Наша Газета Монреаль №834, ДЕКАБРЬ 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №76. Ostrov Montreal magazine. December 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

Вениамин Смехов в Монреале: Маяковский, Высоцкий и другие

Вениамин Смехов в Монреале: Маяковский, Высоцкий и другие
26 августа в Монреале побывал артист Вениамин Смехов, выступивший на сцене утремонской музыкальной школы Vincent d’Indy с программой «Вечер сплошного СМЕХова».

Его приезд был предварен пояснением: «Воланд из легендарного спектакля Театра на Таганке “Мастер и Маргарита”, Атос из телефильма “Д’Артаньян и три мушкетера”, Илья Орлов в телеромане “Монтекристо”, автор мюзикла “Али-баба и сорок разбойников”. 

О, «Три мушкетера»! Кто не знает строк из песенки «Пора-, пора-, порадуемся на своем веку!», которую, «покачивая перьями на шляпах», задорно исполняла симпатичная четверка в картине Юнгвальд-Хилькевича? Так это Смехов играл Атоса?! Интересно!..

Но публика, в основном старшего возраста (хотя были среди нее и молодые), пошла на Смехова, скорее всего, по иным соображениям. Соединивший в себе глубокие знания и страстную увлеченность русской и советской поэзией, Смехов по праву считается подлинным интеллектуалом и эстетом, каких везде и во все времена «по пальцам пересчитать» можно. Смехов – личность особенная, можно сказать, «последний из могикан». Если верить СМИ, то в год своего семидесятилетия он как будто отмахнулся от предложенного ему звания Народного артиста России. Так ли это было или нет, мог бы уточнить сам виновник несостоявшегося торжества, да только он уже укатил в родную Москву!

 

ТЕАТР НА ТАГАНКЕ: «Я ХОЧУ БЫТЬ ПОНЯТ СВОЙ СТРАНОЙ...»

Для многих из заполнивших в тот вечер зал в Vincent d’Indy Вениамин Смехов был интересен прежде всего счастливой возможностью встречи с большой Поэзией, с середины 60-х ставшей важнейшей частью репертуара московского Театра на Таганке под руководством Ю.П. Любимова. Молодой выпускник Щепкинского театрального училища В. Смехов наравне со своими соратниками и товарищами – А. Васильевым, В. Высоцким, А. Демидовой, В. Золотухиным, З. Славиной, Л. Филатовым, Б.Хмельницким и другими – сразу влился в новую, кипучую работу и быстро обратил на себя внимание. Автору этих заметок, отрочество которой пришлись на 70-ые годы, выпало счастье именно тогда видеть многие спектакли Таганки. 

Особое место среди них занимали те, что были основаны на русской и советской поэзии. «Антимиры» по А. Вознесенскому, «Послушайте!» по В. Маяковскому, «Товарищ, верь!» по А. Пушкину, «Павшие и живые» (стихи поэтов военного времени – А. Твардовского, М. Кульчицкого, П. Когана, К. Симонова, Д.Самойлова).

То был новый, левый (в смысле мейерхольдовско-брехтовской эстетики) поворот в театральном искусстве. До сих пор стихи академично исполняли дипломированные чтецы со сцены Государственной филармонии или Зала им. П.И. Чайковского. Но чтобы создавать из поэзии полноценные спектакли?.. Такое было впервые. Полные метафор и при этом – живых, узнаваемых характеров, новаторски оформленные художником Давидом Боровским, оснащенные тонкой пластикой, а также замечательной музыкой, авторами которой зачастую были сами молодые артисты, поэтические представления сразу нашли путь к сердцам зрителей. 

Колоссальнейшая эпоха!

Ходят на поэзию, как в душ Шарко.

Даже герои поэмы

«Плохо!»

требуют сложить о них «Хорошо!»

– иронизировал чуть позже Андрей Вознесенский.

Во всех постановках, начиная с самой первой – брехтовской «Добрый человек из Сезуана» – был занят Смехов. Своей интеллигентностью и склонностью к анализу и рефлексии, заметной на его красивом, породистом лице, он отличался от всей актерской братии – озорной, порой разухабистой, если надо – с гармошками и гитарами в руках, как, например в спектакле об Октябре 1917 г. «Десять дней, которые потрясли мир» по книге американского журналиста Дж.Рида. 

Юрий Любимов и его коллега Петр Фоменко быстро заметят и оценят в Смехове именно эти (редкие для актера) достоинства и сделают своим соавтором и сорежиссером. Он станет, в частности, автором замечательной инсценировки «Часа пик» по одноименной повести Ежи Ставинского и сам с блеском сыграет в ней главную роль. И именно из любимовского поэтического театра потянется ниточка, которая приведет интеллектуала Смехова к новому качеству, когда позже он уйдет в «свободное плавание» и начнет готовить свои собственные, оригинальные творческие программы.

 

ПОЭТИЧЕСКАЯ ЭСТАФЕТА

И вот удивительно моложавый, стройный, безупречно элегантный, как и полагается настоящему Артисту, Вениамин Борисович Смехов представил публике монолог о поэзии, выведя на первый план двух главных героев – Маяковского и Высоцкого. 

Общего между ними немало: оба – Владимиры, у обоих в текущем году – юбилейные даты: Маяковскому исполнилось 125 лет (он родился 7 (19) июля 1893 г.), Высоцкому – 80 лет (его дата рождения – 25 января 1938 г.). О духовно-эстетической связи творчества этих двух гигантов поэзии ныне написано немало литературоведческих исследований, и нет нужды подтверждать эту истину дополнительными цитатами. Как справедливо заметил Смехов, близко знавший Высоцкого, Маяковский был его любимейшим поэтом. 

Владимир Маяковский

Владимир Маяковский

Эти два Владимира и в жизни-то могли бы встретиться, не уйди из нее добровольно в 36 лет «ассенизатор и водовоз, революцией мобилизованный и признанный». Высоцкий, также предчувствовавший свой скорый конец, умер в 42 года. Достигнув возраста Христа, он в 1971 году напишет песню о роковой доле поэтов, которые «ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души». Он назовет в ней двух своих великих предшественников, среди которых, конечно же, будет Маяковский.

С меня при слове «37» в момент слетает хмель.

Вот и сейчас вдруг холодом подуло —

Под этот год и Пушкин подгадал себе дуэль,

И Маяковский лёг виском на дуло.

Конечно, не только Высоцкому был дорог Владимир Маяковский! Замечательный современник Высоцкого, прекрасный поэт Андрей Вознесенский, с которого, кстати, начинался театр на Таганке (программный спектакль «Антимиры», где Смехов, в частности, будет вместе с Высоцким исполнять сатирический отрывок из поэмы «Оза» ), также был «загипнотизирован» образом и творчеством Маяковского. В те же годы Вознесенский создает свой «Разговор с эпиграфом». В нем он опирается на знаменитое «Юбилейное» Маяковского, которому предпосланы такие слова: «Александр Сергеевич, разрешите представиться. Маяковский». И как бы перенимая поэтическую эстафету, Вознесенский пишет:

Владимир Владимирович, 

разрешите представиться!

Я занимаюсь биологией стиха.

Есть роли

более пьедестальные,

но кому-то надо за истопника...

ЗАВЕЩАНИЕ ВЫСОЦКОГО 

Так жила лучшая поэзия советской эпохи. Маяковский своим бешеным талантом и отчаянной верой в лучшее будущее ее нам открыл. Можно сказать, что с уходом его одареннейшего преемника Высоцкого, эта эпоха завершилась. Какие-то пять-шесть лет спустя началась по-разному ныне понимаемая горбачевская перестройка, с которой, однако, пошел принципиально новый отсчет времени.

Владимир Высоцкий

Владимир Высоцкий 

И неслучайно, рассказывая о Высоцком, с которым на протяжении полутора десятков лет Вениамин Смехов выходил на сцену и сыграл вместе множество спектаклей, а также снялся благодаря его дружеской поддержке в одном из лучших фильмов о гражданской войне – «Служили два товарища», – он прочитал стихи Высоцкого «Песня о новом времени»:

 

Как призывный набат, прозвучали в ночи тяжело шаги –  

Значит, скоро и нам уходить и прощаться без слов. 

По нехоженным тропам протопали лошади, лошади,

Неизвестно к какому концу унося седоков. 

 

Наше время – иное, лихое, но счастье, как встарь, ищи! 

И в погоню за ним мы летим, убегающим, вслед. 

Только вот в этой скачке теряем мы лучших товарищей, 

На скаку не заметив, что рядом товарищей нет. 

 

И еще будем долго огни принимать за пожары мы, 

Будет долго зловещим казаться нам скрип сапогов, 

Про войну будут детские игры с названьями старыми, 

И людей будем долго делить на своих и врагов. 

 

А когда отгрохочет, когда отгорит и отплачется, 

И когда наши кони устанут под нами скакать, 

И когда наши девушки сменят шинели на платьица,

 Не забыть бы тогда, не простить бы и не потерять!

 

Эти стихи 28-летний Высоцкий написал в 1966 году, но сегодня, по прошествии более полувека, они имеют такое же, а может быть, еще и более трагическое звучание и при этом остаются важнейшим предупреждением будущим поколениям.

 

НЕДЕЛИМЫЙ МАЯКОВСКИЙ 

Говоря о Маяковском, творчество которого Смехов отлично знает и, несомненно, очень любит (он и сам, наряду с Высоцким играл одного из «пяти» Маяковских в спектакле «Послушайте!»), Артист в основном сделал акцент на замечательной поэзии дореволюционных лет, относящихся к эстетике футуризма («Нате!», «А вы могли бы?», «Хорошее отношение к лошадям» и т.д.) и, кажется, увел в тень поэзию советского периода, которая, однако, сегодня воспринимается с неменьшей силой (например, «Сергею Есенину», «Христофор Колумб», «Рассказ Хренова о Кузнецстрое и людях Кузнецка», «Парижанка», «Стихи о советском паспорте», да разве все перечислишь!). 

Возможно, Артист посчитал, что это может оказаться не по нраву кому-то из здешней публики. Но делить большого Поэта на «до» и «после» – это значит ополовинить его, «обкарнать», что, кстати и происходило с оценкой творчества Маяковского в определенные годы советской власти, когда цензура усиленно затушевывала «буржуазный» футуризм и выдвигала на первый план пропагандистский пафос его стихов. И как же замечательно прочел Смехов отрывок из поэмы « Хорошо!», написанной в 1920 г.!

 

 Я много

 в теплых странах плутал.

 Но только

 в этой зиме

 понятной

 стала

 мне

  теплота

 любовей,

 дружб

 и семей.

 Лишь лежа

 в такую вот гололедь,

 зубами

 вместе

 проляскав -

 поймешь:

 нельзя

 на людей жалеть

 ни одеяло,

 ни ласку.

 Землю,

 где воздух,

 как сладкий морс,

 бросишь

 и мчишь, колеся, -

 но землю,

 с которою

 вместе мерз,

 вовек

  разлюбить нельзя.

 

Чтение стихов перемежалось комментариями и воспоминаниями Артиста, в которых он не стал затушевывать трудные моменты прошлого (как «критиковали», «запрещали», «не пускали» и т.д). Так оно и было. Однако нельзя не признать и другого: несмотря на все административные препятствия, на все «палки в колеса», театр на Таганке 60-80х гг. уверенно сверкал подобно яркой звезде. Его гуманистический свет доходил до каждого зрителя, заставляя не только волновать сердце, но и задуматься о серьезных вещах, на которые, конечно, не мог дать ответа обветшавший советский официоз. Такого симбиоза сцены и театрального зала, кажется, больше уже не будет никогда. А что, если путь через тернии был необходимым для рождения шедевров?..

Проведя два с половиной часа на сцене, самоотверженный Вениамин Смехов читал также абсурдистские стихи Даниила Хармса и Дмитрия Пригова, отрывки из великолепной пьесы «Самоубийца» Николая Эрдмана, посвятив каждому из них много добрых слов. Это был очень интересный вечер и горячие аплодисменты, а также роскошные букеты цветов, которые получил от зрителей Артист, стали ему заслуженной наградой за щедрость таланта, эрудицию и мастерство.

Владимир Высоцкий

Авантюристы поневоле

автомобили

DIZEL SHOW

Шуфутинский

Рева Галустян

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

businessvisitca