Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

«Саладо. Корзина снов»

 «Саладо. Корзина снов»
Продюсер Владимир Бузов и режиссер Марк Жозеф.
Монреальская премьера 20 декабря в Cinematheque Quebecoise.

В конце лета в Выборге проходил международный кинофестиваль «Окно в Европу», в конкурсной программе которого была представлена картина монреальского режиссера Марка Жозефа «Саладо. Корзина Снов»...
Перечитав это предложение, поняла, что практически за каждым фактом в нем стоит отдельная история. Начать можно хотя бы с того, что этот фильм экспериментальный, авторский и не игровой, а участвовал в конкурсе наряду с художественными картинами. Снимал его канадский режиссер, а продюсером стал россиянин Владимир Бузов. Да и сам Марк Жозеф не родился в Канаде, а приехал сюда в 1989 году из СССР, где получил известность, снявшись в заглавной роли в киноэпосе по поэме Фирдоуси “Сказание о Сиявуше” Б. Кимягарова. Правда тогда его звали иначе – Фархад Юсуфов. 

"Сказание о Сиявуше", Сиявуш - Фархад Юсуфов (Марк Жозеф).

 

Я встретилась с создателями фильма Марком Жозефом и Владимиром Бузовым после их возвращения с фестиваля.


- Марк, для начала хочу задать личный вопрос, который, думаю, возник и у наших читателей. Почему вы решили сменить имя, когда приехали в Канаду? 
- В давние времена у японцев существовала такая традиция: художник в каждом новом городе, куда он приходил, достигал признания владыки и местных жителей, а потом собирал свои вещи и уходил в другой город, где менял свое имя, стиль и начинал все заново. И наверное, мало кто знает, что за разными именами многих японских художников и поэтов часто стоит один и тот же человек! У меня не было цели, как у японцев. Мое имя вызывало трудности при произнесении и на письме здесь в Канаде, и я перевел фамилию и взял себе простое имя.

- На фестивале «Окно в Европу» вас представляли как Марка Жозефа, разумеется. С этим новым именем вы вернулись в страну откуда уехали 26 лет назад как Фархад Юсуфов, которого, кстати сказать, знали не только по актерским работам, но и как кинорежиссера (дипломный короткометражный фильм "Остров в полдень" по мотивам одноименного рассказа Х. Кортасара, полнометражный художественный фильм "В условиях неочевидности", о работе прокуратуры, по сценарию Р. Фаталиева). «Саладо» – это совершенно новый этап вашей творческой биографии.
– Выбор моего фильма «Саладо. Корзина Снов» в конкурсную программу кинофестиваля «Окно в Европу» стало уже большим признанием. Зрители, приходившие его посмотреть, не подозревали, что это документальная работа. Да и ни у кого и не возникало вопросов, почему его показывают вместе с игровыми фильмами. 
Мне была приятна реакция зрителей на картину: они принимали ее очень тепло! Фильм первый раз показывался на широкой аудитории. Нам даже удалось снять короткий ролик – интервью со зрителем, который просто не мог уйти после просмотра, не поговорив с нами. Он словно ждал такой картины всю жизнь, готовился к её появлению. Очень было интересно с ним обсудить все, что он почувствовал, понял, увидел в нашей работе. Были другие зрители, которые подходили и просили приезжать еще, снимать вторую и третью части серии «Корзина Снов». 

 

 

– С чего началась работа над этой серией? 
– Идея родилась, когда я впервые побывал в резервации майя, где люди живут, не имея представления о деньгах. И те ощущения, которые у меня возникли тогда, породили во мне желание передать широкой аудитории то, что я увидел. Мне показалось это очень важным на сегодняшний день, когда наш информационный экран забит стрельбой и кровью. Показать простую жизнь этих людей, оторванных от цивилизации, которые несут в себе что-то очень важное для нас – то, что мы потеряли. Это в них заложено. 
Была интересная деталь в резервации майя. Там стоял пустой каркас дома – без крыши, без стен и дверей. И сидел на стуле полицейский. Такая у них тюрьма – без преступников. Это что-то вроде символа контроля или, лучше сказать, помощи цивилизации. Наша цивилизация там выглядит смешно. 
А если говорить о «Саладо», то это был с моей стороны сознательный шаг в сторону экспериментального кино. Вроде бы документального, но все же не совсем. В нем нарушаются законы жанра документального кино. Это скорее попытка дать зрителю возможность присутствовать в том пространстве, куда я его приглашаю, и почувствовать запах, интонации, ритм жизни этих людей. Речь идет о людях, которых я называю «дети земли». Это живущие в разных уголках планеты люди разных национальностей. «Саладо» был снят в очень маленькой деревушке в Перу, которой даже нет на карте. Туда никогда не приезжают туристы. Мы попали в нее только благодаря знакомству с одним из её жителей, ставшим впоследствии консультантом картины, Адисоном Паломино. У нас было разрешение на съемку от жителей деревни. Мы просто снимали, как люди проводят день. Мне казалось очень важным передать ощущение от этих людей, которые, с одной стороны, в каком-то смысле оторваны от нашей цивилизации. С другой стороны, они одеты так же, как и мы с вами. Но у них есть что-то очень важное, что мы потеряли. Это дух единения с планетой. 
В деревне всего около 20 домов, они расположены прямо в джунглях и ничем не отделены от леса. Когда я говорю дети Земли, я не имею в виду какой-то отдельный участок. Я имею в виду планету Земля как живое состояние. Я думаю, что многие это сегодня уже понимают. 

- В фильме этого нельзя не заметить: зритель полностью погружается в мир, в котором все органично связано между собой. И вроде так и должно быть. 
– У меня была цель: передать это единение. Хотелось, чтобы картина не была связана с каким-то персонажем, а чтобы это представляло общее впечатление некой волны, в которой все связано. Человек в принципе должен быть связан с природой и со всеми теми существами, которые живут вокруг него, начиная с паука и кончая птицей, рекой, кем и чем угодно. Это позитивная цепочка связей.

- Цепочки были разорваны, мы многое потеряли и сейчас с жадностью набрасываемся на утраченные знания. А ваш фильм дает возможность увидеть, что есть такие места, где ещё связь между всем на земле и самой землей сохранила первозданность.
– Саладо – это маленький пример.  Таких примеров множество по всей планете. Мы начали говорить о них, и я думаю, что для нашего мира и времени этот разговор очень важен. Я собираюсь продолжать снимать сериал именно в этой интонации. Я хочу говорить о самодостаточности этих людей. Они сами себя обеспечивают. У них общее хозяйство, в лесу есть все, что им нужно... Вся еда простая и вкусная. 
В фильме шаман говорит о том, что Земля-Мать дает нам все, что нам нужно. Все зависит от того, как мы относимся к этому. У этих людей есть это генетическое знание, как надо относиться к земле, которое они используют совершенно просто, без напряжения. Им, в принципе, наши достижения и нормы морали совершенно не нужны. Хотя они и пользуются айфонами, смотрят телевизор, но это для них не главное. Если вы обратите внимание, в фильме есть эпизод, в котором молодые парни смотрят телевизор в маленьком магазинчике. Они смотрят фильм «Человек-паук - 2» и не выражают никаких эмоций по поводу происходящего. Они не смотрят, как мы. Они живут очень спокойно и ритмично: вместе с дыханием планеты. У них другие отношения с детьми, у них нет стрессов, раздражений, забот, которые есть в нашем обществе. Я забыл часы и мне нужно было с оператором точно узнать время заката. И я стал спрашивать, у кого есть часы. Оказалось, что почти ни у кого в деревне нет часов. А потом один человек спросил меня: «Зачем тебе часы? Видишь как хорошо, солнце заходит, всходит…» У них другие отношения со временем!


 - Это видно по фильму: рассвет, птицы запели, пробежала собака и кто-то вышел из дома и куда-то идет. Никаких тропинок и асфальта нет. Человек куда-то направляется по лужайке. И уже кажется, что за этим человеком последует камера и продолжится рассказ про него. А этого не происходит. Человек ушел. День разгорается. Какие-то события происходят. Обычный день. И ощущение полного присутствия: сидишь на лужайке, а вокруг тебя ходят местные жители.
– Драматургическую структуру фильма я именно таким образом и строил. Сама реальность жизни, которую я пытался передать, уже несет в себе драматургию. Надо только увидеть и поймать! И из материала фильма я, как тот паук, который появляется на экране в начале картины, сплел вот это состояние дня деревни, где праздновался день святого Иоанна. 


– Владимир, что вас, как российского продюсера, привлекло в этой картине? Почему вы решили сотрудничать с Марком?
– Фильм достаточно неординарный. Мне не нравится слово «новаторский». «Саладо» продолжает определенную традицию такого поэтического документального кино, с одной стороны. А с другой стороны, традицию, которая идет от режиссера Флаэрти, когда происходит погружение в атмосферу какой-то части нашей жизни. Я работаю с проектами, которые затрагивают то, что меня волнует, вызывают во мне определенные эмоции, которыми я хочу с кем-то поделиться и дать возможность людям это увидеть и пережить! 
Мне кажется, что посыл, который несет в себе проект «Корзина снов» заключается в том, чтобы рассказать миру, что есть люди, живущие в очень органической связи со всем, что их окружает. И это дает им особенное ощущение себя, жизни и окружающего мира. В этом мире присутствуют современные вещи, но к ним другое отношение. Мне кажется очень показательной сцена с мотоциклом в этом фильме. Мальчик моет мотоцикл очень аккуратно, руками – как коня. У него с мотоциклом свои отношения. Поэтому все вещи, которые привнесены цивилизацией, органически включаются в их мир и в нем сосуществуют, не меняя уклада жизни, не меняя принципов. Можно сидеть и смотреть на реку, а можно – в экран телевизора. Но нет вовлеченности в то, что там происходит, нет какого-то стресса. Нет ощущения того, что их это нагружает какой-то информацией. Прилетел попугай из джунглей и сел на руку. Он ничей. И собаки там ничьи, они просто там живут. Мне кажется, что такое же отношение у них ко всему. Это некий уклад жизни, который формирует у жителей деревни определенное восприятие мира и себя в нем. И это восприятие ты ощущаешь через глаза людей, через звуковой строй фильма, который сделан режиссером. Ты получаешь возможность почувствовать другое отношение к жизни. 
Мне хотелось представить фильм «Саладо» на фестивале в Выборге, чтобы дать возможность российской публике познакомиться с тем, что снимается в Канаде. Мне хотелось, чтобы люди увидели некий другой взгляд на мир. И мне очень понравилось то, как российская публика приняла фильм. Так вот на просмотре «Саладо» зрители реагировали именно так, как я, когда первый раз посмотрел этот фильм. Люди погружались в картину, им не надо было ничего объяснять. 

– Где еще вы планируете показать «Саладо»?
– 20 декабря, воскресенье, в 14:30 мы проведем премьеру для русскоязычной публики в Монреале. Просмотр состоится в Cinematheque Quebecoise по адресу 335 boul de Maisoneuve Est (метро Berri-UQAM). Вход бесплатный. Затем устроим премьеру для франко- и англоязычной публики. А дальше будем показывать на интернет-порталах и на телевидении. 

– Марк, мне кажется ваш фильм вполне может стать первооткрывателем жанра фильм-сон. Он очень похож на сон: нет ни начала, ни конца, нет объяснения, что происходит и почему, но все связано и все понятно в контексте этого сна...
– Это была моя четкая позиция как режиссера – не давать никаких комментариев за кадром. Я назвал проект «Корзина Снов», а снимаю самую настоящую реальность, поэтому она так похожа на сон. И таких реальностей много! 

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV