Наша Газета Монреаль №848, июнь 2019. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №81. Ostrov Montreal magazine. June-July 2019

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

Театр Расина: любовь и власть

Театр Расина: любовь и власть
Фото: Yves Renaud.
На сцене монреальского TNM (Тhéâtre du Nouveau Monde) с 26 марта идет известная пьеса Жана Расина «Britannicus».

Наравне со своими великими современниками Пьером Корнелем и Жаном-Батистом Мольером Жан Расин является патриархом французского театра, а его трагедии «Федра», «Андромаха», «Британик», «Александр Великий» и др. с их единством времени, места и действия, по праву считаются шедеврами классицизма, расцветшего во Франции в XVII-ом столетии. В современном литературоведении Расина характеризуют в качестве мастера «психологического натурализма», имея в виду способность этого изысканного автора реалистическими методами выразить внутреннее состояние своих неоднозначных, противоречивых героев. 
Долгие годы в Квебеке творчество великого драматурга Расина входило в обязательные учебные программы по литературе католических классических колледжей, где также преподавали латынь и древнегреческий. Монологи античных персонажей, населявших его пьесы, заучивались на занятиях по риторике, на которых, в том числе, шла работа над так называемым нормативным произношением, однако демократизация образования вытеснила «архаичных» персонажей греко-римской истории, заменив их теми, кто, как казалось, были более созвучны нашему стремительному времени. 
Сетуя на то, что ныне и в театральных училищах изучению пьес великих классицистов уделяется недостаточное место, а также помня, что в последний раз на сцене TNM Расина играли аж двадцать пять лет назад (речь шла об «Андромахе», прошедшей в 1994 г.), художественный руководитель театра Лорен Пинталь, с энтузиазмом отнеслась к предложению французского театрального режиссера Флорана Сио поставить «Британика» с квебекскими артистами. 
В интерпретации Флорана Сио
Флоран Сио – не новичок на здешних подмостках. Его порой называют «самым квебекским» из современных французских театральных режиссеров. Наряду с успешной работой в родной Франции (Парижская национальная опера, Театр на Елисейских полях, Версальская королевская опера), в Швеции и Австрии, этот доктор театроведения, популярный практик и создатель компании «Les songes turbulents» («Беспокойные сны») поставил ряд спектаклей в разных театрах Монреаля, в том числе в 2017 г. пьесу известного российского драматурга Ивана Вырыпаева «Пьяные» («Les Enivrés »), о которой в свое время писала «Наша Газета». Интерес Сио к русской драматургии проявился и в постановке с выпускниками Канадской национальной театральной школы чеховских «Трех сестер» на сцене «Le Monument national».

Флоран Сио

 

По свидетельству Флорана Сио, работа над «Британиком» заняла два года. «Такую сложную пьесу, написанную александрийским стихом, за 8 недель не поставишь», – признался он. 
Действие пьесы Расина происходит в Древнем Риме в 55-ом году нашей эры. Воплощая один из эпизодов его истории (неистовую борьбу за место на императорском троне), «сквозь столетия Расин как бы приглашает нас задуматься над вопросом взаимоотношения индивидуумов (правительств, тиранов и их подданных ) и Государства. Расин призывает нас найти сегодня сценическую и чувственную форму, способную воплотить эту сложную конфликтную связь», – говорит Флоран Сио. 
«Задача, перед которой ставит нас Расин, тем сложнее, что он поднимает вопрос о государстве в психологической плоскости. Этот невероятный предвестник современного психоанализа убеждает нас в том, что История творится в закоулках подсознания, что политическое пространство также является интуитивным, глубинным. Из такой картины мира и рождается глубоко человечный театр. Будучи тайно увлеченным бессовестной свободой, которая дана злодеям, Расин всегда встает на сторону хрупких людей. И в то время, как его творчество зачастую связывают с определенной холодностью, присущей классицизму, его раненые персонажи сгорают заживо».
Ну вот, Флоран Сио нам объяснил свой замысел, дав свое понимание поэтики Расина. Лучше, пожалуй, не скажешь!

Жан Расин о «Британике» 

Жан Расин

 

А что сам Расин писал о своей пьесе? Вот как он объяснил свой замысел в предисловии:
«Ни одно творение, отданное мною на суд публики, не принесло мне таких похвал и не навлекло такой хулы, как эта трагедия. Я трудился над ней с особым тщанием, но, казалось, чем больше сил я в нее вкладывал, тем ожесточеннее рвали ее на части иные критики: каких только козней они не строили, каких только недостатков не находили! Кое-кто даже соизволил взять под защиту Нерона, утверждая, будто я изобразил его слишком жестоким. А я-то полагал, что самое имя Нерона уже означает нечто превосходящее обыкновенную жестокость! Впрочем, возможно, они хотели этим сказать, блеснув осведомленностью, что в первые годы правления Нерон еще ничем себя не запятнал. Но довольно прочитать Тацита, дабы убедиться: пусть вначале он был хорошим императором, но человеком он всегда был очень дурным. 
В этой трагедии я вовсе ни касаюсь дел политических: Нерон представлен мною в кругу своей семьи, в частной жизни, и, право, нет надобности приводить все цитаты, подтверждающие, что я не нанес оскорбления его чести.
 Другие, напротив, пеняли на то, что я приукрасил Нерона. Должен признаться, я отнюдь не считаю его образцом прекрасного человека; он мне всегда казался чудовищем. Но у меня это чудовище только в зачатке – Нерон еще не поджег Рим, не убил свою мать, жену, своих наставников. За вычетом этого, он совершил достаточно злодеяний, чтобы истинная его натура всем была ясна». (...) «Я предлагаю сейчас публике ту из моих трагедий, в которую поистине вложил больше всего труда. Но, признаюсь, поначалу она обманула мои упования на успех: появление ее на театре было встречено такой хулою, что, казалось, пиеса обречена на полный провал. Я и сам начал думать, что судьба ее сложится куда менее счастливо, чем судьба прочих моих творений. Однако в конце концов произошло то, что всегда происходит с произведениями не вовсе дурными: хулителей как не бывало, трагедия не сходит со сцены. Именно ее охотнее всего смотрят ныне и двор, и публика. И если из всех написанных мною пиес хоть одна сколько-нибудь долговечна и заслуживает похвалы, то, поединодушному признанию знатоков, такой пиесой является «Британик».
Должен сказать, что, живописуя двор Агриппины и Нерона, я находил подтверждение верности своего замысла в тех образцовых трудах, на которые опирался. Мои действующие лица скопированы с полотен величайшего живописца древности, то есть Тацита: я так много читал тогда этого несравненного автора, что обязан ему почти всеми живыми чертами своей пиесы. У меня даже было намерение приложить к этому сборнику выдержки из самых замечательных глав, которым я пытался подражать, но оказалось, что они займут немногим меньше места, нежели целая трагедия. Поэтому пусть не посетует на меня читатель за то, что я отошлю его к автору, чьи книги к тому же у всех под руками, и ограничусь цитатами, касающимися лиц, выведенных мною в пиесе».

Звезда Сильви Драпо
Героями пьесы Расина являются молодой император Нерон, а также его мать - дважды овдовевшая Агриппина, побывавшая замужем за императором Клавдием – и, наконец, его сын, Британик. Есть еще возлюбленная Британика красавица Юния, наставники молодых людей: Бурр – для Нерона, Нарцисс – для Британика и Альбина, наперсница Агриппины. Действие разворачивается во дворце Нерона и состоит из пяти драматических актов. 

Сильви Драпо. Фото: Jean-François Gratton

Несмотря на более чем тресотлетнюю дистанцию, язык «Британика» ясен и лапидарен, он образен и выразителен, а главное – выражает эмоциональные состояния, которые понятны сегодняшнему зрителю. На сцене – минимум декораций, зато интенсивно и разнообразно используется игра света с четко выверенными видеоэффектами. Герои одеты в современные костюмы, указывая тем самым, что все происходящее на сцене может случиться и сегодня: те же интриги, те же страсти, те же заговоры. Поразительна в роли коварной и беспощадной Агриппины актриса Сильви Драпо, которая достигает необычайных высот в своем перевоплощении. Сильви Драпо является звездой квебекской театральной сцены. Она сыграла много ярких и сильных ролей, в том числе под руководством успешно работавшего в Монреале режиссера Александра Марина: Марию Стюарт в одноименном спектакле по пьесе Шиллера, Раневскую в чеховском «Вишневом саде», Вассу Железнову в «Вассе» Максима Горького, Бланш в «Трамвае «Желание» Тенесси Уильямса. Эта замечательная актриса воистину превзошла себя в спектакле «Британик»: она элегантна и обольстительна, коварна и жестока, беспомощна и вместе с тем порою слаба. «Это непреложный факт: Сильви Драпо грандиозна в роли Агриппины» («С’est une évidence: Sylvie Drapeau est immense en Agrippine») – в один голос заявляют СМИ и также подчеркивают прекрасные работы молодых и пластичных артистов Эрика Робиду (Британик) и Франсиса Дюшарма (Нерон), сыгравших двух сводных братьев, трагически разлученных любовью к одной и той же женщине, но также возможностью власти. Кому перейдет право обладания и той, и другой? И что важнее: любовная страсть? императорский трон? родственные узы? и какова цена братоубийства?.. Эти и другие вопросы ярко звучат в спектакле «Британик», поставленном с большим уважением к наследию патриарха классического театра Жана Расина и его благодарному  зрителю. 


FORTUNA TRANSPORT

protecto

елена шапа

детский лагерь тропинка

Galaktika

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

businessvisitca