Наша Газета Монреаль №834, ДЕКАБРЬ 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №76. Ostrov Montreal magazine. December 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

Я захотел устроить бал...

Я захотел устроить бал...
C 8 мая по 2 июня на сцене монреальского Théâtre du Nouveau Monde (ТNM) c успехом идет знаменитая пьеса «Les Chaises» Эжена Ионеско

Румынско-французский драматург и член Французской Академии Эжен Ионеско (1912-1994), наряду со своим современником, ирландским авангардистом Самюэлем Беккетом, считается родоначальником «театра абсурда», ставшего чрезвычайно модным на Западе в начале 50-ых годов. Сегодня пьесы Ионеско «Носороги», «Лысая певица», «Стулья» входят во французскую школьную программу по литературе, считаются классикой современного театра и идут по всему миру. Впрочем, тема абсурда как отражения бессмысленности человеческого бытия возникла еще до Ионеско, став основой поэтического и художественного творчества французских дадаистов и сюрреалистов, заявивших о себе во время Первой мировой войны. 

 

ВСПОМИНАЯ ХАРМСА
К предтече «театра абсурда» можно, пожалуй, отнести и эстетические поиски российских «обэреутов». 

«Обэреутами» называли себя вошедшие в 1927 г. в «Объединение реального искусства» молодые «левые» литераторы Лениграда, которых возглавил поэт и драматург Даниил Хармс (Ювачев). Впрочем, творчество нонконформиста и экспериментатора Хармса, сочинявшего оригинальные пьесы и остроумные стихи, довольно скоро вступило в конфликт с канонами социалистического реализма, который утвердился в СССР к середине 30-х годов, а по личной судьбе поэта был нанесен тяжкий удар: дважды осужденный по политическим мотивам, в возрасте 36 лет он скончался в психиатрической больнице в блокадном Ленинграде. 

Долгие годы остававшиеся под запретом бдительных цензоров, ныне его стихи растиражированы в антологиях российской детской поэзии, а также послужили драматургической основой для ряда замечательных мультфильмов. Одно из стихотворений Хармса могло бы послужить прелюдией к пьесе « Стулья» Ионеско: 

Я захотел устроить бал
И я гостей к себе позвал.
Купил муку, купил творог,
Испек рассыпчатый пирог.
Пирог, ножи и вилки тут.
Но что-то гости не идут.
Я ждал, пока хватило сил,
Потом кусочек откусил.
Потом подвинул стул и сел
И весь пирог в минуту съел.
Когда же гости подошли,
То даже крошки не нашли.

В пьесе « Стулья» отсутствуют хармсовские «мука и творог», но зато есть ожидание бала. И есть стулья, вначале всего два, по количеству действующих лиц, а потом их станет много, может быть, сотня и больше – сцена заполнится стульями в в ожидании несуществующих гостей. 

 

МАРШАЛ ЛЕСТНИЧНЫХ СТУПЕНЕЙ
Главные действующие лица – старая безымянная супружеская пара, доживающая свой 95-летний век на каком-то заброшенном и утопающем в воде острове, означающем полное одиночество, а еще – неизбежность ухода. 

Старику и старушке неуютно и боязно, они жмутся друг к другу («сидим с тобой, два голых тополя», как пел Шевчук), перебирают воспоминания о былом, то вместе умиляются прошлому, то затевают глупые перепалки. Так проходят пустые дни и часы. 

Маленькие люди... Без денег, без связей и без всякой помощи. Старик всю жизнь прослужил консьержем, гордо именуя себя «маршалом лестничных ступеней», она была ему верной и любящей женой. Он величает ее «Sémiramis» («Семирамидочкой»), намекая на ее «царскую власть», она его – ласково «mon petit chou» («деточка»). Старик, впав в детство, и впрямь капризничает как маленький и в свои 95 лет «хочет к маме». Она, как положено добронравной супруге, не ведая об окончательном утверждении паритета мужчины и женщины в наш славный век, подыгрывает мужу, умело льстит, подчеркивая его таланты. «Ты мог быть и главным президентом, и главным королем, и главным маршалом, и даже главврачом, будь у тебя немного честолюбия». Она утверждает, «что ей никогда с ним не скучно: «Это же твоя жизнь. Мне все в ней интересно». 

И у старика рождается идея. Собрать гостей, перед которыми он наконец сможет проявить себя и обратиться к миру с важной речью. Пора «привлечь к себе любовь пространства»... Старушка недоумевает: «Неужели и впрямь сегодня вечером? А ты всех пригласил? Именитых? Даровитых? Владельцев? Умельцев?»

С т а р и к. Всех. Владельцев, умельцев. 

С т а р у ш к а. Охранников? Священников? Химиков? Жестянщиков? Президентов? Музыкантов? Делегатов? Спекулянтов? Хромоножек? Белоручек?

С т а р и к . Обещали быть все — службисты, кубисты, лингвисты, артисты, все, кто чем-то владеет или что-то умеет.

С т а р у ш к а. А капиталисты?

С т а р и к. Даже аквалангисты.

С т а р у ш к а. Пролетариат? Секретариат? Военщина? Деревенщина? Революционеры? Реакционеры? Интеллигенты? Монументы? Психиатры? Их клиенты?

С т а р и к. Все, все до единого, потому что каждый или что-то умеет, или чем-то владеет.

И сцена начинает заполняться стульями для гостей. 

 

ФРЕДЕРИК ДЮБУА: «ОНИ ЗНАЮТ,  ЧТО ЗНАЧИТ ЖИТЬ»
Основатель театральной компании «Théâtre des Fonds de Tiroirs» («Театр из глубины ящиков»), знаток творчества Ионеско (он уже ставил «Лысую певицу»), режиссер Фредерик Дюбуа выстроил композицию из десятков рядов красных стульев. 

Именно с ними будут вести свои диалоги хозяева дома. И вся пьеса, идущая чуть менее полутора часов, выльется в светские разговоры с несуществующими «службистами», «артистами», «капиталистами» и «даже анквалангистами». В этих обращениях, позволивших супружеской паре проявить свое блистательное владение светским этикетом, будет много гротеска, юмора и, конечно, абсурда, который кое-кому таковым может и не показаться. Ведь смотря как на что смотреть. « Для вас – бред. А для меня – нет», написал в конце жизни один знаменитый поэт, когда, пораженный тяжелой болезнью, практически лишился дара речи. 

Герои пьесы оживают в общении с виртуальными, воображаемыми гостями и, как выразился Фредерик Дюбуа в программке для зрителя, «у них в душе и теле просыпается радость, а сердце наполняется верой. Они знают, что значит жить». С этой режиссерской задачей (знать, что значит жить) мастерски, с истинно французской грацией справляются двое актеров, по праву считающихся «монументами» франкоканадского театра и кино. Речь идет о 84-летней Моник Миллер и 73-летнем Жиле Рено.

 

ЗВЕЗДНЫЙ ТАНДЕМ 
По словам Жиля Рено, опубликованным в «La Presse», пьеса «Стулья» читается как поэма: «в ней есть и моменты гиперреализма, и абсурд, и лирические отступления, и поэзия». 

Работа артистов с текстом началась за год до премьеры. С сентября артисты стали еженедельно репетировать вместе. «Когда смотришь на картину Пикассо, – сказал Жиль Рено, – не задаешься вопросом почему у девушки три носа, а на лбу – один глаз. Эта пьеса немного в том же стиле. Это картина, написанная Ионеско. Есть вещи, нам понятные, а есть, – и нет. Самое главное – уловить эмоцию и поэзию». Моник Миллер также призналась, что испытала огромное удовольствие от участия в этой работе. Впрочем, зритель это чувствует с самых первых минут спектакля, который актеры действительно играют на одном дыхании. Их артистический тандем безупречен, слаженность – полная. Публика то хохочет, то замирает в восхищении, то на глаза набегает слеза. 

Сам Ионеско писал о своих «Стульях» следующим образом: «Я не стремился выразить какую-то «главную мысль» для передачи другим, и тема пьесы – не неудавшаяся жизнь и не духовное крушение моих героев. Тема – это стулья. Иными словами, отсутствие людей, отсутствие Императора (он, долгожданный, но оказавшийся глухонемым, появится в конце пьесы - Прим. ЛП), отсутствие Бога, отсутствие материи, нереальность мира, метафизическая пустота. Тема пьесы это – скоротечность, бренность, пустота, которую мы слышим, которая обретает плоть, достигая предела того, что зовется невероятным».

Спектаклем «Les Сhaises», идущим при полном аншлаге, закрывается текущий сезон ТNM. Этот финальный аккорд оказался на редкость эмоциональным и ярким. Но и начало следующего сезона обещает быть крайне интересным. Именно там в октябре этого года великий маэстро Робер Лепаж покажет свой автобиографический спектакль «887», который в Монреале ждут с большим нетерпением.

Фото: Ив Рено.

Фото: Ив Рено

Авантюристы поневоле

автомобили

DIZEL SHOW

Шуфутинский

Рева Галустян

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

businessvisitca