Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

«Ромен Гари в поход собрался»

«Ромен Гари в поход собрался»
Так можно перевести название книги «Romain Gary s’en va-t-en guerre», вышедшей в январе этого года в парижском издательстве «Flammarion». В ней автор Лоран Сексик предпринял попытку восполнить пробел в биографии всемирно известного французского писателя с русско-еврейскими корнями.

Рожденный 21 мая 1914 г. на территории Российской империи Роман Кацев – вот подлинное имя того, кто в середине 40-х годов прошлого века, выступив под псевдонимом «Romain Gary», сразу обратит на себя внимание французов своими литературными публикациями. 

После выхода его первого романа «Éducation européenne» («Европейское воспитание») к творчеству Гари неизменно будет прикован интерес. Впрочем, в 1945 г. читателям и критике будет еще не известно, что псведоним «Gary» был заимствован из старинного русского романса «Гори, гори, моя звезда», услышанного писателем в детстве. Исполняла этот романс мать Романа, Мина Овчинская, от которой, как покажет будущее, ее сын позаимствует вкус к литературе, романтизму и приключениям. Образ немеркнущей звезды, «звезды любви волшебных дней» будет ассоциироваться в сознании Гари с библейском ликом Мадонны, в котором найдет воплощение безграничная любовь матери к сыну. 

В конце жизни увенчанный славой писатель и успешный дипломат признается, что ни с одной женщиной, встреченной на его блистательном пути (среди его жен и возлюбленных были дамы высшего света и голливудские звезды), он так и не был по-настоящему счастлив, может быть, потому, что ни одна из них не могла ему внушить той же веры в себя, которую «на старте» ему дала его вечно нуждающаяся, одинокая и при этом никогда не сдающаяся мама. 

Знаменитый автобиографический роман Романа Гари «La promesse de l’aube»(1960) (переведённый на русский язык «Обещание на рассвете», хотя точнее по смыслу было бы «Обещание рассвета») стал одой Мине Овчинской (Гари вывел ее под именем Нины Борисовской), совершающей чудеса самопожертвования ради успешного будущего ее сына. 

 

ВИЛЬНО-ВАРШАВА-НИЦЦА
Прожив в крайней нужде вначале в г. Вильно, где родился Роман, проскитавшись какое-то время в Варашаве, в 1928 г. вдвоем с матерью они переберутся во Францию – страну «свободы, равенства, братства». Роману к этому моменту 14 лет, Мине – 49. Как и у большиства русских беженцев, у них есть только Нансеновские паспорта и никаких прав. Уже немолодая мать-одиночка крутится как может, работая то модисткой, то швеей, то убирает богатые дома в г. Ницце. 

Центром притяжения русских иммигрантов там становится Cвято-Николаевский собор, и Мина, несмотря на свое иудейское происхождение, ходит туда, тем более, что русский язык и русская литература – ей родные. К тому же она как-то рассказала Роману, что в в своей артистической молодости ей посчастливилось познакомиться со звездой театра и немого кино Иваном Мозжухиным. Неотразимый Мозжухин снимался в картинах самого Якова Протазанова. А сравнить фотографию Мозжухина с ее «Ромушкой» – получится одно лицо! И оба красавцы писаные! Те же страстные глаза с раскосинкой, тот же высокий лоб и гордый профиль. И Ромушке думается: а вдруг он и впрямь наследник Артиста, пусть и незаконнорожденный? Почему бы не рассказать об этом окружающим? Пусть знают с кем дело имеют! А то ведь французы – народ «зазнаистый», на иммигрантов смотрят свысока. Да и в классе уважать больше будут...

Впоследствии, достигнув высоких дипломатических постов и международного литературного признания, Гари возьмет шефство над могилой артиста, похороненного в 1939 г. на русском кладбище Сент-Женевьев-де Буа (Мозжухин иммигрировал во Францию в 1920 г. и умер там в одиночестве и  бедности).

 

ВЗЛЕТ
Любитель мистификации, Ромен Гари (а также Эмиль Ажар, Фоско Синибальди, – Кацев всю жизнь будет «играть» придуманными именами, среди которых есть и Сатана Бога) издает книгу за книгой. Он умудряется получить,  что уникально, целых две (!) Гонкуровские премии. Одна из них – за роман «La vie devant soi» («Жизнь впереди»), успех которого оглушителен! Главным героями он сделает послевоенных «отверженных» – бывшую узницу Освенцима, старую еврейку мадам Розу, и ее питомца – арабского сироту  Момо, ставших  по-настоящему близкими друг другу.

После военной службы во французской авиации, на которую он поступил в 1938 г., Гари сделает блестящую дипломатическую карьеру. 

Военный летчик Гари совершил сотни боевых вылетов на Ближнем Востоке в пользу «Свободной Франции» во главе с ее бесстрашным лидером – генералом Шарлем де Голлем, с которым будущий писатель познакомится в Лондоне. 
Летом 1945 г., по окончании Второй Мировой войны, де Голль начнет серьезную чистку в правительстве, освобождая его от коллаборационистов. Ромен Гари получит дипломатический пост во французском МИДе. 

Он едет работать в Болгарию, затем Швейцарию, позже работает в постоянном представительстве Франции при ООН в Нью-Йорке и завершает свою карьеру в чине Генерального консула Французской Республики в Лос-Анджелесе. Конечно, в этой работе ему помогает свободное владение русским, польским, французским и английским языками. Русский был его родным, на нем он говорил с матерью, большой поклонницей русской литературы; польский изучал в школе, когда из его родного Вильно они перебрались на несколько лет в Варшаву; французский стал его первым языком с тех, пор, как они осели во Франции (он уже в первые годы учебы стал получать грамоты за сочинения по французской литературе); английский освоил в Лондоне, куда не раз летал к де Голлю во время войны, и который затем практиковал, женившись на британской подданной. И конечно, в его детстве присутствовал идиш – язык, на котором говорила еврейская община Вильно с ее населением в 60 тыс. душ.

 

СЕКСИК: ОБРАТНО В ВИЛЬНО
Именно жизнь и нравы этой общины, которую Лоран Сексик называет «еврейским гетто», и оказывается в центре повествования «Роман Гари в поход собрался». 

Сексик, сильно сомневающийся в отцовстве Ивана Мозжухина, сосредотачивает свое внимание на образе меховщика Арие Кацева, подлинном родителе Романа. Впрочем, супружеские отношения с Миной у Арие не сложились, Мина казалась ему слишком взбалмошной и непредсказуемой, и он с легкостью предпочел ей молодую и красивую Фриду, с которой у Арие родилось двое детей – Валентина и Павел. Однако, по версии Сексика, ушедший из первой семьи отец тянулся к своему сыну Роману. 

Книга повествует об их двух «совместных» днях, а точнее – разговорах «по душам», в которых не слишком образованный Арие говорит с сыном о смысле того, что ему хорошо известно – религиозных устоях, на которых вырос сам. Арие – антипод Мины, устремленной в будущее, в модерн. Отец Романа верит только в традицию, в священное прошлое предков.

Сексик возвращает читателя в Вильно 1925 года, в город, который делят между собой сильные миры сего: то он входит в состав Российской империи, то занят немцами, то по Брестско-Литовскому миру оказывается в орбите Советов, то его захватывают поляки. А еврейское гетто живет своей традиционной жизнью, стараясь приспособиться, как может, к каждой из новых властей. И Сексик воссоздает через разговоры и раздумья персонажей атмосферу того тревожного времени. 

Но пройдет 16 лет, и немецко-фашистские войска займут Вильно. Гетто сразу же будет приговорено к истреблению. Арие Кацев, его жена Фрида и их дети Валентина и Павел не избегут расправы. В конце романа, Сексик рисует встречу Арие и немецкого офицера- эсесовца, отвечающего за «окончательное решение». Самым большим утешением для Арие будет мысль о том, что его мобилизованный сын Роман в это же самое сражается за освобождение мира от нацизма, а значит, и за него.

 

ПРАВО НА ВЫМЫСЕЛ
Сексик как будто бы пытается восстановить связь между двумя фактами: беспощадным истреблением еврейства и героизмом выходца из его рядов Романа Кацева. Сын «в поход собрался», чтобы отомстить за отца. Было ли именно так? Кто теперь скажет? 

Самого Ромена Гари нет в живых, и, несмотря на большое литературное наследие, оставшееся после его самоубийства (Гари застрелился в возрасте 66 лет), его воспоминаний о (несуществующем) отце, по сути, нет. Однако представляется очевидным, что идейно-нравственный выбор Романа Кацева/ Ромена Гари, который он без колебаний связал с борьбой за освобождение Франции от коричневой чумы, а в более широком смысле – и всей Европы, был задолго им определен. Исходя из всего предшествующего жизненного опыта, борьба с фашизмом представлялась ему единственно правильной. 

Впрочем, есть жизнь, а есть и ее литературное переосмысление. Писатель, в отличие от историка, имеет полное право на создание легенды и зачастую именно она становится его истинной целью.

Книга Лорана Сексика «Роман Гари в поход собрался», как свидетельствует посвящение родителям автора, была навеяна образом его родного города Ниццы, где «с балкона нашей квартиры дома номер 1 по улице Роже Мартен-дю Гар, мы любовались русской церковью и лицеем Императорского парка, связанных с памятью о Ромене Гари».

Памятная доска в г. Вильнюсе.

Памятная доска в г. Вильнюсе.

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV