Наша Газета Монреаль №829, октябрь 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №74. Ostrov Montreal magazine. September 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

Рядом с режиссером Александром Хантом

Рядом с режиссером  Александром Хантом
Кинорежиссер Александр Хант
На монреальские киноэкраны выходит фильм «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»

Эта картина, несмотря на «трудности перевода» ее длинного и откровенно просторечного названия, уже завоевала ряд высших международных премий на кинофестивалях в Карловых Варах, Осло, Македонии, Лос-Анжелесе и французском Онфлере. Ну, и в России ей сопутствует большой успех: на кинофорумах в Выборге, Ханты-Мансийске, Ялте, Екатеринбурге «Витька Чеснок» в лице как минимум одного из его создателей – режиссера Александра Ханта, сценариста Александра Бородачева или исполнителя главной роли – Евгения Ткачука (а то и всех вместе) – отмечены специальными наградами. 

И вот последняя, громкая новость из Общероссийской академии «Ника»: работа режиссера Александра Ханта отобрана в список финалистов лучших фильмов за 2017 год, а Евгений Ткачук – ныне один из первых претендентов за лучшую мужскую роль. Результаты станут известны на торжественной церемонии, которая состоится 1 апреля в Москве. 

И как после этого не воспользоваться возможностью побеседовать с кинорежиссером Александром Хантом, живущим и работающим в Москве?

Хорошо, что существует связь по Скайпу!

 

« Я – КОРЕННОЙ СИБИРЯК...»
– Александр, позвольте поздравить Вас с фестивальным успехом, сопровождающим Вашу картину, а также поблагодарить за возможность встречи с ярким, самобытным и волнующим кинопроизведением. 

– Спасибо!.. Меня несколько удивляет это «победоносное шествие» по фестивалям, но это, конечно, и радостно, и приятно. 

– У Вас получилась отличная работа, и теперь ей предстоит прокат в Монреале. Давайте расскажем нашим читателям и будущим зрителям о Вас самом. Откуда Вы родом и что привело Вас в кинематограф? 

– Я – коренной сибиряк, родился в Ханты-Мансийске в 1985 г. Долго пытался выяснить, как там оказались мои предки, но так мне и не удалось узнать, когда они там поселились. А в Ханты-Мансийске в 2003 г. я окончил школу и в том же году поступил на отделение кинооператоров в Санкт-Петербургский университет кино и телевидения. И там я учился пять лет у замечательных мастеров, в частности, у Эдуарда Розовского, который снял фильмы «Человек-амфибия», «Белое солнце пустыни», «Начальник Чукотки» и т.д.

– А поступили Вы без труда?

– Можно сказать, что да. Потому что тогда были выездные экзаменационные комиссии и поступил я у себя в Ханты-Мансийске. Правда, вначале на платной основе, но потом перешел на бюджетное отделение, так что все удачно у меня сложилось.

– А в Вашей семье не было людей, работавших в кино? Или Вы сами почувстовали в себе какие-то творческие задатки?

– Мои родители развелись, когда я был малышом. Мама – госчиновница. Но мой отец был городской знаменитостью. Раньше наш город был совсем небольшой: население тысяч сорок, и отец ходил по всем детским садам и школам и фотографировал ребят. Его все знали. И вот он-то мне и подарил первый пленочный фотоаппарат « Зенит», и в первый раз в жизни я проявлял и печатал фотографии у него дома. Я тогда, наверное, в 8-ом классе был. 

– И это повлекло Вас позже в профессию кинооператора?

– Не только. В школе я занимался в театральном кружке, потом в фотокружке, на местном радио участвовал в радиопостановках. Театральным кружком у нас руководил режиссер, учившийся когда-то в Ленинграде с Львом Додиным, он нам много чего привил. К тому же у меня была замечательная учительница литературы. Когда она пришла к нам в 9-ом классе, она сказала: « В своих сочинениях вы можете писать все, что угодно, но свое мнение вы обязательно должны обосновать». И с тех пор я влюбился в этот предмет. 

– А до этого?..

– До этого – нет, не любил. И наконец, со мной произошел инцидент, также повлиявший на выбор профессии. Я как-то прыгнул из школьного окна со второго этажа и сломал ногу, которую затем заковали в гипс. Нужно было сидеть дома, и мама на полученные деньги от страховки купила мне видеокамеру. С тех пор я с этой штукой не расставался, снимал все подряд и в итоге и решил связать свою жизнь с кино. Но поступать решил на операторский, хотя и мечтал о режиссуре. Режиссер – все же ненадежная профессия...

 

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА В МОСКВУ
– И мечту в итоге исполнили?

– Да, получив диплом кинооператора в Санкт-Петербурге в 2008 г., поехал в Москву и на следующий год поступил на режиссеркое отделение во ВГИК к Карену Шахназарову, он тогда набирал курс для тех, у кого уже было высшее образование. Окончил я его в 2012 г.

– И начали сразу снимать полнометражное кино?

– Что вы! Дальше я понял, что никому не нужен. Мытарствовал три года с одним сценарием, и все тщетно. В 2015 г. дошел до опытного продюсера Федора Попова, руководящего совместно с Владимиром Малышевым центром «ВГИК-Дебют». Попов и «запустил» меня, предложив сценарий « Чеснока». Сценарий мне сразу понравился. Мы успешно прошли «питчинг» в Министерстве культуры и в итоге получили бюджет для съемок. Из 26 представленных дебютных работ две были финансово поддержаны государством.

– А сценарий этот был написан?..

– Также дебютантом – Александром Бородачевым. Да и для оператора Даниила Фомичева это также была первая большая работа. Так что мы втроем – дебютанты.

– И сценарий Бородачева не претерпел изменений?

– Очень незначительные...

– А как обстояло дело с выбором актеров?

– Когда я стал читать сценарий, мне уже было понятно, что главную роль – Витьки Чеснока – должен играть Евгений Ткачук. Я был с ним знаком. А когда Ткачук согласился, то довольно быстро возникла идея пригласить на роль отца Витьки Алексея Серебрякова. И я позвонил ему в Канаду. Он меня, конечно, не знал. Но сценарий ему понравился, как и идея сняться совместно с Евгением Ткачуком. 

Леха Штырь (Алексей Серебряков)

Леха Штырь (Алексей Серебряков)

 

 

– Серебряков как будто отказался от гонорара?..

– Да, так и было...

– Но он в разговоре с популярным видеоблогером Юрием Дудем немного покритиковал картину.

– Возможно потому, что он бы желал больше совместных сцен с Ткачуком, которые глубже раскрывали отношения отца и сына.

– Я хотела бы спросить Вас о саундтреке фильма. В нем большое место отведено российскому рэпу. Мне показалось, что он очень здорово и точно выражает смятенную душу главного героя, да и вообще поколения, к которому он принадлежит...

– Вначале я планировал «Голубую рапсодию» Гершвина, но потом стал думать: « А что бы мог слушать главный герой, сидя в своей машине?» И решил, что рэп. И потом вот так нашлось то, о чем Вы сейчас сказали.

– А еще – вопрос о цвете. Это чья заслуга?

– Прежде всего, оператора. Но, конечно, мы все вместе и этот вопрос обсуждали. И пришли к мнению, что у нас в картине должно быть три главных цвета: зеленый, красный и желтый, а все остальные, в том числе сложные цвета, мы из кадра убирали. Это в первой половине фильма, а во второй - городская пестрота исчезает, и проступает больше природных красок. А в финале, в доме инвалидов, все становится едва ли не одноцветным...

– У меня при просмотре возникла ассоциация с фильмом Стэнли Кубрика «Заводной апельсин», а герой Ткачука чем-то напомнил молодого Малкольма МакДаэулла (даже пластырь на переносице), да и песня «Заводной апельсин» в какой-то момент звучит... Это случайно?

– Нет, наверное. Что-то подсознательное в этом, конечно, было. Я вообще очень люблю фильмы Кубрика. Так что какая-то связь определено существовала.

– Картина имеет «открытый» финал. А Вам как создателю как кажется: что в итоге решит главный герой, оказавшийся на распутье?

– Вы знаете, мне много раз задавали этот вопрос. Я бы так ответил: как бы ни сложилось дальнейшее, самым главным было привести Чеснока к остановке, когда перед ним встали более сложные вопросы. Если он повернет обратно, это не означает, что он станет «хорошим», а если поедет дальше, то «плохим». Важно, что что-то в нем внутри поменялось.

– Что, наверное, и делает эту картину понятной и в России, и за ее пределами? Ведь она, в частности, – о сложных взаимоотношениях отцов и детей, о том, что нас связывает с прошлым, как мы переживаем настоящее, что в себе преодолеваем. Это универсальная, общечеловеческая проблематика. 

– Да, мы так и хотели, при том, что по форме фильм отражает современную русскую действительность, которая художественно выражена кинематографическими средствами. И мне кажется, если мы дальше будем двигаться по такому пути, то есть надежда, что мы обретем наше российское кино, о котором все мечтаем.

Витька Чеснок (Евгений Ткачук)

Витька Чеснок (Евгений Ткачук)

 

 

У ПОДНОЖИЯ ВЕРШИН

– А можете ли Вы назвать имена советских или российских кинорежиссеров, или их фильмы, оставившие след в Вашей душе?

– О советском кино вообще можно много говорить, т.к. это вершины, у подножия которых мы сейчас оказались. Ведь советская система позволила как-то иначе даже содержательно кино воспринимать: не с точки зрения кино как бизнеса, а как диалога кино со зрителем. И в советском кино было много достижений, которые никуда не делись, а проявляются ныне в современном, в том числе даже и американском коммерческом кино. Вообще весь советский кинематограф – авторский. То есть когда мы говорим о фильмах Э. Рязанова или Г. Данелии, их киноязык не спутаешь между собой. И это было действительно народное, зрительское кино. И тут много кого можно назвать. Но я бы для себя выделил, может быть, и не самых известных советских кинорежиссеров: Динару Асанову («Не болит голова у дятла», «Пацаны»), Николая Досталя («Облако-рай»), Ларису Шепитько, Элема Климова... 

– Алексея Германа?..

– Да, это целое изобретение и с точки зрения формы и содержания!

– И последний вопрос. О Вашем творческом псевдониме – Хант. Откуда он? Потому что Вы из Ханты-Мансийска?

– Он связан с историей, случившейся со мной в детстве. Мне было 8 лет. И я заблудился в зимнем лесу и очень испугался, т.к. вдруг осознал, что не смогу из него выбраться. Я был один, мне стало в какой-то момент страшно, т.к. казалось, что я погибну. И я уже совсем отчаялся и вдруг появился хант (представитель малых народов Севера – Прим. ЛП), а я до этого ни хантов, ни манси у нас в городе не видел. Да еще этот хант был с оленем. И он меня вывел из леса. Потом, гораздо позже, я понял, что этот человек, одетый в национальный костюм, был работником музея под открытым небом. Есть у нас такой. Так что мой псевдоним связан именно с этой историей.

– А что за книги у Вас стоят? Это в основном о кино?

– Да, в том числе. Но и художественная литература есть, и о музыке, и о фотографии, и об операторском деле. Моя жена – Наталия Макарова – кинооператор. 

– А она участвовала в Вашей картине?

– Да, мы с ней на съемках « Чеснока» и познакомились. У нее, кстати, есть очень хорошая дебютная картина «Пепло». И вот дочка у нас Саша, ей 4 месяца...

– А сейчас что-то новое Вы делаете?

– Сейчас со сценаристом Дмитрием Соболевым (он, в частности, – автор сценария фильма «Остров» Павла Лунгина) мы начали работать над сценарием картины о подростках, в основе которой лежит реальная история, происшедшая в Псковской области. Фильм будет малобюджетный, и я сейчас ищу на него деньги. Думаю, что найду.

– То есть несмотря на трудности, смотрите в будущее с оптимизмом?

– Конечно, а как иначе? Только так!

  

Что сказать в заключение? Воспользуемся словами из названия фильма Элема Климова, на которого ссылался в разговоре Александр Хант. «Иди и смотри!». Смотрите фильм «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов». Вас ждет настоящее Кино (и совсем не чернуха, как можно вначале подумать). Оно мало кого оставит равнодушным. И будет музыка, много музыки, где в заключение звучит прекрасная песня с простыми, но важными словами: « Я буду рядом»...

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

СУРГАНОВА

disel show

businessvisitca