Наша Газета Монреаль №834, ДЕКАБРЬ 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №76. Ostrov Montreal magazine. December 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

«Скала безумцев» и мятеж времени

«Скала безумцев»  и мятеж времени
Патрик Гренвиль
В январе этого года в парижском издательстве «Seuil» вышел в свет роман французского писателя Патрика Гренвиля «La falaise des fous» («Cкала безумцев») и сразу привлек внимание во франкоязычном мире.

Патрик Гренвиль – литератор с именем. В марте этого года он был принят во Французскую академию и таким образом возведен в «ранг бессмертных». Перу Гренвиля принадлежит два с половиной десятка романов, за один из которых – «Les Flamboyants» («Пылающие деревья») – он получил в 1976 г. премию Гонкур. Тогда же 29-летний писатель провозгласил свое кредо: «Между неоклассицизмом, неореализмом без будущего, и жаргонным авангардом, пунктуационные или композиционные изыски которого оставляют меня равнодушным, я хотел бы открыть третий путь: речь идет о народном эпическом романе».

 «Скала безумцев» является наилучшей иллюстрацией этому высказыванию писателя, ибо мы имеем дело с монуметальной фреской целой исторической эпохи, в которой уместилась одна человеческая судьба. Время действия: 1867-1927 гг.

Патрик Гренвиль «Скала безумцев»

Патрик Гренвиль «Скала безумцев»

 

 

НА ПЛЯЖАХ НОРМАНДИИ
В этом 650-страничном романе, имеющем широкий общественно-политический и эстетический фон и написанном от первого лица, рассказан жизненный путь молодого французского буржуа Шарля Гийеме, родившегося в середине XIX в. Демобилизованный в результате ранения, полученного на колониальной войне в Алжире, он возвращается в родную Нормандию в живописный городок Этрета. 

Этрета известен своим скалистом побережьем у Ла Манша и пляжем, где проводят время известные писатели Виктор Гюго, Ги де Мопассан, Гюстав Флобер, а художники – Гюстав Курбе и Клод Моне – пишут свои полотна. Гийеме получает возможность видеть гениев вблизи, наблюдать за ними.

Личная история самого Гийеме напоминает начало романа Ги де Мопассана «Милый друг». Подобно его герою – молодому красавчику Жоржу Дюруа, вернувшемуся неприкаянным с алжирской войны, – он легко влюбляет в себя красивую и богатую даму по имени Мадлен, тоскующую в отстуствии вечно занятого делами супруга. «Запретная связь» продлится не один год, пока Гийеме не встретит падчерицу Мадлен, молодую и талантливую художницу по имени Анна. И вспыхнет новая страсть. Однако в какой-то момент Анна пресытится провинциальным бытом и умчится покорять иные высоты в Париж. В жизни уже зрелого Гийеме возникнет третья женщина по имени Алин. В ней не будет чувственной страстности первой возлюбленной, не будет и оригинальности и свободолюбия второй, зато она станет прекрасной супругой и матерью их двух детей. Так пройдет жизнь.

 

СЛОМ ВЕКОВ
Но у этой, казалось бы, тривиальной, частной истории есть впечатляющий фон, который оказывается существенным для повествователя, внимательно следящего за ходом событий общественно-политической жизни. И тут, благодаря его наблюдениям и размышлениям, читателю откроется описание времен правления Наполеона III с его безумной мечтой покорить арабский Восток. И возникнут один за другим роковые события: франко-прусская война 1870-1871 гг., в результате которой Франция лишится Эльзаса и Лотарингии, а также десятков тысяч своих солдат, и начнется воспетое Виктором Гюго народное восстание 18 марта 1871 года, вошедшее в историю как «Парижская коммуна». 

А затем произойдет переход в век двадцатый, отмеченный еще более чудовищной Первой мировой войной (это, пожалуй, самые сильные страницы романа!), и генодидом армянского народа, и Великой русской революцией 1917 г., ознаменовавшей крушение былых устоев  и начало  новой  эры.

Сколько событий! Последним в их череде окажется III-ий съезд национал-социалистической партии в немецком Нюрнберге, где состоится восхождение Адольфа Гитлера.

«Двадцатый век, – напишет Гренвиль в конце своей книги, – изобретет массовое истребление целого народа. На наших глазах. Все надежды Золя, Жореса, Ромена Роллана, Виктора Гюго будут уничтожены».

По мнению писателя, одним из важнейших событий на переломе двух столетий, окажется дело Дрейфуса, резко расколовшее французское общество. Речь шла о судебном преследовании капитана Альфреда Дрейфуса, имевшего еврейское происхождение, ложно обвиненного в предательстве национальных интересов Франции в пользу вражеской Германии. Десять лет ушло на то, чтобы заключенный в тюрьму Дрейфус был в итоге признан невиновным. «Дело Дрейфуса стало международным», – напишет Гренвиль.

Беспощадное противоборство возникнет между правыми националистическими силами, занявшими открыто антисемитские позиции (их, в частности, выражали Леон Доде, Шарль Морас, Морис Баррес), и прогрессивными либералами, которых возглавил известный писатель Эмиль Золя. Его знаменитый манифест «J’accuse» («Я обвиняю») подписали Анатоль Франс, Клод Моне, Марсель Пруст. Впоследствии антиклерикальная, социалистическая мысль воплотится в идеологию антимилитаризма, которая, однако, не в силах будет остановить войну. Из лона западного социализма вызреет и коммунистическая утопия, и феминизм как средство борьбы за женские права.

На протяжении всего повествования главный герой будет размышлять над ведущими идеологиями своего бурного времени. Вслед за социалистами Жаном Жоресом и Розой Люксембург он заклеймит Первую мировую войну как кровавую и бессмысленную бойню. Однако в страстных спорах со своей возлюбленной Анной, очарованной «русской революцией Ленина и Троцкого», он проявит недоверие к ее будущим плодам и во время Гражданской войны идейно примет сторону «белых», за что заслужит из насмешливых уст художницы презрительное клеймо «трусливого буржуйчика». 

 

«БУДЕМ ЖДАТЬ!»
Впрочем, первая четверть XX-ого века – это не только кровь, но и созидание. «Этот век будет русским и американским. Будем ждать!» – воскликнет герой, видя бессилие Европы и ее возможный закат. 

Путешествие к берегам Северной Америки потрясет воображение французского провинциала. Поводом к нему будет посещение художественной галереи Дюран-Рюэль, открывшей свое представительство в Нью-Йорке по адресу: 385, 5-ая Авеню и впервые познакомившей американскую публику с искусством французских импрессиониствов. Гийеме потрясен пестротой нью-йоркской уличной толпы, разнообразием лиц, которых никогда не видел в Нормандии. Его восхитят автомобили и электрические провода, а еще позже, в 1927 г. – 33-часовой перелет через Атлантику американского летчика Чарльза Линдберга, впервые соединившего Париж и Нью-Йорк. Не забудет он и подвиг француза Луи Блерио, перелетевшего на своем самолете в 1909 г. через Ла Манш. 

Но самым дорогим для главного героя окажется живопись. Жизнь и творчество основателя импрессионизма Клода Моне пройдут красной нитью через все его повествование. Моне он будет сравнивать с Гюставом Курбе, реалистом в искусстве, революционером и коммунаром. Оба художника останутся чрезвычайно дорогими сердцу героя, тем более, что оба писали с натуры «Скалу Этрета». Ныне, изображенная Курбе, «Скала Этрета» хранится в парижском музее д’ Орсе, а одна из вариаций на ее тему в мастерском исполнении Монэ украшает стены Музея изобразительных искусств им. Пушкина в Москве. «В искусстве всегда присутствует безумие», – скажет Гийеме. И процитирует слова Золя в связи с открытием Салона в 1866 г.: «Дайте нам безумцев, мы из них что-нибудь сотворим. Безумцы мыслят».

Сколь близко художественное безумие сердцу героя (на страницах романа оживают также образы Эдуарда Дега, Огюста Родена, Камиля Писсарро, Анри Матисса, а также мастера кубизма испанца Пабло Пикассо или немца Отто Дикса, которого нацисты запишут в представители «дегенеративного искусства»), столь опасается он безумия политического. 

«Наивно было бы думать, что безумие Истории вытекает лишь из экономических кризисов и социальной, исторической диалектики. Нет, главная причина, сердцевина преступления находится в Человеке, в Человеке единогласном. Смотрите: вот он в действии. Взят на месте преступления», – воскликнет Гийеме – и после столь горького вывода скажет: «Моя родина – живопись». Именно в ней он найдет то, чем дорожит более всего: красоту чувства, гармонию, покой. 

 

ТЕРРАСА В СЕНТ-АДРЕСС
Символом этого станет живописное полотно Клода Моне «Терраса в Сент-Адресс», хранящееся в нью-йокском Метрополитен-музее. На этой изумительной в своем совершенстве картине изображена синяя морская даль с силуэтами кораблей, в которую вглядываются люди, находящиеся на террасе, обсаженной красивыми цветами. Репродукцией этой картины украшена и глянцевая обложка интереснейшего, полного страсти и полемики романа «Скала безумцев», который, хочется верить, найдет путь и к русскому читателю.

Гюстав Курбе «Скала в Этрета после грозы»

Гюстав Курбе «Скала в Этрета после грозы»

Авантюристы поневоле

автомобили

DIZEL SHOW

Шуфутинский

Рева Галустян

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

businessvisitca