Наша Газета Монреаль №834, ДЕКАБРЬ 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №76. Ostrov Montreal magazine. December 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

Вольтер: «Надо возделывать наш сад»

Вольтер:  «Надо возделывать наш сад»
Новый монреальский театральный сезон открылся именем выдающегося философа Эпохи Просвещения Вольтера. Премьера спектакля «Candide ou l’Optimisme» прошла 11 сентября на сцене Théâtre du Nouveau Monde (TNM)

Спектакль поставлен известным в Квебеке режиссером Алис Ронфар (Alice Ronfard) по инсценировке Пьера Ива Лемье (Pierre Yves Lemieux), в прошлом успешно адаптировавшего для сцены произведения Шекспира, Гольдони, Дюма, Чехова, Горького и др. Почему сейчас Вольтер? 

По общему мнению создателей и участников этой постановки, его наследие по-прежнему актуально. Вот, что сказала Алис Ронфар: «Эксплуатация человека человеком, религиозный экстремизм, власть, война, насилие во всех его формах – нас волнуют эти вопросы. И наконец, идея толерантности. Не случайно «Трактат о толерантности» Вольтера стал бестселлером после терактов в Париже: людям было необходимо сформулировать для себя, что значит «уважать другого». 

Фото: Yves Renaud.

 

«Это очень современная пьеса, – вторит режиссеру исполнитель роли Вольтера, артист Эммануэль Шварц (Emmanuel Schwartz). – Это похоже на концерт «Роллинг Стоунз» (...). Ведь можно вести разговор о происхождении божественного, о рабстве или о страдании – в контексте, оторванном от исторических событий». 

 

ФИЛОСОФ НА ПОДМОСТКАХ
Перечитав и переосмыслив не только текст популярного во все времена « Кандида», но и большой объем философского наследия его великого автора, Пьер Ив Лемье создал собственную сценическую версию, выведя в ней на авансцену образ самого Вольтера. Скажем сразу: образ Мыслителя, удрученного абсурдностью окружающего мира, – самая большая удача спектакля. 

Фото: Yves Renaud.

 

Своим тонким и длинным силуэтом, узким лицом с благородными чертами Вольтер в исполнении Шварца напоминает сервантесовского Дон-Кихота. Черные узкие брюки, просторная рубаха из ослепительно белого батиста с рюшами, грива длинных волос... Вольтер выходит на затемненную сцену, освещенную грандиозной хрустальной люстрой, символизирующей блеск его замка, купленного им в местечке Ferney близ франко-швейцарский границы. Именно там, изгнанный за свои  «крамольные» речи из парижского королевского двора  и объявленный «persona non grata», он завершит в 1759 г. работу над философской притчей  «Candide ou l’Optmisme». Это произведение будет издано более двух десятков раз при его долгой жизни (Вольтер скончается в возрасте 83 лет), претерпит множество переводов, а русскому читателю его откроет во всей полноте замечательный поэт и писатель Серебряного века Федор Сологуб.

Именно монологи самого Вольтера, составленные Пьером Ивом Лемье из извлеченных им отрывков «Философского словаря», «Трактата о толерантности», и, конечно, самого «Кандида» представляют, на наш взгляд, самую интересную сторону художественного действа, показанного на сцене TNM. Вольтер – смеющийся, Вольтер – обличитель всевозможных человеческих пороков, Вольтер – пессимист в противоположность немецкому философу Готфриду Вильгельму Лейбницу (который окарикатурен им в образе философа Панглосса, уверяющего Кандида и самого себя, что «мы живем в лучшем из всех миров»), Вольтер, в отчаянии опускающий руки. 

Все монологи, которые страстно произносит изысканный Эммануэль Шварц – как будто бы «про сегодня»: обличение войн, алчности, лицемерия и безразличия сильных мир сего к трудной участи маленьких людей... 

 

«СANDIDE» ЗНАЧИТ «ПРОСТОДУШНЫЙ»
Зал замирает, вслушиваясь в каждое слово Вольтера, который прямо со сцены «вершит судьбы» своих персонажей. Первым из них становится главный герой – простодушный, чистый юноша Кандид. Ему предстоит далекое путешествие по разным странам и континентам, где он воочую убедится в абсурдности мира. Вот Вольтер сообщает зрителю:

«В Вестфалии, в замке барона Тундер-тен-Тронка, жил юноша, которого природа наделила наиприятнейшим нравом. Вся душа его отражалась в его лице. Он судил о вещах довольно здраво и очень простосердечно; поэтому, я думаю,его и звали Кандидом». 

Фото: Yves Renaud.

 

В самом скором времени Кандид узнает об ужасах войны, и уж тут Вольтер даст волю своему ехидству и сарказму: 

«Что может быть прекраснее, подвижнее, великолепнее и слаженнее, чем две армии! – говорит он. – Трубы, дудки, гобои, барабаны, пушки создавали музыку столь гармоничную, какой не бывает и в аду. Пушки уложили сначала около шести тысяч человек с каждой стороны; потом ружейная перестрелка избавила лучший из миров не то от девяти, не то от десяти тысяч бездельников, осквернявших его поверхность. Штык также был достаточной причиной смерти нескольких тысяч человек. Общее число достигало тридцати тысяч душ. Кандид, дрожа от страха, как истый философ, усердно прятался во время этой героической бойни».

Позже, потрясенный увиденным, Кандид задаст вопрос философу Мартену (антиподу «здорового оптимиста» Панглосса):

«Как вы думаете, – спросил Кандид, – люди всегда уничтожали друг друга, как в наше время? Всегда ли они были лжецами, плутами, неблагодарными, изменниками, разбойниками, ветрениками, малодушными, трусами, завистниками, обжорами, пьяницами, скупцами, честолюбцами, клеветниками, злодеями, развратниками, фанатиками, лицемерами и глупцами?

– А как вы считаете, – спросил Мартен, – когда ястребам удавалось поймать голубей, они всегда расклевывали их?

– Да, без сомнения, – сказал Кандид.

– Так вот, – сказал Мартен, – если свойства ястребов не изменились, можете ли вы рассчитывать, что они изменились у людей?

– Ну, знаете, – сказал Кандид, – разница все же очень большая, потому что свободная воля...

 Рассуждая таким образом, они прибыли в Бордо».

Все более сомневаясь в прекраснодушных учениях Панглосса, опровергнутых практикой увиденного и пережитого, Кандид задает новые вопросы манихеисту Мартену, в какой-то мере аlter ego Вольтера: 

«Вы, без сомнения, думаете, что все к лучшему в мире физическом и нравственном и что иначе не может и быть?

– Совсем напротив, – отвечал ему ученый, – я нахожу, что у нас все идет навыворот, никто не знает, каково его положение, в чем его обязанности,что он делает и чего делать не должен. Не считая этого ужина, который проходит довольно весело, так как сотрапезники проявляют достаточное единодушие, все наше время занято нелепыми раздорами: янсенисты выступают против молинистов, законники против церковников, литераторы против литераторов, придворные против придворных, финансисты против народа, жены против мужей, родственники против родственников. Это непрерывная война».

 

ЭСТЕТИКА КАРНАВАЛА
Но если бы спектакль «Кандид или Оптимизм» состоял только из обличения или философских максим, которыми, однако, прежде всего и дорог оригинал, он рисковал бы показаться скучной части публики. Поэтому, благо сама повествовательная ткань произведения этому широко способствует, режиссер Алис Ронфар вывела на первый план «карнавальность» действия. Ведь «Кандид» в известной мере – это и вариант «плутовского романа». 

Фото: Yves Renaud.

 

Его исторический фон: кровопролитная Семилетняя война, и чудовищное землетрясение 1755 г. в Лиссабоне, потрясшее Вольтера, а также насыщенность вымышленными событиями (путешествие Кандида через моря и океаны, поиски возлюбленной Кунегонды и связанные с ней перепитии, посещение Эльдорадо, Буэнес-Айреса и Венеции), дают большой простор для чистой «театрализации». Четверо актеров: Бенуа Друэн-Жермен (Benoît Drouin-Germain), Валери Бле (Valérie Blais), Лариса Корриво (Larissa Corriveau), Патрис Кокеро (Patrice Coquereau) – исполняют по несколько ролей, облачаясь в нарочито яркие костюмы, созданные художницей «Cirque du Solei)» Мари-Шанталь Вайанкур (Marie-Chantal Vaillancourt).

Фото: Yves Renaud.

 

Множество комичных, парадоксальных сцен, извлеченных из вольтеровского оригинала, призваны развлечь и развеселить зрителя, и, судя по реакции публики, с этой задачей артисты справляются с успехом. Зачастую персонажи – Кандид, Панглосс, Кунегонда, Мартен и другие – выглядят как герои одноименного ярко раскрашенного комикса, впрочем, уже давно пользующегося популярностью у франкоязычного читателя.

 

НАПУТСТВИЕ МУДРЕЦА
Но между гротеском и горькими максимами умудренного жизнью философа должно быть какое-то связующее звено. Оно – в последней фразе философской притчи, произнесенной все повидавшим и повзрослевшим Кандидом: «Надо возделывать наш сад» («Il faut cultiver notre jardin»). В этих аллегорических словах заложено вольтеровское напутствие людям, которым впоследствии будет пронизана вся гуманистическая литетура 19-20 веков: заботьтесь о своей душе, усовершенствуйтесь. Эта мысль будет крайне важной для русской литературы: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли» или «Человек – вот правда... Существует только человек. Все остальное – дело его рук и его мозга». Кто не слышал этих слов?..

Заставлюящий задуматься, но вместе с тем легкий спектакль «Candide ou l’Optimisme» будет идти на сцене ТNM до 6 октября.

Фото: Yves Renaud.

Авантюристы поневоле

автомобили

DIZEL SHOW

Шуфутинский

Рева Галустян

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

businessvisitca