Наша Газета Монреаль №808, декабрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №66. Ostrov Montreal magazine. DECEMBER декабрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

«Привет, Галарно!» 50 лет спустя

«Привет, Галарно!» 50 лет спустя
С 23 сентября по 1 октября в Монреале проходил 23-ий Международный литературный фестиваль.

Самым заметным событием фестиваля стала премьера литературно-драматической композиции по роману Жака Годбу «Salut, Galarneau!», в эти дни отметившему полвека со дня первой публикации в парижском «Éditions du Seuil». Спектакль состоялся на сцене монреальского театра «Outremont».

«Канада отмечает свое 150-летие, а моей книжке – 50, это треть всей нашей истории», – шутил в эти дни Годбу в своих интервью на Радио-Канада. Но дело, конечно, не столько в возрасте этой небольшой по объему вещи, сколько в том эмоциональном воздействии, которое «Привет, Галарно!» оказало на поколение людей, вступавших в большую жизнь в середине 60-х годов прошлого столетия. В память о нем, об эпохе ЭКСПО-67, а также об исторической речи генерала Шарля де Голля, произнесенной им с балкона монреальской мэрии и вызвавшей всплеск национального самосознания в среде молодых квебекцев, режиссер Алексис Мартэн и поставил свой спектакль, пригласив к участию двух артистов разных поколений: маститого Пьера Кюрзи и начинающего Бенуа Друэн-Жермена. 

Сидя за стойкой, установленной на сцене, эти артисты последовательно вели монолог от лица главного героя книги – продавца хот-догов на Иль-Перро, 25-летнего Франсуа Галарно, нигилиста и одновременно – неисправимого романтика, мечтающего стать писателем.

 

CКАЖУ ВАМ ПРЯМО...
 «Скажу вам прямо: после полудня лучше не пытаться писать книги. В том смысле, что трудно сосредоточиться, когда у тебя под носом – очередь покупателей», – обращаясь к воображаемым читателям, начинал свой рассказ Франсуа Галарно и продолжал: «Сегодня в ней в основном стоят туристы из Америки. Характерно, однако, что они прибывают в Прекрасную провинцию через, как принято здесь выражаться, «гостеприимное Онтарио», и я, наверное их первый квебекец, первый native. Cреди них – трогательно до чертиков ! – находятся такие, что пытаются обратиться ко мне по-французски. Ну, я и даю им возможность побыть смешными. Особенно их не поощряю, но и не мешаю им. Я так скажу: если американцы изучают французский язык в школе и потом, приехав сюда в августе, пытаются на нем изъясняться, это их полное право. Всегда хорошо проверить, применимо ли на деле полученное образование. Что касается меня, то цена образованию, которое получил я, – копейка в базарный день. Мне довелось убедиться в этом, когда я искал работу, наблюдая мир и пытаясь найти счастье».

И вслед за этим признанием следовал рассказ о любви к девушке по имени Мариза и ее неожиданной измене (она предпочтет «безалаберному» Франсуа его успешного и рационального брата Жака), о непростых отношениях с близкими, о трудном поиске себя, о надеждах и их крушении, о желании уйти из этого мира, закрывшись от него высокой кирпичной стеной, и в итоге – об обретении собственного пути. 

Все это – в координатах местных реалий, которые впервые в квебекской литературе проступили столь явно: роман «Привет, Галарно!» стал едва ли не «энциклопедией франкоканадской жизни» – столь подробным оказался мир вещей, уложенный в четкие географические координаты, по которым можно было без труда составить карту местности и одновременно получить рентгеновский снимок национального характера. 

 

КАК ЛОСКУТНОЕ ОДЕЯЛО
Написанный ярко и сочно, с использованием молодежного слэнга и с опорой на разговорный синтакис, этот роман походил на «patchwork», лоскутное одеяло, сочетая причудливым образом, казалось бы, несоединимое. Черты критического реализма уживались в нем с сюрреалистическими мотивами, возникавшими в потоке сознания героя, рекламные тексты – с пародией на них. Ирония и сарказм, а местами и острая социальная сатира переплетались с лирическими описаниями северной природы, частью которой чувствовал себя герой.

И еще один момент останавливал внимание читателя. Это речь Франсуа Галарно, в которой можно было выделить две важные особенности. Во-первых, присутствие изрядного количества англицизмов, свидетельствующих о сильном влиянии англоканадцев на все стороны жизни франкоканадского населения того времени. Во-вторых, использование автором устной квебекской формы французского языка, для которой характерна собственная образная система. Одна из ряда ее особенностей – так называемая бранная лексика, которая, в Квебеке связана исключительно с религиозной сферой. Самое употребительное междометие в устах Галарно – hostie (сокращенно: stie), изначально обозначавшее «просфора». Впрочем, это слово давно утратило свое предметное значение и в монологах Франсуа Галарно стало выполнять фунцкию некой «приправы», эмоционального аккомпанемента. Вот и финальная фраза романа: «До завтра, старина, красно солнышко! Привет, Галарно!» завершалась сакраментальным «Stie!».

 

ПОСВЯЩАЕТСЯ МОРИСУ НАДО ИЗ СЕН-АНРИ 
 «Привет, Галарно!» стал памятником 60-м годам. Но и сегодня, по прошествии полувека, роман абсолютно не устарел. Ведь вопросы, которые были заданы в нем главным героем, как и раньше, встают перед новым поколением. Что важнее: быть или иметь? А если быть, то кем и как? Как найти свою половинку? А если нашел, удастся ли ее удержать? И где, как ни на листе бумаги, выразить себя до конца? Но получится ли?..

Примечательно, что книга посвящена некоему Морису Надо, который, по признанию Годбу, во многом подсказал ему образ главного героя. В начале 60-х 30-летний Жак Годбу, который одновременно работал и как литератор и как кинематографист, начал съемки документального фильма о монреальском рабочем предместье Сен-Анри. Там он сразу столкнулся с протестами местных торговцев, не желавших, чтобы их район был показан в неприглядном свете: о бедных предпочитали помалкивать. 

Житель Сен-Анри Морис Надо был из группы молодых людей, выступивших в качестве защитников фильма: недопустимо скрывать правду! Годбу и Надо быстро подружились. И это – несмотря на разную «классовую принадлежность»: один – рафинированный интеллигент и к тому же племянник бывшего премьер-министра Квебека Аделара Годбу, другой – заводской работяга, едва окончивший восемь классов. 

Годбу

 

«Это был парень, работавший на фабрике пластмассовых изделий, поменявший много разных мест, он и ресторанах мыл посуду, и играл в карты на бульваре Сен-Лоран. Мы с ним вместе ходили по тавернам. И за кружкой пива говорили о разном, и конечно, о настоящем и будущем нашей страны. И он был очень интересным, умным, ярким, – рассказывает Жак Годбу. – Однажды Морис мне сказал: «Знаешь, мне очень хочется открыть книжный магазин». И тогда я решил, что должен помочь ему и снял на полгода помещение на улице Нотр-Дам. Потом пошел к друзьям и знакомым за книгами, они многое отдали, и так Морис стал предпринимателем. Но он оказался не слишком успешным бизнесменом, и через полгода пришлось эту затею оставить. Наверное, надо было тогда открыть передвижную палатку с хот-догами, и назвать ее «Сhez Galarneau», это дело могло бы пойти...» – добавляет Годбу, смеясь. 

Галарно – так на старо-бретонском называли солнце, и этот регионализм перекочевал в свое время во Французскую Канаду. Он сохранился в речи старшего поколения. Годбу дал ему новую жизнь.

КАКАЯ ПОЭЗИЯ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ!
Роман «Привет, Галарно!» вошел в здешнюю школьную программу, был удостоен высоких премий, ему посвящен ряд литературоведческих исследований. 

Но на этом не завершился его путь. Переведенный на английский и японский, в 2008 г. он вышел в московском издательстве «Текст» и на русском языке.

Литературовед Елена Мурашкинцева назвала свою рецензию, опубликованную в журнале «Иностранная литература», «Портрет писателя в юности», точно угадав в нем автобиографические мотивы. Поэт Евгений Чигрин, откликнулся в «Независимой газете» статьей под названием «Больше чем деньги». Отмечая художественные достоинства романа, он привел из него следующую цитату: «Стояла ночь, каких бывает всего несколько в летнюю пору, ночь, когда по берегу реки бродят серые волки, когда за собором прячутся гномы, ночь, когда можно набрать в бутылку светлячков и завалить на сеновале дочку церковного сторожа, украсть кур и кроликов, нажить геморрой, промочить подошвы...» « Какая поэзия, черт возьми!» – восклицал Чигрин, подводя итог и сетуя, что тираж романа оказался невелик. Впрочем, этот недостаток «выправил» русский интернет. Позже текст превратили и в аудиокнигу.

Свое пятидесятилетие роман «Привет, Галарно!» встретил в отличной форме. А публика в театре «Outremont» устроила присутствовавшему автору овацию. 

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV