Наша Газета Монреаль №818, АПРЕЛЬ 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №70. Ostrov Montreal magazine. MAY 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

БИЛЕТНАЯ КАССА МОНРЕАЛЯ

Григорий Зискин. О смешном и трагическом.

Григорий Зискин. О смешном и трагическом.
29 марта в киевском театре «Актер» состоялась премьера спектакля «Наша кухня» по пьесе литовского драматурга Аси Котляр. Это восьмая совместная работа творческого союза монреальцев – режиссера Григория Зискина и актрисы Анны Варпаховской, в последние годы работающей в украинской столице. Мы беседуем с Григорием Зискиным.

 

Григорий Давыдович, Вы недавно вернулись из Киева, и нам, конечно, интересно узнать подробности. Расскажите, пожалуйста, о пьесе «Наша кухня». Чем она заинтересовала Вас и Анну Варпаховскую?

– Премьера состоялась в день рождения Леонида Викторовича Варпаховского, памяти которого мы посвятили этот спектакль. Чтобы читателям «Нашей Газеты» было понятно о чем пьеса, я прежде всего расскажу, с чего начинается действие, экспозиция спектакля. Звучит песня «Журавли» в исполнении Марка Бернеса. Из зрительного зала к сцене подходит одна из героинь. Сама песня служит камертоном того, что будет происходить на сцене:

«Мне кажется порою, что солдаты 
с кровавых не пришедшие полей, 
не в землю нашу полегли когда-то, 
а превратились в белых журавлей»...

Под звуки этой глубоко эмоциональной песни актриса сначала рассматривает старые фотографии из жизни персонажей спектакля, расположенные на правом и левом порталах сцены. Потом обращается к зрителям с монологом: «Война – это всегда горе. Это всегда боль и вечная память. Сегодня мы вам расскажем о судьбе двух женщин, переживших войну. Только боль и сострадание, умение принять чужую боль, как свою собственную, могут помочь пережить горе матери, жены, сестры. Вся жизнь этих женщин, одна из которых –  русская, другая –  еврейка, проходит на старой общей кухне полуразвалившегося дома, который готовят под снос. Практически все его обитатели давно уехали, получив новое жилье, и только в нескольких квартирах этого старого дома, скорее похожего на барак, остались такие же старые жильцы, как и наши героини, не желающие покидать своего пристанища. И весь мир для них – старая общая кухня, как символ давно ушедшей эпохи...»

 

БЫТОВАЯ ЖИЗНЕННАЯ ИСТОРИЯ
Эта экспозиция раскрывает тему пьесы и определяет идею постановки данного спектакля. «Наша кухня» –  это бытовая жизненная история, в которой счастливо сочетается смешное и трагическое, юмор и жестокая реальность. Знаете, как великий Чарли Чаплин говорил? «Слезы и смех зрителей в театре – это противоядие от ненависти и страха». И хотя действие пьесы относится к восьмидесятым годам прошлого столетия, она звучит очень современно в сегодняшней Украине. 
 
– А как шла работа над спектаклем? 

– Интенсивно. На репетициях царила атмосфера взаимопонимания и взаимодоверия. Только так можно было в сжатые сроки поставить эту пьесу. Первая репетиция состоялась 5-го марта, а премьера - 29-го. Так что я поставил спектакль за 22 репетиции. Работали каждый день без выходных. Художника в спектакле не было, идея оформления принадлежит мне и Анне Варпаховской. В спектакле заняты три актрисы. Любовь Солодова– актриса театра Леси Украинки, Светлана Зельбет – актриса московского театра им. Станиславского и Анна Варпаховская. В канву пьесы введен и четвертый персонаж, который не появляется на сцене, но незримо присутствует в жизни этих женщин – Иван Абрамович Попов. Вся история этого персонажа основана на реальной лагерной судьбе Л.В. Варпаховского. 

–  Довольны ли Вы премьерой? Каково, по Вашему мнению, будущее этого спектакля?

– Премьера прошла успешно, зрители эмоционально реагировали и были глубоко тронуты тем, что пришлось пережить героиням этой пьесы. Но, как вы знаете, каждый спектакль начинает свою сценическую жизнь после десятого представления. Я лишен возможности увидеть дальнейшее становление этой работы, так как улетел из Киева сразу после премьеры. Поэтому не могу ответить на вопрос – удовлетворен я или нет. Узнаю каковы отзывы зрителей, как оценили нашу работу критики, тогда можно будет понять, донесли ли мы свои мысли до публики. Как вы знаете, последний режиссер спектакля – театральный зритель. Как он примет происходящее на сцене, какие у него возникнут эмоции, полюбит ли героев этой пьесы, удалось ли актерам вовлечь его в свою игру... От этого зависит успех спектакля и продолжительность его жизни на сцене.

Сцена из спектакля «Наша кухня».

Сцена из спектакля «Наша кухня»

 

 

– Есть ли у Вас планы показать «Нашу кухню» в Монреале и других городах Канады?

– Пока таких планов нет. Да и хлопотно везти спектакль из Киева в Монреаль, Оттаву и Торонто. Поживем – увидим!

– Ряд поставленных Вами в Монреале спектаклей с Анной Варпаховской уже давно украшает репертуар театра Леси Украинки. Вы обдумываете новый проект. Можно ли узнать о нем поподробнее?

– В театре Леси Украинки идут четыре моих спектакля с Анной Варпаховской в главных ролях. Спектакль «Бабье лето» в репертуаре уже десять лет и до сегодняшнего дня идет на аншлагах. В театре «Актер» - три моих спектакля. И еще у нас с Анной Варпаховской есть один антрепризный спектакль. Я получил приглашение поставить новый спектакль в театре Леси Украинки в 2018 году. Сейчас решается вопрос материала для будущей работы. Какая пьеса предполагается для постановки, пока сказать не могу, т.к. я человек суеверный. 

 

КИЕВ
– Среди выходцев из бывшего СССР, живущих в Монреале, существуют разные, зачастую полярные точки зрения на украинские события. Как Вы, человек, регулярно бывающий в Киеве, воспринимаете происходящее?

– На этот вопрос ответить не могу, так как я был занят работой и почти ни с кем не встречался. Но, насколько я понял, жители Киева недовольны сложившейся ситуацией в стране и неохотно ее обсуждают.

– А что происходит с культурой вообще?

– Киев всегда был и остается театральным городом. Культурная жизнь там бурлит: много премьер в драматических театрах, в оперетте и оперном театре. Почти все спектакли идут с аншлагами. Такое впечатление, что люди ищут отдушину в искусстве. Каждый поход в театр для жителей Киева – праздник. Люди приходят хорошо одетые, приносят букеты цветов для любимых актеров. Я с большим интересом посмотрел в театре Леси Украинки спектакль «Смесь небес и балагана», посвященный 95-летию со дня основания этого легендарного театра. Особенно взволновали меня сюжеты о Л.В. Варпаховском и Давиде Боровском. Кстати, в фойе театра организован музей Давида Боровского. Это значительное явление для Киева, где начинал свою творческую жизнь один из лучших сценографов ХХ-ого столетия. Репертуар театра украшают пять спектаклей, оформленных этим выдающимся художником. 

Анна Варпаховская и Григорий Зискин

Анна Варпаховская и Григорий Зискин

 

 

– В Киеве сейчас, похоже, обратились к наследию Вашего отчима и духовного наставника режиссера Л.В. Варпаховского, сподвижника Мейерхольда. Осужденный в сталинские времена и отбывший в общей сложности восемнадцать лет ссылки и магаданских лагерей, он после освобождения в 1956-1957 гг. работал в Киеве. Затем вернулся в Москву, где поставил, среди прочего, лермонтовский «Маскарад» и «Оптимистическую трагедию» Вс. Вишневского в Малом театре, «Шестое июля» М. Шатрова и булгаковские «Дни Турбиных» во МХАТе, а также «Странную миссис Сэвидж» Дж. Патрика в Театре им. Моссовета. Об этих пьесах говорила тогда вся Москва, а сам Леонид Викторович заслужил высокие звания. В Киеве о Варпаховском снимают документальные фильмы и делают телепередачи. Видели ли Вы их? 

– На киевском телевидении сделан замечательный фильм о жизни Леонида Викторовича. Он снят по сценарию киевской журналистки Яны Иваницкой, которая очень бережно и профессионально подошла к работе над этим материалом. Вообще Леонид Викторович в Киеве легендарная личность, а поставленный им спектакль «Мораль пани Дульской» – классика театрального искусства. 

 

ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО
– С конца 50-х- до начала 80-х годов Вы проработали в редакции литературно-драматических программ Центрального телевидения в Останкино. Сотрудничали с писателями и поэтами советской поры. Среди участников передач был и ушедший 1 апреля Евгений Евтушенко. Не могли бы Вы рассказать о сотрудничестве с ним?

– Судьба подарила мне несколько встреч с Евгением Александровичем Евтушенко. Впервые я встретился с ним в период его выступлений в Политехническом музее. Вторая встреча состоялась в квартире Евтушенко на Ленинском проспекте в тот день, когда «Бабий яр» был опубликован в «Литературной газете». В третий раз мы встретились в работе над фильмом о Сергее Есенине в 1979 г. Я пригласил ведущих поэтов современности Андрея Вознесенского, Беллу Ахмадулину, Кайсына Кулиева, Давида Кугультинова и уже очень пожилого друга Есенина Рюрика Ивнева принять участие в съемках фильма и прочитать любимые ими есенинские стихи. Конечно, был приглашен и Евтушенко. Одетый в пестрые одежды, он принял нас с кинооператором у себя на даче в Переделкино. И выбрал для чтения знаменитое есенинское: 

« Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать...»

Читал он на фоне живописной переделкинской природы проникновенно, артистично, с большим вдохновением! 

Да, это всеми признанный факт: Евтушенко помимо поэтического дара был наделен ярким драматическим талантом. Он, в частности, великолепно воплотил образ Константина Циолковского в фильме «Взлет» Саввы Кулиша и сам впоследствии выступил режиссером двух своих картин – «Детский сад» и «Похороны Сталина». Осенью 1983 г. на Патриарших прудах, у которых я тогда жила, он снимал первые сцены «Детского сада». Сценарий начинался с изображения обстановки страшного времени – октября 1941 г. И мне довелось наблюдать, как Евтушенко (ему в ту пору было 50 лет) руководил артистами на съемочной площадке, превращенной в место сбора московских ополченцев. Как прекрасен он был в своем вдохновении! С какой самоотверженностью работал! И когда после его объяснений и слов «Мотор!» колонна мужчин разных возрастов двинулась по мостовой ул. Жолтовского, фасады которой были завешены серым брезентом, помню, у меня на глаза навернулись слезы, настолько подлинной была та обстановка, настолько правдивыми были те лица. Своим присутствием Евтушенко одухотворял происходящее.

– Тема войны, конечно, для Евтушенко была особенно важна. Знаете, в 1961 году я был у него дома на Ленинском проспекте. Приехал согласовать программу его стихов. Он тогда спросил у меня, провожая до двери: «Вы читали сегодняшнюю «Литературку?» – «Нет еще, – признался я. – «А Вы почитайте. Там опубликована моя поэма «Бабий яр». Помнится, эта поэма стала событием. 

Уже в 90-ые годы, когда Евтушенко приезжал в Монреаль, я присутствовал на его выступлении в Университете МакГилл. Надо отметить, что он совершенно гениально читал свои стихи. По окончании я подошел его поприветствовать. Он меня узнал, улыбнулся, но времени для разговора, к сожалению, не было. 

– Как сегодня, с позиций прожитого Вы бы оценили значение Евгения Евтушенко в истории российской культуры? Насколько, по-Вашему, его стихи «Хотят ли русские войны?» созвучны сегодняшнему дню? Кстати, в свое время песню Эдуарда Колмановского, написанную на эти его слова, замечательно исполнял Марк Бернес, задушевный голос которого, как Вы нам рассказали, звучит в Вашем новом спектакле.

– Евтушенко – великий поэт! Невозможно переоценить его вклад в русскую культуру. Его слова «Поэт в России – больше, чем поэт» можно с полным основанием отнести к нему самому. В его стихах всегда была четко обозначена его гражданская позиция. Стихотворение «Хотят ли русские войны?» особенно остро звучит в наши дни и не теряет своей актуальности. Ушел из жизни последний поэт из замечательной, великой плеяды шестидесятников!

Евгений Евтушенко.

Евгений Евтушенко

Ольга картункова и город пятигорск

brocars

maya salon de beaute

СУРГАНОВА

тропинка детский лагерь

businessvisitca