Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Никелевая луна на авеню дю Парк

Никелевая луна на авеню дю Парк
20 октября на экраны вышел полнометражный документальный фильм 37-летнего монреальского кинорежиссера Франсуа Жакоба «Sur la lune de nickel» /«На никелевой Луне» о самом северном городе мира Норильске и его обитателях.

Уже отмеченный за эту работу рядом престижных премий на фестивалях кинодокументалистики в Торонто, Ванкувере, г. Квебеке, а также за пределами Канады – в британском Лондоне и швейцарском Ньоне, Франсуа Жакоб приглашен с «Никелевой Луной» на московский «АртДокФест», который состоится в декабре. 

Для интервью в «Нашей Газете» режиссер назначил встречу в Caffè in Gamba, популярном кафе на Avenue du Parc.

«Привет, Людмила! Я опоздаю на пять минут», – прислал он эсэмэску на безупречном русском языке. А потом латиницей: «Izviniaus, zdravstvuite is more polite». «Интересно, – подумалось мне. – Человек не просто владеет русским, но еще и различает внутри него стилистические уровни!». 

Ровно через пять минут Франсуа Жакоб сидел передо мной за столиком на утопающей в солнце террасе. Рослый, крепкого телосложения, с бородкой на загорелом мужественном лице. Это ли не идеальный канадец? Однако после некоторых расспросов, выясняется, что – наполовину: отец родом из Квебека, мама – француженка. Родился в Тулузе, часть детства и юности провел во Франции. Но с тех пор, как всерьез увлекся кино и потому оставил в университете UQAM работу над докторской диссертацией по литературе, живет уже с десяток лет здесь, в монреальском районе Mile-End. Почему, догадаться, пожалуй, нетрудно. В последнее время именно Mile-End стал излюбленным местом восходящего креативного класса: художников, артистов, писателей... 

У этого района cвоя история: в начале прошлого века на улицах Jeanne-Mance и Saint-Urbain, впоследствии воспетых монреальским писателем Мордехаем Рихлером, наряду с франкоканадским рабочим людом расселялись выходцы из Российской империи, среди которых было немало религиозных евреев, а также и нерелигиозных евреев-социалистов; после войны Mile-End стал местом пристанища греческих иммигрантов, неподалеку разместились португальцы. А теперь все смешалось: старое и новое, знаменитые бейгельные пекарни и хипстерские бутики, традиция и космополитизм.

 

ЛИТЕРАТУРА, ИСТОРИЯ, КИНО
Мы говорим с Франсуа Жакобом на его родном французском, хотя и по-английски для него – «no problem», как, впрочем, и на русском, который он освоил очень хорошо: иначе ему было бы не снять фильм о российском городе и людях, его населяющих. Без переводчика, конечно, не всегда обойдешься, но если хочешь с человеком поговорить по душам, то нужно, конечно, напрямую. 

– Откуда у Вас интерес к России? – спрашиваю я.

– Русская культура и российская история всегда так или иначе присутствовали в моем детстве, - отвечает Франсуа Жакоб. – Мой отец, доктор политологии, обожал Пушкина и Достоевского, писал статьи о России, и я унаследовал его влечение, добавив к этому чтение Толстого, Гоголя, Маяковского, а еще – музыку Прокофьева и Шостоковича. Мои школьные годы в Отттаве, а в еще большей степени – университетские годы, проведенные в Париже, прошли под знаком обсуждения бурных событий в СССР: у нас в Сорбонне было много спецкурсов, посвященных России, в том числе советскому опыту и тому, как и почему он так резко оборвался. И когда возникла идея поездки в далекий шахтерский город Норильск с целью снять о нем фильм, все эти знания и чувствования, с ранних лет бередившие мою душу, как будто вышли на поверхность, и я с радостью откликнулся на их зов. 

– Но как Вы освоили язык?

– Начал учить здесь. С помощью знакомой переводчицы стал понемногу читать в интернете газету «Заполярная правда». Но когда впервые в 2014 году побывал в России, осознал, что понимаю еще очень мало. Зато я привез оттуда массу отснятного материала, стал в нем разбираться, погрузился с головой. Конечно, очень много слушал русскую музыку: советский поп и рок 80-х годов, русский рэп, Виктора Цоя, ДДТ.

– А вы были здесь на концерте Юрия Шевчука весной прошлого года? 

– Нет, узнал об этом лишь потом.

– Очень хороший был концерт. Вам бы понравилось.

– Да, тем более, что теперь я уже понимаю процентов девяносто русской речи.

– ЗдОрово! – одобряю я. – А как из литературы вы пришли в кинематограф?

– Тут тоже своя история. Вначале, я стал участовать в работе монреальской группе «Kino». Она была создана здесь в начале 2000-х. Но более всего на меня повлиял французский кинодокументалист Флоран Тийон, у которого я начал работать. Я многому у него научился. А в широком смысле подействовало творчество Жана-Люка Годара и Терри Гиллиама, его фильм «Бразилия» и, как ни странным может, показаться, – Сирано де Бержерак.

– Это в области литературы...

– Да. Мои любимые авторы – Джон Дос Пассос, Марсель Пруст. Очень люблю роман « Моби Дик», хотя все это вроде бы «из разных опер».

 

НОРИЛЬСК КАК ТЕРРИТОРИЯ ПОЗНАНИЯ
– И как Вы вышли на Норильск?

– Началось все с того, как я увидел работы российского фотографа Елены Чернышевой. Они меня поразили. Северный город, трехмесячная полярная ночь, мужество людей... Затем открыл для себя фотографии Сергея Максимишина и Андрея Шапрана – они тоже снимали Норильск. Постепенно я установил с ними связь.

– Я прочитала, что в 1971 году Норильск посетил Пьер-Элиотт Трюдо.

- Да, это так. Норильск на него произвел впечатление. Интересный факт: Трюдо распорядился тогда подарить региону канадских овцебыков, так как этот вид в Сибири грозил вымиранием. И это было сделано: овцебыков прислали на вертолетах. 

– А Вы с какой идеей собирались снимать Норильск?

– Меня заинтриговал образ этого самого северного города, который является к тому же самым крупным в мире производителем никеля и палладия. Я перечитал и пересмотрел о нем все, что мог. И мне захотелось сделать нечто вроде социологического портрета его сегодняшних жителей. Поговорить с людьми старшего поколения, с современной молодежью, с шахтерами и творческими людьми. Что они думают, как чувствуют? Нам, в частности, многое открыл местный издатель и краевед Александр Харитонов. В Норильске есть драматический театр им. Маяковского. Незадолго до нашего приезда туда назначили молодого главного режиссера – Анну Бабанову. Она – внучка великой Марии Бабановой. Мы много с ней общались.

– В этом театре, кажется, играли Георгий Жженов и Иноккентий Смоктуновский?

– Да, именно так. Конечно, нас очень интересовала история и театра, и города как такового. Ведь известно, что она связана с созданием в 1935 г. НорильЛага, в котором работали ссыльные и заключенные. Однако при всей сердечности принимавших нас людей, мы столкнулись с их нежеланием открывать нам эти «темные» страницы.

– Может быть, им просто не хотелось выносить сор из избы? Мол, это наши внутренние дела, наши личные беды... Плюс еще текущий политический момент, наверное, сыграл свою роль... А сколько времени вы провели в Норильске? 

– В общей сложности (у меня с моей маленькой съемочной группой было две поездки) около 12 недель. 

– Ваш фильм видели жители города?

– Да, показ вызвал горячие дебаты. Одним очень понравилось, другие недоумевали.

– Но это хорошо. Значит, задело за живое. Хуже всего, когда реакции нет.

– Да, ведь в картине участвовали самые разные люди, с разным жизненным опытом: и пожилые, и молодежь. Фильм целиком идет по-русски, а для западного зрителя мы снабдили его титрами.

 

ШАГИ НА СНЕГУ
– Теперь, когда работа позади и фильм зажил своей жизнью, что осталось у Вас в качестве самого сильного впечатления?

– Знаете, самые сильные впечатления, это шум шагов, когда идешь по норильским улицам и дворам. Каждый шаг словно имеет собственную ауру, собственную тишину, и собственное визуальное пространство, оно было ощутимым, осязаемым... Мне очень нравилось идти вот так наобум, «куда глаза глядят». Наверное, для местных жителей в этом ничего особенного нет, а мне было интересно. А если говорить по существу, то конечно, я был тронут необычайным гостеприимством норильчан и очарован их духом товарищества, которое, как я понял, досталось им в наследство от бывших времен.

– Но было ли что-то, что вам не понравилось?

– Нет, ничего такого не было. Я, например, сожалею, что не был в Норильске в сентябре и погода не позволила пойти на гору Путорана. Зимой туда не подняться.

– А согревались в морозы как? 

– Нашу съемочную группу одела и экипировала монреальская фирма спортивной одежды «La Cordée», но самым главным, конечно, был теплый людской прием. В Норильске – замечательные люди. Они, я думаю, и определят будущее этого необычайного города.

...Нам нужно было прощаться, и я выключила диктофон, на котором, увлекательный рассказ Франсуа Жакоба о его «путешествии на никилевую Луну» смешался с шумом автомобилей и голосов посетителей Caffè in Gamba. Сам режиссер торопился: ему нужно было лететь в Чикаго, на Международный кинофестиваль, в программе которого стояла его картина. А в Монреале она с 20 октября идет в Cinémathèque québécoise и с 27-ого октября в Сinéma du Parc.

На никелевой луне

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV