. 

Виталий Юрченко, советский дважды перебежчик.

Виталий Юрченко, советский дважды перебежчик.

 

Перед Юрченко ведь стояла гениальная карьера, а он вместо того, чтобы следовать ей, стал на очень опасный путь, хотя считался одним из самых ценных и умнейших разведчиков. Он все оставил ради женщины. Она жила в Монреале. Он решил жить в Северной Америке, с ней. И пришел в американское посольство в Италии сдаваться. В нашем фильме не рассказывается, почему он оказался в Италии в этот момент. Хотя раньше он жил в США и отвечал за безопасность советского посольства в Вашингтоне, где и познакомился с Валентиной, женой генерального консула СССР в Монреале. 
Естественно, Юрченко занимал очень высокую должность и знал очень много имен агентов, которые работали на СССР и которых он начал выдавать, как только перешел на сторону США. Он выдавал их одного за другим, а их здесь забирали. Он получил за это достаточно большую сумму денег. А после этого, после всех этих переговоров, он, сидя там же, где его допрашивали, сказал, что больше ничего рассказывать не будет. «Вы меня теперь должны повезти в Канаду, где я должен увидеться со своей женщиной, которая меня любит и с которой мы должны соединиться!»…

– При всей его гениальности он так странно спланировал свою встречу с любимой женщиной... Почему для начала он с ней не договорился о том, что приедет за ней? Меня этот момент очень удивляет.

– И меня тоже! Поэтому он и интересен. На что люди способны и что у них происходит в голове ради любви, страсти. Он решился на такой шаг, не будучи уверенным ни в чем. К этому моменту он ее не видел уже несколько лет. А даже когда они виделись, эти встречи были очень сложные. 

– Только на официальных приемах?

– Нет, у них была интимная жизнь. И все, что надо, происходило. Но тайно…

 – И тебе и в этой части тоже довелось сниматься?

 – Конечно, все снимали. Их первая встреча произошла в Вашингтоне. Консул с супругой к нему пришли. И как только вошли – стало понятно, что судьба Юрченко решена... 

 – А ты сам для себя как объясняешь, почему он пошел на этот шаг, не спросив ее?

– Это-то и самое интересное, самое загадочное… Каким бы ты умным и гениальным не был, как бы ты все не взвешивал и логически не объяснял, но есть нечто, что сильнее нас. Тайна сия велика есть… Он оставил жену, детей, но главное – стал на очень опасный для себя путь. В какой-то момент за ним бы начали охотиться. Так или иначе, его в какой-то момент убрали бы. Если бы он не спрятался… Ведь такие вещи не прощаются. Люди, которых он выдал, поплатились жизнью. 
Бывший канадский агент присутствовал при встрече Юрченко с Валентиной в Монреале. Он рассказывал, что Валентина ответила, что не собирается оставлять своего мужа и захлопнула перед Юрченко дверь. И тут он увидел, что Юрченко потерял контроль над собой. То есть этот умнейший, грамотный человек, с холодной головой, «характер стойкий нордический» – он был полностью раздавлен. Он побежал куда-то… Но после этого все же взял себя в руки. А потом его обратно передали американцам, он приехал в Вашингтон. И канадский агент написал письмо американским спецслужбам, мол, следите за ним, он невменяем. А тот, видимо, с этого момента стал думать, как ему вернуться обратно, в Союз. Но если он вернется обратно – и он понимал это, – ему грозит высшая мера. При этом он сумел повернуть все так, что остался жив и живет до сих пор. 

– А как и что он придумал, пусть наши читатели узнают из фильма...

– Да, история любопытная. Здесь все с человеческой природой связано! Как бы мы ни рассчитывали свою жизнь, а вот она возьмет и повернет все самым неожиданным образом… А начать рассказ об этой истории ты можешь, написав, что когда мне было 16 лет, я хотел быть разведчиком...

– Да?! Тогда этим я закончу! И одновременно приглашу наших читателей следить за твоими работами на монреальской сцене и в кино, а также прийти на спектакли «Друг мой...» и «На полустаночке», которые пройдут этой осенью. Спасибо за рассказ!

Виталий Макаров.

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV