Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

К столетию русской библиотеки в Монреале

К столетию русской библиотеки в  Монреале
Александр Борисович Жарковский

Говорят, праздновать день рождения заранее – плохая примета. Никто уже не помнит, какую точно дату 1915 года можно считать днем возникновения первой русской библиотеки в Монреале. Поэтому отметить это событие показалось правильным в самом конце уходящего года. То есть наверняка не заранее. А заодно и поговорить о книге, потихоньку уходящей из жизни современного молодого человека. 
Как-то, разговаривая с подростками, я подивилась их незнанию французской литературы (в наших русских школах мы преподаем, в основном, русскую литературу). Ребята не знали, кто написал «Собор Парижской Богоматери», «Красное и черное», новеллу «Кармен». И когда я в отчаянии заподозрила: мол, может быть, они не знают, кто написал «Три Мушкетера», робкий голос спросил: «Боярский?» И пришлось на уроках  русской литературы устраивать ликбез по всемирной литературе, которую не преподают в местной школе. Но ведь и нам ее в советской школе не преподавали.

Все начинается с семьи. Это было в эпоху дотелевизионного семейного досуга. После ужина мама покрывала стол толстой, как тогда говорили, «ковровой» скатертью и доставала с полки книгу. Мы теснее прибивались к столу, пытаясь углядеть название, если сегодня было не продолжение вчерашнего чтения, а что-то новое. Одним из самых теплых воспоминаний детства остались эти вечера за большим столом под лампой с красным абажуром с папой и мамой, бабушкой и братом, с волшебным кирпичиком в маминых руках – книгой. Может быть, поэтому я и не помню, когда появился в доме телевизор – книга уже владела мною безраздельно…  

О, это запойное детское чтение ночью под одеялом с китайским фонариком в руке, а днем – в школе, с книгой на коленях под партой, то в переправе через Ла Манш за подвесками французской королевы, то в путешествии на собачьей упряжке в компании золотоискателей Клондайка. А перед тем гайдаровский «Тимур и его команда», катаевский «Белеет парус одинокий»… А «Старик Хотабыч», а «Голова профессора Доуэля», а сказы Бажова?

О, это запойное взрослое чтение в битком набитом московском метро, автобусе, трамвае – с тяжеленной продуктовой сумкой в одной руке и книгой в другой. С запрещенным Набоковым, с запрещенными Солженицыным и Войновичем, с неиздаваемыми Тэффи, Сашей Черным и Дон Аминадо, с диссидентскими сборничками на папиросной бумаге. У нас в доме долго хранилась фотография из какого-то журнала: люди висят на подножке битком набитого трамвая, и у каждого в руке раскрытая книга. Читают.

… Я иду знакомой дорогой от метро «Папино» на свою волонтерскую работу в русскую библиотеку имени А.С.Пушкина при монреальском Петропавловском соборе. Уже более двадцати лет – один и тот же простой маршрут – по улице Сент-Катрин, до поворота на Шамплен, а по ней  до угла бульвара Рене Левек. Дольше рассказывать, чем идти. Но вот, за поворотом на Шамплен, приближается родная золоченая колокольня с православным крестом – Монреальский собор святых апостолов Петра и Павла. Чуть не доходя до входа в церковь, сворачиваю в калитку, прохожу мимо ажурного бюста Пушкина у крыльца и вступаю в библиотеку, которая вот уже сто лет хранит Русскую Книгу в Монреале. В библиотеке на стенах два портрета – Александра Сергеевича Пушкина, чьим именем названа библиотека, и Александра Борисовича Жарковского, более полувека бывшего ее бессменным директором.

Русская библиотека не всегда находилась под крышей церковного здания. Ее история уходит корнями к истокам русской эмиграции в Канаде. В 1915 году группа выходцев из России основала в Монреале Русско-славянское общество, позже названное Прогрессивным. Задавшись целью создать русскую библиотеку, правление Общества при содействии российского консула обратилось к московскому городскому голове со слезной просьбой о помощи в этом благородном деле. Просили о пожертвовании любого малого количества русских книг отрезанной от родимой культуры горстке русских людей в заокеанском городе Монреале. И с ближайшим пароходом прибыли ящики с несколькими сотнями книг. Так в нашем городе возникла первая русская библиотека.  

В 1923 году в Монреаль прибыла из Константинополя большая группа русских эмигрантов, в большинстве своём участников белого движения. Вскоре они основали Русское национальное общество и при нём библиотеку, состоявшую главным образом из книг эмигрантских изданий.
В 1936 году в Монреале, как и во всех центрах русской диаспоры, был создан Пушкинский комитет для организации литературно-музыкальных концертов, спектаклей и лекций, чтобы таким образом отметить столетие со дня смерти великого поэта. Весь чистый доход от вечеров и лекций решено было вложить в создание библиотеки имени Пушкина, как скромного памятника поэту от русской колонии. 

