Наша Газета Монреаль №829, октябрь 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №74. Ostrov Montreal magazine. September 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

marche epicure

Карнавальный Достоевский

Карнавальный Достоевский
Василий Перов. Портрет Ф. М. Достоевского.
22-ого марта на сцене монреальского Théâtre du Nouveau Monde (TNM) cостоялась премьера спектакля «L’Idiot» по одноименному роману Ф.М. Достоевского

Вышедшая несколькими днями спустя критика единодушна. 
«Восхитительная и колоссальная работа. Без сомнения, это самый захватывающий спектакль Théâtre du Nouveau Monde в текущем году», – написал Марио Клутье в газете «La Presse». Его коллега из «Le Devoir» Кристиан Сен-Пьер вторит в унисон: «Этот бодрящий спектакль, показанный на сцене престижнейшего театра, настолько вдохновляет и поднимает душу, что заслужил бы место в программе (международного) театрального фестиваля TransAmériques». Джек Берк из англоязычной «The Gazette» озаглавил свой восторженный материал так, что стоит сохранить его в оригинале «Grotesque fun and hipster chic enliven Dostoyevski’s L’Idiot (возможный перевод: «Гротескное веселье и хипстерский шик в прикольном «Идиоте» Достоевского»).

 

«ИЗОБРАЗИТЬ ВПОЛНЕ ПРЕКРАСНОГО ЧЕЛОВЕКА»
Акцент монреальских критиков на развлекательном характере спектакля заставляет нас на время забыть о мученическом образе самого Федора Михайловича Достоевского, написавшего свой знаменитый роман. Известно, что его замысел был подсказан образом Иисуса Христа и, в частности, картиной великого немецкого живописца эпохи Возрождения Ганса Гольбейна-младшего «Мертвый Христос в гробу», которую Достоевский увидел впервые в художественном музее Базеля. По воспоминаниям сопровождавшей его жены Анны Сниткиной, это полотно (тело снятого с креста распятого Христа было в кровавых подтеках, в полу-открытых глазах читалась мука) произвела на Федора Михайловича «подавляющее впечатление»: «Он остановился перед ней как бы пораженный, – напишет Сниткина позже. – В его взволнованном лице было то испуганное выражение, которое мне не раз случалось замечать в первые минуты приступа эпилепсии».

Впоследствии пережитые впечатления войдут в роман « Идиот» и появятся в двух эпизодах. Первый возникнет в диалоге князя Мышкина с Парфеном Рогожиным:

– Это копия с Ганса Гольбейна, – сказал князь, успев разглядеть картину, – и хоть я знаток небольшой, но, кажется, отличная копия. Я эту картину за границей видел и забыть не могу. 

– А, на эту картину я люблю смотреть! – пробормотал, помолчав, Рогожин.

– На эту картину! – вскричал вдруг князь, под впечатлением внезапной мысли, – на эту картину! Да от этой картины у иного вера может пропасть!

– Пропадает и то, – неожиданно подтвердил вдруг Рогожин.

Второе упоминание содержится в монологе чахоточного больного, 17-летнего Ипполита Терентьева:

«Природа мерещится при взгляде на эту картину в виде какого-то огромного, неумолимого и немого зверя, или, вернее, гораздо вернее сказать, хоть и странно, – в виде какой-нибудь громадной машины новейшего устройства, которая бессмысленно захватила, раздробила и поглотила в себе глухо и бесчувственно великое и бесценное существо...

Картиною этой как будто выражается это понятие о темной, наглой и бессмысленно-вечной силе, которой все подчинено... Эти люди, окружавшие умершего, которых тут нет ни одного на картине, должны были ощутить страшную тоску и смятение в тот вечер, раздробивший разом все их надежды и почти что верования. Они должны были разойтись в ужаснейшем страхе, хотя и уносили каждый в себе громадную мысль, которая уже никогда не могла быть из них исторгнута. И если б этот самый учитель мог увидеть свой образ накануне казни, то так ли бы сам он взошел на крест и так ли бы умер, как теперь?» 

Ганс Гольбейн-младший. «Мертвый Христос в гробу»

Ганс Гольбейн-младший. «Мертвый Христос в гробу»

 

В этих двух упоминаниях содержится ключ к роману «Идиот», поскольку в них поднимаются главные вопросы духа и бытия: как совместить добро и зло, смерть и бессмертие, веру с безверием, честь и бесчестие? Где человеку черпать нравственные силы, коли зло берет верх?.. Образ Мышкина, по замыслу писателя, возник из его собственной потребности «изобразить вполне прекрасного человека».

Роман «Идиот», который страдавший эпилепсией и к тому же преследуемый кредиторами Достоевский писал в течение трех лет по договору с издателем журнала «Русский вестник» Михаилом Катковым, представляет собой увлекательное, но местами трудное чтение, в том числе и из-за некоторых длиннот, которые особенно заметны во второй и третьей части. Но вне всякого сомнения, благодаря философской глубине, он остается высочайшим шедевром русской словесности, а проникновенный образ благородного князя Льва Николаевича Мышкина давно стоит рядом с архетипами мировой литературы, такими, например, как Гамлет или Дон Кихот. Кстати, Достоевский, прекрасно знавший европейскую литературу (он, среди прочего, переводил романы Оноре де Бальзака), восхищался ее положительными героями, среди которых превыше других ставил Дон Кихота Сервантеса, Мистера Пиквика Чарльза Диккенса и Жана Вальжана из « Отверженных» Виктора Гюго.

Мышкин во многом и есть alter ego Достоевского, ведь ряд обстоятельств «достался» ему из личной биографии самого писателя. Это и его жизнь в Швейцарии, и эпилепсия, и ужас смертной казни, к которой был приговорен сам Достоевский в качестве участника кружка социалистов-петрашевцев в 1849 г. Казнь эта, как известно, была отменена в последнюю минуту и заменена приговором к 8-летней ссылке на сибирскую каторгу. Подробный рассказ о пережитом вложен в уста князя Мышкина. 

 

ГОВОРЯ ПО-СОВРЕМЕННОМУ

Впрочем, акцент в спектакле «Идиот» перенесен на другое. Автор инсценировки молодой драматург Эжен Лепаж (не путать с Робером Лепажем) адаптировал французскую версию романа, прекрасно выполненную французом российского происхождения Андре Марковицем, и перевел ее на современный квебекский разговорный язык. Лепаж намеренно освободил текст от стилистики второй половины XIX-ого века, максимально осовременив речь.

Вот самое начало: «Wouah, y a du monde ici! C’est magnifique! Je me rappelais pas qu’y pouvait entrer autant de gens ici! Deux balcons, han?» («Ой, народу-то сколько! Вот здорово! Не припомню, чтобы так чтобы много людей здесь собиралось ! И два балкона к тому же!»), – восклицает вбегающий на сцену князь Мышкин (Рено Ласель-Бурдон), потрясая светлой гривой густых волос. Одет он в шорты-бермуды и короткую дубленую курточку нараспашку, под которой – яркая рубаха-«гавайка» с пальмами и парусами. Ноги – голые. Как будто только что вернулся с Кубы или из Доминиканской Республики и приземлился в монреальском аэропорту. Публика радостно смеется: персонаж – узнаваемый! 

Сцена из спектакля «Идиот».  Фото: Yves Renaud

Сцена из спектакля «Идиот».  Фото: Yves Renaud

 

Все, что произойдет дальше (а спектакль в двух действиях длится без малого два с половиной часа) составит яркую комедию положений, где герои пьесы – Настасья Филипповна (Эвелин Брошю), Парфен Рогожин (Франсис Дюшарм), генерал Иван Епанчин (Фредерик Бланшет), его супруга Лизавета (Маша Лимончик), их дочь Аглая (Ребекка Вашон), Лукьян Лебедев (Поль Амарани), Ганя Иволгин (Симон Лакруа) и другие персонажи будут «комиковать», развлекая публику своими мелкими интригами и «подставами», которые в свое время мастерски описал Достоевский. В надежде извлечь личную выгоду (а именно она составит смысл всех их чаяний и поступков) герои будут притворяться, лицемерить, лгать, унижаться, надувать от гордости щеки – да ведь богата палитра человеческих пороков! – и публика, до отказа забившая зал TNM, будет радостно хохотать вслед, легко узнавая в персонажах русского Достоевского себя и своих соседей. Все продается, все продаются, и в первую очередь, красавица Настасья Филипповна. Кто больше даст?..

Впрочем, яркие, а в первом действии – нарочито аляповатые костюмы (Настасья Филипповна и Аглая, например, поначалу появляются в русских расшитых бисером сарафанах и с кокошниками на голове), должны свидетельствовать об условности действия. Все происходит как бы понарошку, а еще лучше – как в комиксе, где есть «a bad guy» (агрессивный мачо Парфен Рогожин) и «l’homme rose» (розовый мужчина Мышкин) – недаром он впоследствии облачится в розовый костюм-тройку. 
Даже никогда не слышавший о Достоевском зритель (во что трудно, конечно, поверить) без труда мог разобраться во взаимоотношениях героев спектакля. Их роли очерчены с предельной ясностью, а всякая сложность и двусмысленность, заложенная Достоевским, из спектакля убрана. Сыгранная как пьеса-гротеск, пьеса-карнавал (герои с разноцветными шариками даже исполняли танец «ча-ча-ча» что, кстати, у них очень изящно получилось!), инсценировка Лепажа поставленная режиссером Катрин Видал, не могла не соблазнить и обаять, в первую очередь, молодого квебекского зрителя, на которого, судя по стилистике, и была сделана ставка. Катрин Видал и Этьен Лепаж с успехом справились с поставленной ими задачей: не потянуть молодежь к Достоевскому (что могло бы закончиться неудачей из-за полифонии его объективно сложной прозы), а, сохранив фабулу и взаимоотношения героев, притянуть Достоевского к сегодняшнему дню. Можно ли говорить о вульгаризации романа? Безусловно. 

Сцена из спектакля «Идиот».  Фото: Yves Renaud

Сцена из спектакля «Идиот».  Фото: Yves Renaud

 

 

«ЕСЛИ БЫ ДОСТОЕВСКИЙ ЖИЛ В МОНРЕАЛЕ...»
В связи с премьерой «Идиота» монреальский журнал «Urbania» опубликовал интервью с Этьеном Лепажем и Катрин Видал под заголовком: «Если бы Достоевский жил в Монреале, то где? (но, конечно, не в округе Утремон)». 

На этот вопрос Этьен Лепаж ответил: «Он родился бы в районе Ошелага, был бы воспитан в пансионе, учился бы, снимая квартиру совместно с товарищами. (...) Он бы побывал тюрьме, а сегодня бы жил в (городке) Сент-Мари». 

– Был бы он активен в социальных сетях? – «Нет».

– Какой актер мог бы лучше всего сыграть его самого? – «Джек Николсон или Кристиан Бейл».

– Какими бы были его политические пристрастия? (...) – «Он бы наверняка проголосовал бы за националистов».

В этом легком по стилю интервью ощущаются интерес и симпатия к человеку, как в постановке – стремление сделать роман «Идиот» более понятным молодому поколению. Создатели спектакля Э.Лепаж и К. Видал предварительно провели большую исследовательскую работу, а прекрасно подготовленное пресс-досье с рядом материалов о жизни и творчестве Ф.М. Достоевского свидетельствовало об уважении театра ТNM к имени великого русского писателя.

karabascard

MAYA SALON DE BEAUTE

елена шапа

СУРГАНОВА

disel show

businessvisitca