Наша Газета Монреаль №829, октябрь 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №74. Ostrov Montreal magazine. September 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

Завещание артиста

 Завещание артиста
10-ого марта в Париже состоялась торжественная месса в связи с 40-летием смерти Клода Франсуа. Это событие подробно освещалась как во французских, так и в квебекских СМИ.

Кто такой Клод Франсуа? Нынешним молодым неведомо, да и большинству русскоязычных читателей среднего и старшего поколения его имя, наверное, мало о чем говорит. 


Недолгая, но, как и положено истинной звезде, яркая, ослепительная жизнь Cloclо (так звали его многочисленные поклонники и поклонницы), неотделима от истории французской песни. В течение без малого двух десятков лет этот уникальный артист прочно занимал одно из первых мест на парижском и европейском музыкальном Олимпе. И так, возможно, было бы и дальше, если бы не нелепые и трагические обстоятельства...

Утром 11 марта 1978 года 39-летнего Клода Франсуа не стало. Он погиб в собственной ванной комнате от неосторожного обращения с электроприбором. Его ударило током, и удар оказался смертельным. 

Тогда вся Франция оплакивала своего сына. Были потрясены и эстеты, привыкшие посмеиваться над этим «принцем» массовой культуры и к тому же баловнем судьбы (много славы, денег и красивых женщин вокруг). Траурная церемония прошла под сводами парижской церкви Église Notre-Dame d’Auteuil, где сорок лет спустя вновь собралось множество людей, чтобы вспомнить того, кто своими зажигательными песнями дарил утраченное ныне ощущение легкости и счастья.


ФРАНЦИЯ. ПЕСНЯ

Начало 60-х... Ясноглазый красавчик-блондин с звенящим голосом, идеальной дикцией, великолепной пластикой, безупречным чувством ритма (танцует как бог!) и тем, что французы называют «tiré à quatre épingles» («одет с иголочки»), собирает многотысячные залы и стадионы, а его диски расходятся миллионными тиражами. 

Справедливости ради нужно заметить, что во Франции он такой - не один. Названный известным французским экономистом Жаном Фурастье «les trente glorieuses» (тридцать славных лет), послевоенный период вплоть до конца 70-х стал на Западе временем беспрецедентного экономического роста. У Франции, в силу ее богатых культурных традиций, к которым относится и непревзойденное «искусство жить» («art de vivre»), нашлось немало козырей, чтобы оказаться в «передовиках» капитализма. Выразителями эмоционального взлета, вызванного, среди прочего, стремительным развитием общества массового потребления, стала плеяда молодых певцов, поэтов и композиторов, которые буквально заполонили радио- и телеэфир, выдавая один за другим истинные шедевры французского шансона. Конкуренция была невероятной, однако всем хватало места под солнцем! Еще не ушла из жизни великая Эдит Пиаф (она скончалась в 1963 г), а на эстраде уже блистали: Шарль Азнавур, Ив Монтан, Жильбер Беко. Вскоре зазвучали голоса Джо Дассена, Сальваторе Адамо, Сержа Гейнсбура, Джонни Холлидея, Сержа Лама, Жака Дютрона. Из певиц – Жюльетт Греко, Далида, Франс Галль, Сильви Вартан, Мирей Матье, на подходе – Патрисия Каас. Отдельно от всех стояло священное трио бардов, которым поклонялись интеллектуалы: Жорж Брассенс, Жак Брель и Лео Ферре. 

Мир при этом разделен надвое. На Западе винят Советы: это они отгородились «железным занавесом». В Советах про занавес молчат, но говорят об идеологическом противостоянии двух систем. Впрочем, и в нем есть свои нюансы. Если в СССР англо-саксонскую массовую культуру стараются не замечать («Кто такой Элвис Пресли?», «А это что за лохматые ребята: «Битлз» или «Роллинг-Стоунз»?..»), то многое из того, что экспортирует артистическая Франция, принимается с энтузиазмом. «Я сам завел с француженкою шашни, мои друзья теперь – и Пьер, и Жан», – посмеиваясь над собой, пел Владимир Высоцкий.

Помнится, в начале 70-х в московском кинотеатре на Старом Арбате долгое время шла документальная картина: «Франция. Песня». Зал на показе этого фильма всегда был полон: студенты, артисты, «москвичи и гости столицы» с интересом и волнением следили, как на экране один за другим появлялись, говорили и пели французские эстрадные звезды. Они, одетые по-западному просто и элегантно, были легки и непринужденны, курили «Мальборо» и, выходя из дорогих иномарок, сияли ослепительными улыбками. Когда некоторые из этих «небожителей» (Греко, Адамо, Азнавур, Брель) посещали Москву и другие большие города с гастролями (в Москве концерты проходили в зале Театра Эстрады), билетов достать было невозможно! 


ПОПРОБУЙ ПОКОРИТЬ ПАРИЖ!

Впрочем, Клода Франсуа, несмотря на его популярность, тогда не было среди парижских гастролеров. Может быть, потому, что советские цензоры от культуры считали его слишком буржуазным? Далекий от политики Клод Франсуа и вправду никогда не симпатизировал левым: с него довольно было удара, пережитого в детстве. 

Его отец, француз Эмэ Франсуа, был, как бы сказали сегодня, «экспатом»: жил и работал в Египте, где занимал крупный финансовый пост в коммерческой фирме, обслуживающей деятельность Суэцкого канала. Клод и его сестра Жозетт росли в роскоши, в доме были слуги. Но в 1956 г. президент Египта Гамаль Абдель Нассер национализировал Суэцкий канал, и иностранцам было приказано не только освободить их роскошные виллы, но и в считанные часы убраться из Египта. От благополучной жизни семейства Эмэ Франсуа не осталось и следа! Переселившись в Монако, он так и не смог пережить унижение, впал в хандру и хвори и вскоре скончался. Его сыну Клоду, оказавшемуся «крайним», пришлось начинать жизнь во Франции едва ли не с нуля. Провинциальный акцент, нос картошкой (который он подправит при помощи пластической хирургии), никаких связей... Попробуй покорить Париж!

Когда же, несколькими годами позже, артистический талант и редкая трудоспособность Клода в сочетании с опекой энергичного импрессарио Поля Ледермана стали приносить успех и большие деньги, Cloclo решил параллельно заняться шоу-бизнесом. Ему, в частности, принадлежала идея создания собственного ансамбля под названием «Les Claudettes», куда он набрал молодых длинноногих танцовщиц. Среди них замелькали и чернокожие «газели». Это было новинкой для Франции, где последняя чернокожая звезда мюзик-холла – Жозефина Бейкер – в последний раз выходила на сцену полвека назад. Вместе со своими полуодетыми Клодеттками поющий Клод Франсуа отплясывал так, что дух захватывало!

Европа сходила с ума от восторга. Упоенный успехом певец увлекся финансовым участием в глянцевых журналах, в том числе и знаменитого «Salut, les copains!» («Привет, ребята!»), рассказывающего о жизни звезд и гламуре, частью которого был он сам. 

 СОРОКОПЯТКИ «ИЗ-ЗА БУГРА»
 На гастроли в СССР Клода не приглашали. И все же его мелодичные и ритмичные песенки так или иначе проникали в столицу. Привезенные из-за границы пластинки-сорокопятки с его записями с восторгом слушали ученики школ с углубленным изучением французского языка. Если старший педсостав был глух к стилю «ye-ye», то молодые учителя нередко давали слабину: «в целях улучшения произношения» они разрешали хиты «Je viens dîner ce soir», «Le lundi au soleil», «Alexandrie, Alexandra», «Chanson populaire» и т.д. Студенты факультетов иностранных языков выступали с ними на институтских вечерах в сопровождении самодеятельных вокально-инструментальных ансамблей. А уже второй половине 70-х отдельные видеозаписи с концертов Клода Франсуа стали появляться в ночных «Программах зарубежной эстрады», которыми по большим советским праздникам начало баловать зрителей Центральное телевидение. Как правило, Сloclo с его верными Клодеттками «выпускали» уже под утро среди других западноевропейских артистов.

 

MY WAY
Незадолго до своего безвременного ухода Клод Франсуа серьезно готовился к первым в его жизни гастролям на северо-американском континенте. США были его мечтой, а американский рок не мог не вдохновлять. Его знаментая песня об «одиночестве вдвоем», когда люди вдруг понимают, что перестали быть близкими, – «Comme d›habitude» («Как обычно») – к этому моменту уже давно пересекла Атлантику. Впрочем, текст был полностью изменен. На мотив этой песни канадец Пол Анка написал новые слова – «My Way» («Мой путь»), и в таком варианте ее с грандиозным успехом исполнял Фрэнк Синатра. Песня «My Way» навсегда стала его визитной карточкой и едва ли не американским брэндом. Ее также включил в свой репертуар и Элвис Пресли. Собираясь выступать в США, Клод Франсуа, оттачивал английское произношение, заново разучивя свои хиты. Встретился бы ли он с американскими звездами шоу-бизнеса? Какой бы разговор состоялся между ними?.. 

  
Спустя сорок лет после ухода Сloclo выяснилось, что его песни ничуть не устарели. Благодаря красивым мелодиям и ритму, ясным текстам и изящному исполнению многое из его богатого наследия  продолжает, как и раньше,  вселять в душу оптимизм и поднимает настроение. Хотите развеселиться? Слушайте Клода Франсуа. 
«Marche tout droit!» («Шагай прямо!») завещал нам  Артист.

 

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

СУРГАНОВА

disel show

businessvisitca