Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Страна по имени Ольга

Страна по имени Ольга
Анри Дорион и Карен Дорион-Купал – о матери и бабушке, балерине Ольге Боговой, рожденной в Санкт-Петербурге и прожившей жизнь в Квебеке.

Год спустя после вышедшей в свет двуязычной иллюстрированной монографии «Québec-Canada-Russie: 100 miroirs» / Квебек-Канада-Россия: 100 зеркал», написанной авторским коллективом в составе Анри Дориона, Этьена Бертольда, Екатерины Исаевой и Анастасии Ломакиной, вдохновитель этого проекта, известный квебекский ученый и специалист по России Анри Дорион совместно со своей дочерью, антропологом и переводчиком Карен Дорион-Купал выпустил книгу мемуаров с эффектным названием «Autour d’Olga. Portraits d’âmes russes et caucasiennes» («Вокруг Ольги. Российские и кавказские портреты»). 

С глянцевой обложки 400-страничного издания на нас смотрит красивая молодая женщина в изящном платье в горошек и светлой шляпке по моде начала 30-х годов. За спиной женщины просматривается силуэт Собора Василия Блаженного, а сама она, едва опершись на каменную стену и держа на коленях сумочку, слегка щурится от яркого солнечного света. Ее левая рука поднята вверх: кажется, она приветствует нас, читателей, которым предстоит узнать ее, Ольгу Боговую, родившуюся в 1909 г. в российском Санкт-Петербурге и при этом прожившую большую часть своей жизни в канадском г. Квебеке, где она и скончалась в возрасте 85 лет в 1994 г.

Знакомство с Ольгой, ее замечательными родителями, интересными братьями и сестрами – их сложными, но всегда достойными судьбами, совпавшими с историческими потрясениями первой трети XX-ого века (Первая мировая война, Русская революция и гражданская война, приход Сталина, эмиграция, обустройство «на чужих берегах») составляет главное богатство книги отца и дочери Дорионов, что, впрочем, ни в коей мере не умаляет значение частей и глав, в которых собраны воспоминания Анри Дориона о его многочисленных поездках, начавшихся в советскую эпоху и продлившихся до наших дней. Наряду с семейными изысканиями, эти поездки и встречи стали для Дориона источником ценных размышлений о прошлом и настоящем, в том числе и орудием познания самого себя.

 

«МЫ БЫЛИ ЗАОДНО...»
«Вам откроется одна история – таковы первые слова предисловия книги. – История Ольги, нашей матери и бабушки, родившейся и воспитанной в Санкт-Петербурге. В расцвете лет, по просьбе родителей, Ольга была вынуждена уехать из России в Бельгию. Некоторое время спустя в Париже она познакомилась с прибывшим туда квебекским адвокатом, за которого вышла замуж. Вся ее дальнейшая жизнь прошла в г. Квебеке. 

 

Анри Дорион

Анри Дорион

 

 

Эта история делится на три периода. Период ее становления в балетной школе на фоне большевистской революции (1909-1928). Период взлета балетной труппы Вермель, гастролировавшей на Лазурном берегу, в Испании и Италии (1928-1932). И наконец, период исполнения функций матери и бабушки, а также преподавателя балетного искусства, на протяжении которого она так и осталась загадкой для всех, кто ее знал (1932-1994)».

Подробно исследуя и рассказывая историю семьи Боговых-Малерб (мать Ольги – рожденная в Архангельске дочь русского чиновника Клавдия Боговая, отец – бельгийский пианист Генрих Малерб, влюбившийся не только в свою русскую невесту, но и в Россию), авторы книги ведут читателя по извилистым дорогам судеб каждого из этого рода, не стремясь закруглить углы и упростить повествование. В свое время Карен Дорион-Купал защитила магистерскую диссертацию, основанную на антропологическом анализе личного рассказа Ольги о ее прошлом. Главное, что поражает в нем – это независимость взгляда и цельность характера человека, давно оторвавшегося от своих корней, однако сохранившего им верность. 

Карен Дорион-Купал

Карен Дорион-Купал

 

« После большого броска в 1932 г. (имеется в виду переезд Ольги Боговой из Парижа в г. Квебек – Прим. ЛП) моя бабушка, – пишет Карен Дорион-Купал, – провела всю дальнейшую жизнь в Канаде, но при этом не перестала быть абсолютно русской. Воспринимала ли она происходящее как ссылку? Она называла жителей дома, в котором жила, «канадцами». Что именно она имела в виду? Что сама была не из их числа? Я долго пыталась проникнуть в эту тайну, до момента, когда....

– Бабуля, а когда тебе пришлось труднее всего? Во время Революции?

– О! В Санкт-Петербурге, мы, родители и дети, были все заодно. Как уточка с утятами, понимаешь? То были прекрасные годы...

Глаза ее в этот момент увлажнились, и после минуты раздумий она добавила:

– Я не помню, чтобы мне было плохо в России («Je ne me souviens pas d’avoir été malheureuse en Russie»)».

 

ВОПРОСЫ БОРИСА ЕЛЬЦИНА
Этот же слова Ольги Боговой вспоминает и Анри Дорион в связи с весьма яркими обстоятельствами своей богатой на интересные встречи жизни. В 1992 г. по случаю подписания российско-канадского договора об экономическом сотрудничестве он, в качестве видного специалиста по России, был приглашен в Оттаву на прием в честь прибывшего туда российского президента Б.Н. Ельцина. Принимал Ельцина канадский премьер Брайан Малруни. Малруни хорошо знал отца Дориона, бывшего видным юристом, а также депутатом канадского парламента. И в разговоре с Ельциным Малруни обратил его внимание на российские корни Анри Дориона: «Мать господина Дориона – русская, – заметил он. При этих словах Ельцин оживился. «И как поживает ваша мама?» – сразу спросил российский президент. «Эти слова, похоже, не удивили нашего премьер-министра, возможно, знавшего несколько слов по-сербски, языке, на котором говорила его супруга Мила Пивницки: известно, что славянские языки имеют много общего», – вспоминает Дорион. Не дожидаясь ответа, Ельцин задал второй вопрос: «Ей нравится в Канаде?» Не без юмора Дорион пишет, что хотел бы «схохмить»: «Пожалуй, больше, чем в Советском раю», но вместо этого ограничился вежливым «да». И далее следует его размышление:

«Я полностью отдаю себе отчет, что это «да» было крайним упрощением того чувства, которое должно было жить в душе моей матери на протяжении шести десятков лет жизни в Канаде. Ее понимание счастья всегда оставалось для меня тайной: она говорила, что счастлива, но я всегда подозревал, что это было не совсем так, или, крайней мере, она была далека от того, что называют счастьем. Мне хотелось понять, как соотносятся между собой «счастье по-российски» и «счастье по-канадски». Я часто обсуждал этот вопрос с моими русскими и канадскими друзьями, однако так и не нашел сколько-нибудь убедительного ответа».

 

НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ВСТРЕЧИЧто поражает в книге – это необъятный интерес автора к России, ее истории, географии, людям. О каждой из бывших советских республик, о каждом из регионов, которые посетил Анри Дорион в ходе своих тридцати пяти путешествий, он рассказывает со знанием дела и точностью ученого-исследователя. Но всякий раз проявляется и его собственное отношение, в котором сосуществуют, а порой борются между собой разнообразные чувства: то восхищения, то недоумения, но всегда – надежды. Конечно, Анри Дорион – франкоканадец по воспитанию и выработанной за долгую жизнь системе ценностей. Однако смотрит он на бывший советский мир (а ныне – российский и кавказский) не отстраненно: видно, что болеет душой. Он не хочет делений: неслучайно, практически в каждой из частей его книги употреблено слово «famille» (семья). А ведь в семье-то, известно: все – свои.

Очень интересны его воспоминания о двух видных ученых нашего времени, увы! не так давно ушедших из жизни. Речь идет об историке и бывшем ректоре РГГУ Юрии Афанасьеве и географе, специалисте по Канаде и Квебеку Аркадии Черкасове. И с тем и с другим Анри Дориона связывали не только общие научные интересы, но и теплая дружба. И Афанасьев и Черкасов, приняли самое деятельное участие в становлении и развитии Центра Москва-Квебек, созданного на базе Университета Лаваля, которым долгие годы руководят Татьяна Могилевская и Александр Садецкий. О них Анри Дорион также тепло пишет в своей книге. 

И еще об одной важном аспекте нельзя не сказать. Жизнь этого удостоенного многих высоких государственных титулов ученого (Дорион является, в частности, Рыцарем Национального Ордена Квебека и Офицером Ордена Канады) и общественного деятеля с мировым именем (см., например, Премию Парижского географического общества и Премии российского АПН), неотделима от музыки и живописи. Одним из ценных свидетельств тому является его рассказ о дружбе с директором Музея истории Армении в Ереване Шахеном Хачатуряном. А началось все с открытия молодым Дорионом творчества выдающегося советского композитора Арама Хачатуряна. Обучаясь музыке в 1952 г. в Нью-Йорке, Дорион услышал там его «Концерт для фортепиано с оркестром» и пришел в восхищение. Спустя три года именно Дорион впервые исполнил это произведение совместно с Симфоническим оркестром г. Квебека под управлением Вилфрида Пелетье, став таким образом едва ли не первым посланником армянского искусства во Французской Канаде.

 

ДУША-ЗАГАДКА
Но этот особый музыкальный слух не перешел ли к Анри Дориону от его матери – балерины Ольги Боговой? А его трепетная, поэтическая душа, вечно стремящаяся то на вольные российские просторы, то к вершинам Арарата? И непреодолимое желание поделиться увиденным и пережитым с читателем, который из небольшого словарика, помещенного в конце книги, узнает, что значит «skameïka », «v prikouskou», «tamada» или обращение: «dievouchka»?.. Анри Дорион часто ссылается на загадочность души Ольги, пишет он и о таинстве России, и о мистицизме Кавказа. Его книга, написанная совместно с Карен Дорион-Купал, читается как роман, хотя и состоит из отдельных глав и зарисовок. 

И перевертывая последнюю страницу, невольно вновь обращаешься к обложке: на ней вечно молодая Ольга, в лучах солнца, приветствует всех нас из вечности Времени.

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV