Наша Газета Монреаль №829, октябрь 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №74. Ostrov Montreal magazine. September 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

Катрин Денев: «Мы защищаем свободу...»

Катрин Денев: «Мы защищаем свободу...»
Катрин Денев. Фото: Martin Kraft, photo.martinkraft.com
Сенсацией в западном мире стало коллективное письмо ста французских женщин, опубликованное на прошлой неделе парижской газетой «Le Monde».

Предмет письма: ответ на мощную информационную кампанию, развернутую против мужчин активистками современного феминизма. Начавшись с разоблачения голливудского киномагната Харви Вайнштейна, уличенного в сексуальных домогательствах, а то и в прямом насилии над некоторыми актрисами, эта кампания вовлекает в свою орбиту все новых и новых действующих лиц, которыми по преимуществу становятся известные продюсеры, режиссеры, артисты, музыканты и т.д. Практически ежедневно мировые СМИ сообщают о непристойном поведении влиятельных мужчин, заставляя тем самым обычных людей усомниться в основах взаимоотношений двух полов. Где проходит грань между банальным флиртом и грубым мужским приставанием, оскорбляющим женское достоинство? Как получилось что секс с начальником стал для женщин одним из самых эффективных средств продвижения по службе, а во многих случаях - и элементарного трудоустройства? И как строить взаимоотношения мужчинам и женщинам в новых условиях, предполагающих пересмотр истин, которые действовали со времен Адама и Евы? 

Письмо, опубликованное в «Le Monde», мгновенно облетевшее мир, подписано сотней француженок, среди которых выделяются имена так называемых «либертарианских» писательниц Катрин Мийе и Катрин Робб-Грийе, актрисы Ингрид Кавен, журналистки и переводчицы Пегги Састр и т.д. Но первой под этим документом поставила свою подпись мировая кинозвезда Катрин Денев и тем самым вызвала огонь на себя. 

 

ИКОНА ФРАНЦУЗСКОГО КИНЕМАТОГРАФА 
Икона французского кинематографа и модель для скульптурного изображения Марианны, символизирующей Французскую Республику, белокурая красавица Денев приобрела известность в 60-ых, сыграв главные роли в фильмах «Шербургские зонтики» и «Девушки из Рошфора». Впоследствии она снялась в десяти картинах совместно с Жераром Депардье (первой из них была знаковая «Последнее метро» Франсуа Трюффо), а также сыграла запоминающиеся роли в картинах Луиса Бунюэля, Романа Поланского, Андре Тешине, Ларса вон Триера и т.д. Неоднократная номинантка и обладательница высшей французской кинематографической премии «Сезар» и американского «Оскара» (картина «Индокитай»), Катрин Денев остается не только одной из самых привлекательных женщин нашего времени.

В ее красоту и женственность были влюблены французский кинорежиссер русского происхождения Роже Вадим и итальянский киноартист Марчелло Мастрояни, в разные периоды жизни бывшие ее мужьями и спутниками. Она также является матерью двух детей — 55-летнего сына Кристиана Племянникова (его творческий псевдоним:  Вадим) и 45-летний дочери, артистки Киары Мастрояни. Помимо ролей в кино, Катрин Денев неоднократно привлекала внимание своей общественной и эстетической позицией, которая зачастую шла вразрез с общепринятыми установками. 

Парадоксальным образом нон-конформизм этой женщины вступал в спор с ее благообразным обликом, символизирующим буржуазный классический канон ВСВG (Вon chic, Вon genre) в духе эстетики Ива Сен-Лорана. В начале 70-х годов Денев боролась за легализацию абортов. В 1980 г. подписывала петиции в пользу отмены во Франции смертной казни. Выступала за права беженцев, осуждая дискриминационный закон Дебре, предполагавший, в частности,  доносительство. Снялась в видеоклипе «возмутителя спокойствия» Сержа Гейнсбура, вместе с которым они исполняли написанную им песню «Бог курит кубинские сигары». Последовательно защищала от нападок своего давнего друга и соратника – кинорежиссера Романа Поланского, обвиненного американским правосудием в аморальности. В 2004 г. Катрин Денев приняла участие в работе проходившего в Монреале Международного конгресса против смертной казни и поддерживала правозащитную организацию «Международная амнистия». Неоднократно, по приглашению различных кинофестивалей, актриса посещала Россию, где ее неизменно принимали с большой теплотой и где была издана замечательная книга известного киноведа Андрея Плахова «Катрин Денев. Красавица навсегда».

Ниже в переводе автора этих строк публикуются тексты двух писем, который ныне разделил западное общество на два лагеря: сторонников и противников позиции Катрин Денев. К какому из них отнесет себя читатель?

 

ПИСЬМО СТА ЖЕНЩИН В «LE MONDE»
«Изнасилование — это преступление. Однако навязчивое или неловкое ухаживание не является правонарушением, так же как между стремлением соблазнить и изнасилованием лежит большая разница.

Скандал вокруг дела Вайнштейна повлек за собой закономерную общественную дискуссию по поводу полового насилия, которое, пользуясь своей властью в профессиональной среде, иные мужчины допускают в адрес женщин. Привлечь внимание к этому необходимо. Однако высвободившееся слово превращается ныне в свою противоположность: нам велено высказываться «сomme il faut» и заткнуться в случае несогласия, а на тех, кто отказывается подчиняться таким приказам, смотрят как на предательниц или сообщниц. 

Однако пуританство как раз и заключается в том, чтобы, прикрываясь так называемым общим благом, защитой женщин и их правом на эмансипацию, придать им статус вечных жертв, эдаких «бедных овечек», попавших в лапы бесовских фаллократов, как это было во времена колдунов и ведьм.

 

ДОНОСЫ И ОБВИНЕНИЯ
По сути, хэштег #metoo повлек за собой в прессе и социальных сетях волну доносов и публичных обвинений в адрес мужчин, которым, однако, даже не дали возможности ответить или объясниться: их сразу объявили насильниками. У этого приговора уже есть жертвы: кое-кто был вынужден уволиться с работы из-за прикосновения к женской коленке, или из-за попытки сорвать поцелуй, или из-за того, что во время делового обеда заговорил об «интимном», или за то, что отправил игривое электронное послание женщине, которая не готова была ответить тем же. 

Это лихорадочное стремление отправить «скотов» на бойню ни в коей мере не способствует обретению женской независимости. Напротив, оно служит интересам противников свободы полов, религиозных экстремистов, самых махровых реакционеров и всех тех, кто считает в силу собственных представлений о добре и идущей с ним рука об руку викторианской морали, что женщины — это «особые» существа, дети с взрослым ликом, нуждающиеся в защите. 

Мужчинам же предписывается признать вину и извлечь из недр их памяти «неприемлемое поведение», которое могло иметь место в их жизни десять, двадцать или тридцать лет назад, и за которое им теперь нужно бы покаяться. Публичная исповедь, вторжение самопровозглашенных обвинителей в личную жизнь — все это формирует атмосферу, присущую тоталитарному обществу. 

Похоже, «очистительная» волна сметает все на своем пути. То запрещают афишу с рисунком Эгона Шиле, изобразившего обнаженного мужчину. То требуют убрать из музея картину Бальтюса, ссылаясь на то, что она пропагандирует педофилию. То добиваются запрета ретроспективы киноработ Романа Поланского в Синематеке и уже отложили показ фильмов Жана-Клода Бриссо. Преподавательница одного университета назвала фильм Микеланджело Антониони «Блоу-ап» женоненавистническим и неприемлемым. В свете пересмотра ценностей под удар попали даже кинорежиссер Джон Форд (фильм «Искатели») и живописец Никола Пуссен (его полотно «Похищение сабинянок»).

Уже издатели просят некоторых из нас изображать мужских персонажей менее «сексистскими», сдержаннее говорить о любви и влечении, а также подчеркнуть боль «душевных травм, от которых страдают женщины». И вот верх абсурда: в Швеции рассматривается законопроект, согласно которому желающий вступить в интимную связь, должен заручиться на то письменным согласием! Еще чуть-чуть - и двое взрослых людей, у которых возникнет физическое влечение друг к другу, должны будут вначале через соответствующее приложение в их мобильных телефонах заполнить документ, в котором нужно отметить галочкой какие именно телодвижения допустимы, а какие – нет. 

 

ПРАВО БРОСИТЬ ВЫЗОВ
Философ Рувен Ожьан отстаивал необходимое для художественного творчества право бросить вызов. Мы же отстаиваем свободу флирта, являющуюся условием свободы полов. Сегодня нам хватает опыта, чтобы признать, что подчас проявление сексуальности бывает необузданным и оскорбительным, при этом мы точно знаем, как не спутать неловкие ухаживания с грубым насилием. 

И главное, что нам ясно: человек сделан не из монолита. В один и тот же день женщина может руководить группой сотрудников, а затем наслаждаться любовью мужчины, не становясь при этом «шлюхой» или подлой пособницей патриархата. Она может бороться за право на одинаковую с мужчинами оплату труда, но она не станет всю жизнь убиваться из-за того, что кто-то намеренно прикоснулся к ней в метро, хотя это и считается правонарушением. Она расценит такой жест как проявление серьезной половой ущербности или просто не обратит на это внимание.

Будучи женщинами, мы не признаем такое понимание феминизма. Ведь оно помимо осуждения злоупотребления властью, утверждает ненависть к мужчинам и ко всему тому, что связано с половым началом. Мы считаем, что право ответить отказом на предложение сексуального характера невозможно без права на флирт. И нам представляется, что вместо того, чтобы облачаться в одежды жертвы, нужно уметь отвечать на мужские ухаживания и заигрывания.

Те из нас, у кого есть дети, считают более правильным воспитывать своих дочерей так, чтобы они были достаточно информированны и осведомлены, а в дальнейшем готовы для ведения полноценной жизни, не позволяя никому запугивать себя или обвинять других.
Неожиданности, которые могут произойти в сфере плоти, далеко не всегда затрагивают личное достоинство и не должны даже в тяжких случаях, если таковые порой и имеют место, превращать женщину в вечную жертву. Потому что мы — это не только плоть. Наша внутрення свобода неприкосновенна. И это состояние, которым мы так дорожим, неотделимо от рисков и личной ответственности».

 

ПЕРЕД КЕМ ИЗВИНИЛАСЬ КАТРИН ДЕНЕВ?
Эта петиция, вызвавшая согласие некоторых канадских деятелей культуры (примерно та же позиция в их открытых письмах, опубликованных в прессе и публичных высказываниях по радио и телевидению, была выражена писательницей Маргарет Этвуд, журналисткой Дениз Бомбардье, адвокатом Джулиусом Греем, кинорежиссером Франсуа Жираром, выступившими против «охоты на ведьм»),подверглась резкой  критике со стороны идеологов современного феминизма, которых публично поддержал, в частности, известный американский кинорежиссер Стивен Спилберг. Вскоре в прессе замелькали заголовки типа: «Катрин Денев принесла извинения».  Выходило, что актриса раскаялась и отказалась от своих слов.

Парижская левоцентристская газета «Libération» связалась по телефону с Денев, и 15-ого января опубликовала подписанной ею текст:
 

«Я поставила свое имя под петицией «Мы защищаем свободу», опубликованной в газете «Le Monde». Этот документ вызвал много откликов, и мне захотелось кое-что уточнить.

Да, мне мила свобода. Мне не нравится время, когда любой считает себя в праве вершить суд и выносить приговор. Время, когда элементарный донос в социальных сетях выливается в наказание, увольнение, а иногда и в расправу в СМИ. Выходит, что актера можно вычеркнуть из титров фильма, а главу уважаемого нью-йоркского учреждения без суда и следствия вынудить к отставке за то, что он тридцать лет назад прикоснулся к чьим-то округлостям. Я считаю такой подход недопустимым. У меня нет желания высказываться по поводу виновности мужчин, поскольку я не имею на то компетенции. Да и мало кто ей обладает.
Да, я не люблю стадности, которая так характерна для нашего времени. Поэтому я в октябре с сомнением отнеслась к хэштэгу «Balance ton porc» (мочи скотов).

Я – не девочка, и знаю, что такое поведение более присуще мужчинам, чем женщинам. Но разве этот хэштэг не приглашает к доносительству? Кто меня убедит, что можно будет избежать манипулирования и подлых поступков? Что не произойдут самоубийства невинных? Нам должно жить вместе, без «скотов» и «шлюх», и я, признаюсь, оценила текст «Мы защищаем свободу...» как мощный, хотя и не во всем верный.

Да, я поставила свое имя под этой петицией, однако сегодня мне кажется абсолютно необходимым подчеркнуть мое несогласие с тем, как иные озабоченные самопиаром подписантки извращают в СМИ сам дух этого письма. Говорить по телевидению, что можно получить наслаждение во время изнасилования, — хуже, чем плюнуть в лицо всем женщинам, ставшим жертвами преступления. Подобные высказывания только поддерживают насильников, оправдывая их тем, что их поступки непредосудительны, раз жертве от них хорошо. Но когда подписываешься под коллективным письмом, нужно избегать личного словесного недержания. В ином случае это подло. И конечно, никто в данном тексте не утверждал, что навязчивое приставание может иметь хоть что-то позитивное. В ином случае я бы не подписалась под таким документом.

Я стала актрисой в 17 лет. Я, конечно, могла бы рассказать, как мне довелось наблюдать более чем сомнительные ситуации или что мне известно от других артисток, как иные кинематографисты подло злоупотребляли своей властью. Только это не мое дело говорить за моих женщин-коллег. Источником невыносимых страданий становится власть, отношения иерархии или право силы. Капкан захлопывается тогда, когда невозможно сказать «нет» без того, чтобы не потерять работу, не испытать унижения или не услышать в свой адрес оскорбительные замечания. Я думаю, что выход из создавшегося положения состоит в воспитании как наших мальчиков, так и девочек. Но также он может быть найден в уставе предприятий, напоминающем, что в случае грубого приставания дело немедленно будет передано в суд. Я верю в судебную систему.

И наконец я подписала этот текст по самой главной для меня причине: опасности чисток в искусстве. Мы что, будем сжигать на костре романы Маркиза де Сада, опубликованные в издании «La Pléïade»? Назовем Леонардо да Винчи художником-педофилом и смоем его полотна? Уберем картины Гогена из музеев? Уничтожим рисунки Эгона Шиле? Запретим пластинки Фила Спектора? Я обескуражена этим духом цензуры и с беспокойством смотрю в наше общее будущее.

Меня иногда упрекали в том, что я — не феминистка. Нужно ли мне напомнить, что вместе с Маргерит Дюрас и Франсуазой Саган я была одной из 343 «женщин легкого поведения»», подписавших манифест «Я сделала аборт», автором которого выступила Симона де Бовуар? В ту пору аборт грозил уголовным преследованием и тюремным заключением. Поэтому я хотела бы сказать консерваторам, расистам и охранителям разного рода традиций, немедленно предложившим мне свою поддержку, что я — не дурочка. Они не заслужат моей благодарности, ни дружбы, как раз — наоборот. Я — свободная женщина и такой и останусь. Я по-человечески сочувствую всем жертвам чудовищных поступков, которые могли быть обижены письмом, опубликованном в газете «Le Monde». Этим женщинам и только им я приношу свои извинения».

Ваша Катрин Денев 

Этим личным письмом в газету «Libération» знаменитая французская aктриса подвела черту и поставила все точки над «i» в своем понимании взволновавших западное общество проблем. Со своей стороны монреальские власти уже заявили о том, что в муниципальный устав «О правилах поведения» планируется ввести соответствующие поправки.

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

СУРГАНОВА

disel show

businessvisitca