Наша Газета Монреаль №850, июль 2019. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №81. Ostrov Montreal magazine. June-July 2019

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

О войне, любви и стихах. А. И. Морозов рассказывает

О войне, любви и стихах.  А. И. Морозов рассказывает
Александр Иванович Морозов. Фото автора.
Александр Иванович Морозов, ветеран, подводник, полковник МВД на пенсии, следователь по уголовным делам и … артист. Он не скрывает свой возраст – 93 года – и с радостью делится рецептом своей молодости.

Как он читает стихи! Заслушаешься! Читать их готов в любой момент. Знает наизусть невероятно много – столько в школе не задавали. 
– Александр Иванович, откуда у вас эта страсть к поэзии?
 – Это действительно страсть. Французы говорят: «Ищите женщину!» (Улыбается)
 – Расскажете?
 – Это длинная история, Таня. Ой, Света. Но я оговорился не случайно. Ее Таней звали. Понимаете, это удивительная история. 


 Ее Таней звали
 – Ну, колись, Морозов! Войну я встретил, учась в техникуме связи. Старший брат Иван, закончив школу, еще в 41-м ушел на фронт, а следом за ним и отец. 
Мне 14 лет, я учусь. В Алма- Ату эвакуировался севастопольский судостроительный техникум. И все мальчишки подались в моряки. Я бросил техникум связи и поступил на факультет электрооборудования, а она… она училась на механическом. Симпатичная была. Очень! Знаете, такой яркий тип. Цыганка ли, гречанка, еврейка, армянка – не берусь сказать. Вот такие огромные глаза! Знал только, что из обеспеченной семьи. А у меня отец рабочий, мать – домохозяйка. Я босиком в техникум ходил. Вокруг нее хоровод молодых людей. И я влюбился в нее. Но подойти, естественно, не мог. На уроке сижу – думаю только о ней. 
Закончил курс в техникуме, затем в 1943-м добровольно записался в учебный отряд подводного плаванья, окончил в июне 1944 года и попал на подводную лодку К-52 в Кронштадте на Балтийском флоте. И вышли мы на ней в первый боевой поход в феврале 1945 г. Лодка – во второй свой поход (в первом ее чуть не утопили), а я – в первый. На Балтийском флоте из 69 подводных лодок 46 были потоплены фашистами. Тогда я и решил написать Тане письмо. Думаю: если не вернусь, пусть знает, что я люблю ее, а вернусь – интересно, что она напишет. 
К счастью, вернулись мы. В шхеры вошли, нас встречают катера. Всем привезли письма, перевязанные крест-накрест. И мне связка писем пришла – от отца и брата и из дома. Я думаю: нет от нее письма. Боюсь открывать. И вдруг вижу: ответила. Хорошее, простое письмо написала, ничего там про любовь не было сказано. Но завязалась у нас переписка. После техникума ее отправили на военный завод в Кенигсберг. А мы стояли в Либава. Переписываемся и становимся все ближе и ближе. Чувствую, она все теплее ко мне относится. 
Потом мы должны были на подлодке прийти в Пиллау, и я ей сообщил об этом. Пришли в Пиллау. Помню, была суббота – авральный день на флоте. И я весь грязный. Вдруг с мостика слышу: “Морозова наверх!”. По трапу выскакиваю: на мостике офицеры стоят, смотрят на берег. А там – красивая девочка в розовом платье, все в цветочек (улыбается). Представляете! С тех пор завязалась настоящая любовь. На военном заводе ей надо было обязательно отработать три года. А она решила перевестись в Либава. Я говорю: «Как ты это сделаешь? Это невозможно!» Она же отправилась в Алма-Ату к своей бабушке, взяла ее паспорт, вынула из него чистый лист, а из своего выдернула страницу, где стоял штамп ее завода, и на его место вставила чистый лист. Что-то там еще сделала в паспорте и понесла его в милицию, сказав, что он испортился. Получила новый паспорт без штампа и приехала в Либава. Сняли мы вместе квартиру, куда я стал приходить во время моих увольнений на берег. Война закончилась. Мы уже три года вместе. Она брату моему говорила, что ничего во мне нет, и добавляла: «А лучше его не найти!»
– Таня увлекалась поэзией? 
– Да, стихи она любила. Тогда вышел лирический дневник Симонова «С тобой и без тебя», посвященный Валентине Серовой. И она мне его подарила. В тех строках, где Симонов говорит о Серовой, она изменила род с женского на мужской и переделала их так, словно они посвящены мне. Я был влюблен в нее и мне это пришлось по душе. Я этот сборник всегда с собой носил. В боевых походах на вахте отстою – и свободен. Сижу в артпогребе (я заведовал артиллерией) и читаю стихи. 


Александр Иванович Морозов (1947-1948 гг.) Фото из личного архива. 

 

 

«С тобой и без тебя»
– С тех пор и знаете столько стихов?
– Да. Этот сборник знаю на почти весь наизусть. Ну а остальное – Маяковвского, Твардовского, Есенина, басни Михалкова…
– А Пушкина?
 – Пушкина люблю. Но на память знаю только «Медный всадник», не полностью… А с Таней нам пришлось расстаться. Разрыв был тяжелый. По моей инициативе. Я понял, что мы с ней очень разные во многом. Сначала меня смутила эта афера с паспортом, а потом и другое стал замечать. Я ушел в рейс на полгода. Она пыталась со мной связаться, но я сказал, что писем писать не будем. Мы разные люди и нам лучше разойтись. 
Через некоторое время она вышла замуж за сверхсрочника, командира катера Славку Ходова. Я обрадовался. Поздравил, пожелал счастья. И больше не переписывались. А в 50-м году я демобилизовался, поехал в Алма-Ату. А мой брат уже учился в университете на истфаке и дружил с племянником председателя президиума верховного совета Казахстана. И приехали меня встречать на ЗИМе. Представляете, какая это была роскошь! От вокзала отъехали метров 20, смотрю, Таня стоит на дороге. Я попросил остановиться. Вышел, поздоровались. Потом опять прошло время, наши пути не пересекались. Я начал учиться. Славка демобилизовался. Замечательный питерский парень. На аккордеоне играл прекрасно, пел. Они переехали в Алма-Ату. Ну, думаю, Таня устроена. А я как-нибудь. Хотя и у меня на первом курсе любовь началась к девушке, которая потом стала моей женой. А когда уже поженились с Аней, то стали общаться семьями, но не долго. Проходит года два или больше, я работаю уже. Все это время не видимся, ничего не знаю, не общаемся. Я следователь в шестом отделении милиции. Допрашиваю девочку лет 18, домработницу, которая что-то украла у своей хозяйки, и ее посадили. А она смотрит на меня так внимательно, что я не выдержал ее взгляда и спросил, почему она так смотрит. «Я, – говорит, – сижу в одной камере с вашей первой женой». «С какой первой женой?» «Таней Тимаковой!» Думаю, вот это поворот! Ничего я за ней не замечал. Дня через два прихожу к следователю и вижу у него на столе несколько уголовных дел и одно из них – ее. 169 статья. Мошенничество. Я ему говорю: «Вася, ты мою первую любовь посадил». 
Оказалось, что во время лечения с помощью наркотических препаратов, она пристрастилась к наркотикам. А они же очень дорогие, денег на них у нее нет. Так она что придумала: делала фальшивые квитанции и ходила по домам, словно бы от ЖЭКа, собирала плату за коммунальные услуги. Говорила жильцам: «Я вместо вас в кассу заплачу». Дали ей два года. Я спросил следователя, может ли он чем-то ей помочь. Он не мог. Мне разрешили с ней свидание. Но и я ничем ей не мог помочь. 
57-ой год, я уже работаю начальником следственного отделения во Фрунзенском райотделе. В 9 часов приехал на работу, вышел из машины, вдруг ко мне подходит Таня. Руку подала, а кожа – шершавая. А была ведь нежная. Два года она отсидела. А теперь в аэропорту инженером работала. 
Потом прошло еще сколько-то лет. Я уже работал замначальника следственного отдела МВД республики. Выхожу после допроса из тюрьмы и иду на троллейбусную остановку. Подходит ко мне старушка: «Я мама Танина. Она ушла два года уже как»… Вот такие пироги. Какая ж красавица была, образованная, душевная. 


Встреча с Симоновым 
– Подаренный Таней сборник стихов я берег как зенницу ока, всегда его возил с собой. Был как-то в командировке по уголовному делу в 60-е годы… Позвонили, что отец умер. И в это время и пропал сборник.
А Симонова я всего прочитал, конечно… А ведь я с ним за одним столом сидел, водку вместе пили! 
– Как же это произошло?
– В то же время, в конце войны. Во втором походе мы три вражеских единицы потопили, а это значит, что на банкете по возвращении нам должны приготовить трех поросят. И вот этот банкет с поросятами, и на этом банкете у нас Константин Михайлович Симонов был. Впервые услышал я в его исполнении «Хозяйку дома». И мне она запала в душу.


Дело не в возрасте

 

Бессмертный полк в Монреале. Фото из блога Е. Соколова. 

 

Александр Иванович – активный участник всех мероприятий, проводящихся каждый год в в честь Дня Победы. Обычно он возглавляет колонну во время шествия «Бессмертного полка». И до недавнего времени не только шел, но и танцевал во время движения.
– Но уже не танцую! Дело не в возрасте. Как-то нога разболелась и потребовалось провести операцию. А я тут один. Дети в Торонто. У них своя жизнь. Как представил, что надо по врачам ходить, приуныл. И тут появились эти замечательные люди, которые меня просто поставили на ноги. Лена Петрова и ее семья, Ксюша Клятская, Паша Котов и многие другие. Эти люди возродили меня. Паша, Ксения, Лена. Ксюша стала меня возить по врачам – ушной, глазной, хирург. И все время была со мной, переводила, помогала. Я много видел порядочных людей. Такой доброты, как у Ксюши, мне не приходилось видеть. Она настолько прониклась моим положением. Поняла всю душу мою. Я благодарен безмерно этим людям. Они меня поставили на ноги и сделали другим человеком. 
– Вы счастливый человек?
– Сказать, что несчастный не могу. Что такое счастье? Это должно быть что-то последовательное от начала до конца. Такого не было. Но я очень доволен той жизнью, которую я прожил. Я абсолютно не жалею ни о чем. Хотя мне говорят: если бы ты занимал такую должность в Канаде, как там, то у тебя бы и дом, и яхта были. А по мне бы, ни дома ни яхты не надо. Так, как я прожил – друзья, знакомые, свобода – великолепно. Любил свою работу, любил женщин и меня любили. 
– Александр Иванович, что вам давало силы на войне?
– Это хороший вопрос. Силы нам давали воспитание, вера, советская идеология. Много было плохого тогда, но было и хорошее. Нас воспитали так: сними рубашку и отдай. Не для себя живи, а для общества. Мы верили в хорошее будущее, в справедливость. 
– Вам 93 года. Это много или мало? 
– Я чувствую себя лет на 65, не больше! И душевно и физически. У меня такое замечательное окружение, такая обо мне забота – как тут не помолодеть!
– Поделитесь своим опытам, как не терять бодрости, умения радоваться жизни?
– Элементарно просто! Надо слушать, что говорят врачи. Иметь силу воли, не лениться и все будет нормально. Только не злоупотреблять, не распутничать, короче говоря, не грешить. Сильно не грешить (смеется). Я, например, каждый день по два часа делаю зарядку и проплываю по 1500 метров четыре раза в неделю. У меня есть своя особая диета: больше зелени и фруктов. Я сам себе готовлю. И самое главное – я общаюсь с молодежью. Поэтому и чувствую себя молодым! Света, минутка есть? Сейчас я вам что-то почитаю...
К счастью, мне удалось записать небольшое видео этого импровизированного мини-спектакля, которое можно будет посмотреть на странице «Нашей газеты» в Facebook (Nash.Montreal).

 


FORTUNA TRANSPORT

protecto

елена шапа

детский лагерь тропинка

Galaktika

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

businessvisitca