Наша Газета Монреаль №812, январь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №66. Ostrov Montreal magazine. DECEMBER декабрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

БИЛЕТНАЯ КАССА МОНРЕАЛЯ

«Мы потеряли контакт...»

«Мы потеряли контакт...»
На сцене монреальского театра «Prospеro» при полном аншлаге идет пьеса «Пьяные» российского драматурга Ивана Вырыпаева.

Во французском варианте (перевод осуществлен парижанами Татьяной Могилевской и Жилем Морелем) пьеса называется «Les enivrés» (дословно: опьяненные). Спектакль поставлен 35-летним режиссером из Лиона Флораном Сио, активно и успешно работающим как в Европе, так и Северной Америке. В «Les enivrés» заняты десять молодых, но уже известных квебекских артистов (Поль Амарани, Давид Бутэн, Максим Годетт, Эвелин Ромпре, Доминик Кенель и др.), среди которых четверо играют по две роли.

Вот как представляет пьесу творческое объединение «La Veillée», в рамках которого была сделана эта новая работа: «Собравшись в одном месте, четырнадцать пьяных ночь напролет говорят о любви и выясняют отношения, а также пытаются понять, ради чего они живут. Под тяжестью алкоголя их тела падают в грязь, языки развязываются, и наступает час прозрений».

Это не первое обращение группы «La Veillée» к творчеству Ивана Вырыпаева: ранее в Монреале были показаны его пьеса «Кислород» («Оxygène») и «Иллюзии» («Illusions») в постановке того же Флорана Сио. Вот как он сам высказался о «Les enivrés»: «Эта пьеса – НЛО современной драматургии. Она вызывает в нас катарсис, она освобождает, заставляя при этом смеяться и не перестает удивлять. Но одновременно в своем очаровательном безумии «Les enivrés» подводят к моменту истины и обращают нас к самим себе».

Монреальская критика единодушна. «Les enivrés» – это то, чего так не хватало. Это попадание в точку. Блестящая режиссура, изящная сценография, слаженная актерская игра. Что еще? Свежо, выразительно, ново! 

 

СЧИТАЙ ПО-НАШЕМУ,  МЫ ВЫПИЛИ НЕМНОГО
Хотя пьеса была написана Иваном Вырыпаевым по заказу Дюссельдорфского театра драмы и герои но­сят исключительно западно-европейские имена: Лоу­ренс, Карл, Матиас, Магда, Линда и т.д., что позволяет в первую очередь соотнести их с западной действитель­ностью, сама сюжетная основа текста - сборище силь­но «нахрюкавшихся» мужчин и их подруг - вырастает из российского опыта. Ну какой настоящий разговор по душам обойдется без бутылки, а лучше двух или трех? Как еще узнать ответ на сакраментальный вопрос: «Ты меня уважаешь?». «Что у трезвого на уме – у пьяного на языке»... Нужно ли объяснять что стоит за этими давно ставшими классикой строчками? «Считай по-нашему, мы выпили немного»...

Для западного зрителя (пьеса Вырыпаева переведена на множество языков) такой драматургический подход полон новизны. Ведь пьяные «Карлы и Клары» беззастенчиво признаются в своих слабостях, сомнениях, дурных поступках. Иными словами, выворачивают душу наизнанку и говорят о наболевшем. Раньше за этим ходили на исповедь к священнику, теперь при необходимости посе­щают психоаналитиков, но прилюдно своих чувств по-прежнему, даже выпив, не обнажают.

43-летний Иван Вырыпаев, получивший признание в театральном и киномире России в начале 2000-х, не скрывает, что сам когда-то прошел через тяжкий алкогольный период. Он вырос в неблагополучном районе г. Иркутска и, по его словам, от власти «зеленого змия» его спасло лишь увлечение театральным искусством. Все, что он написал, почерпнуто из его личных переживаний и наблюдений. 

 

Спектакль «Les enivrés» на монреальской сцене .Фото: Николай Декото

Спектакль «Les enivrés» на монреальской сцене .Фото: Николай Декото

 

 

Конечно, «Пьяные», увидевшие свет в 2012 г., вполне могли бы остаться явлением «районного масштаба», ограничившись сугубо российскими рамками (как, например, произошло с наследием двух великих предшественников и сибирских земляков Ивана Вырыпаева – замечательного российского драматурга Александра Вампилова или с пьесой « А поутру они проснулись» Василия Шукшина, действие которой происходит в вытрезвителе). «Пьяные» вот уже который год с большим успехом идут на сцене Большого Драматического театра им. Г. Товстоногова в Санкт-Петербурге и в Московском Художественном театре. Но «подтянув» к сугубо «русской» ситуации персонажей с нерусскими именами и присвоив им модные в XXI-ом веке профессии, Вырыпаев смог ненароком «влезть» и в «иностранные» души и вскрыть в них то, что обычно наглухо застегнуто, запрятано, скрыто. Пьеса от этого только выиграла.

 

УСЛЫШАТЬ ШЕПОТ ГОСПОДА
Молодая публика, заполняющая зал театра «Prospero», с трепетом ловит каждое слово, несущееся из уст едва держащихся на ногах, а то и просто падающих на пол «les enivrés», и при этом – ни хохота, ни смешка... Ведь все эти «герои» эпохи глобализации – с виду успешные, а на самом деле глубоко несчастные менеджеры, банковские работники и их уставшие пассии будут наперебой говорить о серьезных, порой трагических вещах.

«Я директор международного кинофестиваля, – заявит едва ли не с первых минут один из персонажей, прямо обращаясь в зрительный зал, – и я прекрасно знаю, что творится у вас в головах. У вас в головах страх и неуверенность в завтрашнем дне. Кто тут из вас не боится заболеть этим долбанным раком, пусть сделает шаг вперед! Кто не боится заболеть этим долбанным раком, пусть сделает шаг вперед! Я вас спрашиваю, кто тут не боится заболеть этим долбанным раком, пусть сделает шаг вперед?! Кто не боится заболеть этим долбанным раком?! Тишина. Вот теперь наступает настоящая тишина. Вот теперь мы тут посидим все вместе и послушаем настоящую тишину. Вот так вот».

После этих слов в зале действительно наступает гробовая тишина. И дальше публика напряженно следит за каждым жестом, за каждой фразой четырнадцати персонажей. А те то ерничают, то друг друга пародируют, но рано или поздно открывают душу нараспашку, как вот этот персонаж:

«Вот кто я такой? Я просто долбанутый Макс, как сказал брат католического священника, отче Габриэля. Я никому на хрен не нужный операционный менеджер банка, вот и все. Мне 32 года. И вся моя жизнь – это длинный долбанный сон, который начался с самого моего рождения и длится до этой минуты. Я спал всю мою жизнь, пока не встретил свою возлюбленную Лауру. Дело в том, дорогие мои братья и сестра, что мое поколение ничего ведь, на хрен не чувствует, ничего по-настоящему, не чувствует. Ничего. Только возбуждение и секс, только работу и алкоголь, и эти долбанные уикенды, и посещение своих родителей, и этот бесконечный треп на разные темы, и эти наши женщины, которых мы не любим. Потому что мы потеряли контакт. Мы потеряли контакт. Контакт с самым главным, С тем, из чего мы вышли, с тем, без чего невозможно жить. Мы потеряли контакт с реальностью, с той настоящей реальностью, из которой все здесь на самом деле состоит. И все наши законы, все наши требования, весь наш либерализм, вся наша долбанная толерантность, вся наша тупая политика, все решения, которые мы принимаем, – все это происходит в отрыве от реальности. Все это мы делаем, не ощущая контакта с самым главным. Да мы вообще даже не знаем, что есть самое главное, Мы не знаем, что есть самое главное и мы не знаем, что это такое – самое главное, из чего это все состоит. И вся эта наша свобода, о которой мы все тут постоянно говорим, которой мы все тут все время добиваемся. Какая свобода? Хотите быть свободными? Свободными от чего?! От кого? В чем эта свобода? Какая, на хрен, может быть у нас свобода, если мы потеряли контакт? Слышите, что я говорю вам? А? Ну-ка, ну-ка, что вы мне ответите? А?!»

И вновь залу нечего ответить. Но Вырыпаев, умело погрузивший в транс своих зрителей, в последний момент протягивает им руку. Устами того же героя он говорит о спасительной роли любви:

«И только теперь когда я встретил Лауру, я впервые в жизни понял, что контакт – это единственная реальность, которая у нас есть, а все остальное – это иллюзии и дерьмо. И все, что мы должны делать на этом свете, – это снова найти контакт. А это значит, мы должны любить, любить и любить. Это я вам говорю, гражданин Евросоюза, тридцатидвухлетний операционный менеджер банка. Вот!»

Вырыпаев предлагает лекарство, которое он называет «шепотом Господа». Он уверен, что такой «шепот» каждый слышит поодиночке в своем сердце, но стесняется в этом признаться. 

Впрочем, достаточно ли предложенного им лекарства, чтобы ответить на все общественные вопросы, смело поставленные в этой трагикомической пьесе, где гротеск и черная меланхолия слиты воедино? Для молодого поколения, жаждущего разобраться в самих себе и времени, в котором выпало жить (а именно такая публика приходит на пьесы Вырыпаева) встреча с его драматургией – это тот самый бесценный контакт, о котором тоскует душа. Вот почему каждый вечер, когда играют пьесу «Les enivrés» на сцене театра «Prospero», в зрительном зале нет свободных мест, а в конце публика дружно встает, чтобы сказать: «Bravo!».

Спектакль «Les enivrés» на монреальской сцене .Фото: Николай Декото

баян микс концерт

Елена Шапа

Глактика русское телевидение

лига смеха