В протоколе собрания инициативной группы  «по устройству чествования Юбилея Пушкина», состоявшегося 9 октября 1936 г. на квартире проф. Б.П. Бабкина, говорится:                                              
«…  Клоповский предлагает установить плату за книги и сумму залога. Цена устанавливается 5 центов в неделю за книгу и 4 цента за каждую просроченную неделю. Залог устанавливается в 2 доллара по усмотрению библиотекаря.Особо ценные книги выдаются только под залог.
Профессор  Бабкин спрашивает, желательны ли книги о России на английском языке. Собрание единогласно постановило о желательности таковых и предлагает Правлению обратиться к Русской колонии с воззванием о пожертвовании книг. Профессор Бабкин полагает необходимым для успешности дела выделить «Деловой Комитет», который бы и вел все дела библиотеки, созывая в случае необходимости полный Комитет. Предложение принимается единогласно. Выбраны: Б.П.Бабкин, О.И.Клоповский, г.Орлов, г.Жарковский и г.Грабатенко».

В свою очередь Приходской совет Петропавловского собора уведомил Бабкина о том, что « горячо приветствуя решение Комитета – создать библиотеку им. А.С. Пушкина в память столетия со дня его смерти на проектируемых Комитетом условиях функционирования этой библиотеки, Приходской совет изъявляет полное согласие на предоставление помещения для библиотеки в Церковном Доме».

К концу 1936 года ясно определилось, что общественная жизнь выходцев из России, главным образом благотворительная и культурная, начала сосредотачиваться при русских православных храмах. Русско-славянское (Российское Прогрессивное) и Русское национального общество постепенно умирали. 

У меня в руках несколько документов 1936 года. Это протоколы правления Российского Прогрессивного Общества и Русского национального общества в Монреале о передаче своих библиотек Пушкинской библиотеке в связи с прекращением функционирования обоих обществ. 

В  Пушкинский Комитет г. Монреаля            
Милостивые государи

Ваше предложение от 21-го ноября о создании Пушкинской Библиотеки при Св. Петро-Павловском соборе посредством соединения существующих двух библиотек Прогрессивного О-ства и Национального О-ства было встречено членами нашей организации вполне   сочувственно. За очень малым исключением Национальное Общество выразило согласие и на предложение, и на условия, выработанные Пушкинским Комитетом.
Члены Национального Общества выражают желание кооперироваться с членами Комитета и в дальнейшем, а также шлют свои наилучшие пожелания  на процветание новой библиотеки в будущем.

Исполняющий обязанности Председателя Русского Национального Общества в г. Монреале Олег Радомар


Таким образом, нынешняя библиотека, сохранившая за собой название Пушкинской явилась наследницей слияния двух библиотечных фондов при субсидиях «Пушкинского  комитета». К концу 1937 года она насчитывала уже до 1000 книг. Заведующим библиотекой стал Александр Борисович Жарковский. Считая её своим детищем, он  весь последующий полувековой отрезок  своей жизни относился к ней ревностно и преданно.

Александр Борисович Жарковский родился в 1893 году, в городе Трубчевске Орловской губернии, умер  и похоронен 19 ноября 1974 года в Монреале. Юрист по образованию,  Александр Борисович перед революцией окончил Санкт-Петербургский университет. После революции он выехал из России. Ходили слухи, что во время гражданской войны он служил в так называемых «отрядах еврейских казаков».

Я, признаться, никогда не слышав о подобных феноменах, не поверила в возможность самого их существования и отправилась на поиски в интернет. И первое, что там нашла в ответ на мой запрос: «Евреи и казаки – в общественном сознании, да и в их собственных глазах, между этими двумя народами лежит пропасть, созданная самой историей. Какая связь может быть между ними, кроме отношений «палач-жертва»?!

Казаки ли устраивали еврейские погромы, весело убивая и насилуя «жидов», еврейские ли комиссары вместе с русскими и латышами яростно раскулачивали и расстреливали казаков, – пропасть все увеличивалась».

Однако вот, что я обнаружила далее: "Екатерина а позже и Николай l расселяли евреев на границе с Китаем с условием несения ими службы. Им присваивался статус казаков со всеми правами. И, если для того, чтобы стать запорожским или донским казаком еврей обязан был креститься, то в дальнем Забайкалье так прямо евреи и служили казаками». «По реестру Забайкальского казачьего войска на 1907 год числилось 400 казаков иудейского вероисповедания. В годы Гражданской войны казаки-иудеи сформировали для атамана Семенова Еврейскую казачью сотню.»  Евреи принимали участие в знаменитом Ледовом походе (1-ый Кубанский поход) под командованием Л.Г. Корнилова – первом опыте белого добровольческого выступления». Они становились активными участниками казачьих партизанских соединений, стихийно боровшихся с большевиками. 

Александр Борисович, никогда не скрывавший своего еврейства, был православным, а значит, скорее всего, в его биографии речь не шла о семёновских или корниловских еврейских казаках иудейского вероисповедания. Мог ли он быть потомственным православным еврейским казаком? Теоретически мог, поскольку «многие еврейские роды вошли в казачество во времена становления Гетманщины, начиная с 80-х годов семнадцатого века и до времен гетмана Ивана Мазепы. «…При отборе в казачество во времена его наивысшего расцвета основной упор делался на профессиональные качества и стремление к данного рода деятельности. Особого внимания на национальность (если в те годы вообще существовало такое понятие) не обращалось. Однако вероисповедание в любом случае должно было быть христианским: до 1635 года — православным или католическим, с 1635 года — только православным. Еврей, желавший «покозачиться», выкрещивался». Источники рассказывают о старых казачьих родах Юдиных, Евреиновывх, Шафаревичей. Однако, навряд ли в этом случае Жарковский настолько культивировал бы память о своем еврейском происхождении, что все знакомые о нем знали. Тем более, что носители фамилии Жарковский в большинстве относились к белорусскому или украинскому дворянству, и в старой русской общине вопрос о его происхождении просто бы не возник. Читаю другие источники: «Евреи продолжали становиться казаками даже в 20-м веке, причём во время Гражданской войны, в самый разгар борьбы белого движения против «жидовско-коммисарской» власти… Они становились активными участниками казачьих партизанских соединений, стихийно боровшихся с большевиками». 

Скорее всего, так и было. Молодой юрист еврейского происхождения, чья семья не так давно перешла в православие, ища возможности  вырваться из черты оседлости и дать детям перспективу блестящей столичной карьеры, присоединился к еврейским отрядам, вошедшим в казачьи воинские соединения. К сожалению, среди моих знакомых и знакомых этих знакомых не нашлось ни одного, кто бы мог подробнее осветить эту часть биографии замечательного человека, хранителя Русской книги и русской культуры на другом конце планеты от его родины. 

С 1922 года Жарковский жил в Канаде, в Монреале. Будучи  искренне верующим христианином, он отдавал все свободное время церковной и общественной деятельности. Все 52 года жизни в Монреале он был секретарем Кафедрального собора святых Апостолов Петра и Павла, членом Епархиального совета. Кроме того, Жарковский был председателем монреальского отделения известного Толстовского фонда, позже преобразованного в Русско-Канадский православный фонд. 

Он стал основателем и бессменным, вплоть до своей  кончины, директором  русской публичной библиотеки в Монреале при Петропавловском соборе.  

Большую роль в жизни русской эмиграции библиотека сыграла после Второй мировой войны, когда в Канаду начали прибывать в большом количестве из лагерей разрушенной Европы так называемые «перемещенные лица». Эмигрировать в Канаду тогда можно было только по контракту, т.е. с условием, что первый год новый иммигрант будет работать лесорубом, пастухом, чернорабочим или шахтером на далеком севере страны:женщины работали в госпиталях, служанками в семьях и т.д.

Александр Борисович Жарковский устраивал людей на работу в Монреале, хлопотал о помощи для молодежи в школах и университетах. Все ныне живущие, знавшие в свое время Александра Борисовича Жарковского, помнят его как невероятно отзывчивого, чрезвычайно энергичного, когда дело касается чужих проблем, доброго, милосердного человека. Не имея своей семьи, он нерастраченное тепло своей души претворял в заботу о других людях. Но львиную долю любви и жертвенности он отдавал библиотеке. Пушкинская библиотека стала для эмигрантов местом, откуда исходила помощь во всех видах и, главное, моральная и духовная поддержка. Вот почему в Пушкинской библиотеке по сей день висит портрет её первого заведующего.

После ухода из жизни в 1974 году А.Б. Жарковского в библиотеке на протяжении долгого времени работали Татьяна Сливицкая  и Зинаида Шпаковская. В 1991 году в директором библиотеки становится Елена Кошиц-Лебедева, которая трудится на этом посту по сей 
день.


                         
Татьяна Константиновна Сливицкая и Елена Георгиевна Кошиц-Лебедева               
                  
Мне посчастливилось  работать в замечательной компании двух интеллигентнейших людей - Елены Георгиевны Кошиц-Лебедевой – в прошлом директора русской редакции Международного радио и Николая Константиновича Скотецкого, ранее инженера-химика, удостоенного французских медалей за открытия в области химии. За несколько лет совместной работы мы многое узнали друг о друге, вместе бывали на выставках, кинофестивалях, фестивалях балета в Сен-Севёре. Работники библиотеки должны были быть в курсе всех крупных культурных событий в городе и, разумеется, в русской общине.


 
Э. Набокина-Рыжик, Н.Скотецкий, Е. Кошиц-Лебедева на выставке русских художников

 

С начала прошлого века скромное, в несколько сотен экземпляров собрание книг выросло в большую, настоящую библиотеку русскоязычной литературы с огромным фондом прекрасных книг - дореволюционных, эмигрантских, иногда уникальных изданий, русской классической, советской и переводной всемирной литературы. Есть у библиотеки свой электронный каталог. Состав работников вырос до шести человек.

 

               

Наша библиотека гордится тем, что с начала ее существования в ней работали только добровольцы, не получавшие за свой труд никакой оплаты. Нужно сказать, что и читатели наши нередко оказывают библиотеке бескорыстную поддержку, принося в дар русские книги. Да и не только читатели передают нам иногда целые библиотеки.

 
 Переводчик Андрей Павлов передает свою библиотеку

Переводчик Андрей Павлов передает свою библиотеку

 

 


   
Работник еврейской библиотеки Центра Y Светлана Рожинская передает книги в дар русской  библиотеке.

 

Режиссер монреальского русского театра им. Варпаховского Григорий Зискин подарил свою библиотеку книг по истории театра и биографий театральных деятелей. Да разве перечислишь всех жертвователей, многие из которых предпочли остаться неизвестными. 

Мы не имеем никаких субсидий и с большой радостью и благодарностью принимаем любой самый скромный дар.

Сегодня мы живем в эпоху гаджетов, и это, конечно, не могло не сказаться на     количестве читателей. Когда-то библиотека работала два раза в неделю - в  воскресенье и по вечерам в пятницу. И количество читателей доходило порой до семи десятков в день. Теперь мы работаем только по воскресеньям по окончании церковной службы. И читателей теперь в несколько раз меньше. Но мы уверены, что это временное явление. Электронная книга – несомненное удобство и достижение. И у меня есть планшетник, необходимый любому читающему человеку, но заменить библиотеку он не может. Ведь пока мы не подержим в руках книгу, не посоветуемся с библиотекарем, не перелистаем страницы, мы не составим мнения, стоит ли тратить на нее время. А как найти в прочитанной когда-то книге нужное тебе место или цитату? На планшетнике это медленней и трудней. Так что перелистывание страниц еще надолго останется с нами. Когда-нибудь безусловно возникнут принципиально новые формы электронной книги. Но и тогда старые фолианты не утратят своей ценности, и традиционная книга еще долго будет существовать параллельно новым формам. 

Двери Пушкинской библиотеки открыты для всех русскоязычных читателей, независимо от их национальности и вероисповедания. Конечно, библиотеке сегодня тесновато, так как беспрерывно растет книжный фонд. Он насчитывает уже свыше 9000 томов. В нашем фонде есть книги русских классиков, советских писателей, литература русской эмиграции от начала века до наших дней, а также переводная литература – от античных шедевров до современных детективов и фантастики. У нас есть легкое «чтиво» для тех, кто ищет в чтении ухода от повседневных нелегких эмигрантских проблем, и есть серьезные научные философские, исторические, литературоведческие труды. Безусловно, имеется в нашем фонде большой отдел православной религиозной литературы. 

В детском фонде библиотеки представлены все лучшие русские и советские детские писатели – от Пушкина, Толстого и Пришвина до Маршака, Михалкова, Барто и Гайдара. И, разумеется, есть и переводная детская литература. Так что с Карлсоном и Алисой наши дети могут познакомиться по-русски.

Как хочется, чтобы каждый русскоговорящий монреалец был заинтересован в сохранении и пополнении богатства, доставшегося нам и нашим детям по наследству от людей, по крохам, по книжке собиравших замечательный, уникальный книжный фонд с редчайшими раритетными изданиями - Пушкинскую русскую библиотеку при соборе Святых апостолов Петра и Павла, наследницу самой первой в Монреале русской библиотеки, возникшей ровно век тому назад. Теплые руки Александра Борисовича Жарковского с великой любовью сохранили и передали нам  этот бесценный дар, и есть надежда, что будут  вновь и вновь возрождаться в русской общине люди, подобные Жарковскому – хранители пока еще не прерывавшейся пуповины, питающей нас и наших детей от великого источника – Русской литературы, продолжатели и последователи его ревностного до самозабвения служения  нашей культуре.

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV