Наша Газета Монреаль №814, ФЕВРАЛЬ 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №67. Ostrov Montreal magazine. February февраль 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

БИЛЕТНАЯ КАССА МОНРЕАЛЯ

Уход просветителя

Уход просветителя
Dans le studio В студии 21 на Радио-Канада. 1971 г. Фото: Radio-Canada / Jean-Pierre Karsenty.
26-ого января не стало Жака Лангирана, заметной фигуры культурной жизни Квебека

 

86-летний Жак Лангиран скончался в Монреале от болезни Альцгеймера. До 2016 г. этот седобородый мужчина с импозантной, запоминающейся внешностью продолжал работать на Радио-Канада, где в течение 43-х лет вел передачу «Par quatre chemins» ( «Четырьмя дорогами»). 

Название этой популярной передачи, на которой выросло не одно поколение франкоканадцев, отсылает к старинному французскому выражению «ne pas y aller par quatre chemins» (дословно: «не ходить к цели четырьмя дорогами»), смысл которого в том, чтобы «действовать просто», как говорится, не мудрствуя лукаво. Но мастер каламбура и затейник Лангиран выбрал это самое «четырехдорожье», чтобы подчеркнуть обратное: ведь нередко случается, что путь к цели (а тем более, к истине) требует глубоких раздумий. И стал «лукавым мудрецом». 

Результат: каждое воскресенье, на протяжении более четырех десятков лет едва ли не весь Квебек, на время отстранившись от мирских забот, настраивал свои радиоприемники, зная, что в назначенный час начнется блистательный монолог умного, глубокого и вместе с тем веселого человека, который обязательно расскажет что-то интересное, небанальное и сошлется при этом на прочитанные им книги или увиденные фильмы и спектакли. Впрочем, Лангиран был не просто талантливым читателем и зрителем, способным передать свои мысли и эмоции другим, но и ярким создателем, творцом, заслужившим за свою работу самых высоких премий Канады и Квебека.

 

ИЗ ПЕРВОПРОХОДЦЕВ
Жизненный и творческий путь Лангирана прекрасным образом иллюстрирует культурный взлет Квебека, определенный «Тихой Революцией» 60-х годов. Конечно, Лангиран участвовал в ней не один. В то же самое время начинали активно работать поэт Гастон Мирон и Жиль Виньо, кинорежиссер Клод Жютра, писатели и журналисты Юбер Акен, Жак Годбу, Мордехай Ричлер, драматург Мишель Трамбле, балетмейстер Людмила Ширяева, бард Феликс Леклер... Каждый из них был творцом и первопроходцем, убежденным в необходимости отдать себя просвещению доселе не слишком образованных масс. И поколение бэби-бумеров, рожденное после войны, всей душой отозвалось на живое слово, яркие кинообразы, мелодичные песни, новую поэзию, которые широко транслировало Радио-Канада и созданное под той же крышей одноименное государственное телевидение. Задача состояла в формировании новых, не зашоренных людей, начавших жить в мирном и благополучном времени. 

 

ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОБОЙ
Но откуда он взялся, Жак Лангиран? Родился в Монреале в 1931 году в семье учителя. В три года отроду потерял мать. Рос непоседой, позже дважды за плохое поведение его выгоняли из школы, что, конечно, удручало отца. Сложные, мучительные отношения с ним будут приследовать Лангирана на протяжении всей жизни. 

В 1950 г. в судьбе молодого человека происходит поворотный момент. Он едет в Европу. Впрочем, в таком пути ничего оригинального нет. Многие любознательные ребята его поколения устремляются туда «набираться культуры». Франкоканадцы, понятное дело – в Париж, а англоканадцы (Леонард Коэн или Мордехай Ричлер, например) – в Лондон. 

Дальнейший взлет и расцвет квебекской культуры был во многом обязан тем «парижским университетам» – знакомства, застолья, посещение выставок и лекций, открытие театра Бертольда Брехта и кино «Новой волны», а главное – воздух свободы, поэзии и любви – все это формирует новых пришельцев из-за Атлантики, которых вначале только и узнают по популярной песне «Ma cabane au Canada » («Моя канадская хибарка»). Но они, не обижаясь, жадно вбирают в себя все лучшее, чем по возвращении в родной Квебек им предстоит щедро поделиться со «своими». Одним из важнейших приобретений и ценностей оказывается безупречный французский язык. Франкоканадцы, прошедшие «парижские университеты», становятся носителями эталона чистой литературной речи. 

Впоследствии мода на это пройдет, и последующие поколения квебекцев начнут сомневаться в необходимости «le français de France» («французского из Франции»), желая, прежде всего, отстоять самобытность квебекского говора и утвердить этим право быть самими собой. Полемика на тему французского языка (каким ему быть?) то и дело возникает на страницах прессы, но ясно одно – люди из когорты Лангирана сохранили традиции Мольера, при этом не изменив своим убеждениям в отношении суверенитета национальной культуры, которой служили до конца.

За микрофоном. 2009 г. Фото: Radio-Canada / Christian Côté.

За микрофоном. 2009 г. Фото: Radio-Canada / Christian Côté.

 

 

КО ВСЕМУ ПРИЧАСТНЫЙ
Этот собиратель книг (в его домашней библиотеке их насчитывалось 10 тысяч) особенно интересовался древней философией, но не в меньшей степени ее современными течениями, увлекался популярной психологией (отсюда его передачи на тему «Почему так трудно быть счастливым?» или «Психология страха») и эзотерикой. При этом Лангиран совсем не стремился уйти от действительности. Так, например, со свойственным ему темпераментом и прямотой он высказывался о «Хартии квебекских ценностей» или «Критическом словаре глобализации». К его оценкам прислушивались, его мнение ценили, на него ссылались в разговорах, припоминали его шутки и каламбуры.

Но также, наделенный эффектной внешностью, он был замечательным драматическим артистом (в 90-ые годы играл в трилогии по пьесам Шескпира, поставленной Робером Лепажем), работал театральным режиссером, создавшим десятки спектаклей, в том числе отмеченный публикой и критикой «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского, с успехом снимался в кино. Лангирана называли «touche-à-tout» (ко всему причастный), настолько любознателен он был и активен в своей деятельности.
Его приступы гомерического хохота, порой раздававшиеся из радио, лишь подчеркивали, что он не все и не всегда принимает всерьез и прежде всего себя самого.

 

«ПОД ЗАНАВЕС...»
Однако фортуна, так долго благоволившая этому уважаемому и любимому всеми человеку, в одночасье повернулась к нему спиной. Это произошло весной 2016 года, когда оставивший работу в связи с болезнью Альцгеймера, радиоведущий уже не был в состоянии ответить на свалившееся на него страшное обвинение в инцесте, с которым публично выступила спутница его скоропостижно скончавшейся дочери Мартины. Согласно заявлению Лин Бомье, разделявшей последние полтора года жизни Мартины Лангиран, та якобы призналась, что в детстве стала жертвой грубых отцовских домогательств. Семья Жака Лангирана в лице его супруги, сына и внуков выразила возмущенный протест против столь оскорбительных и нелепых обвинений, указав при этом, что оба «дейстующих лица»: покойная дочь и тяжело больной муж, отец и дед не могут дать должного комментария. Однако Лин Бомье передала дело в монреальскую полицию. Средства массовой информации стали муссировать эту новость. Но изменила ли она общественное отношение к Жаку Лангирану? Поверили ли в нее люди? Публичных выступлений, однако, не последовало.

  

И вот Жак Лангиран, человек классической культуры, философ и артист, лауреат Ордена Канады и Квебека, почетный гражданин Монреаля (титул, который он получил одновременно с Леонардом Коэном) закончил свой жизненный путь, оставив нас в мире, который сегодня представляется более конфликтным, чем тот, в котором он жил и творил, да и многие ценности, утверждавшиеся в его выступлениях, стали переворачиваться у нас на глазах. 

Лангирану и людям его поколения определенно повезло: их время позволило им выразить себя, состояться, стать общественно значимыми, любимыми и сеять при этом «разумное, доброе, вечное». Кто из молодых  примет эстафету?

Елена Шапа

Глактика русское телевидение

лига смеха

КРАСНАЯ ШАПОЧКА

голая правда спектакль