Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Русский со стороны

Русский со стороны
Каким он впервые показался нам, канадским студентам.

Интересно ведь взглянуть на себя со стороны иной раз? По крайней мере, попытаться посмотреть с другой точки зрения. А, между тем, на кой это надо? Ведь никто и не просит. Лучше ведь представлять себя таким, как хочется. Чтобы любили все. И боялись. И уважали. А если и ненавидели –то исключительно от смеси страха и уважения. 

Так зачем же на себя со стороны смотреть? Ну, кроме того, что интересно? Потому что это еще и поучительно. Так у меня появилась мысль рассказать немного о том, как воспринимает, скажем, средний англоговорящий человек русский язык и русских людей. Возможно, заодно будет и интересно, и порой (не всегда, конечно) извлечем какую-нибудь пользу от этого в смысле изучения английского языка и таких же людей. Вот.

Начнём с начала, то есть с того момента когда я, кажется, впервые начал осознавать, что русский язык не зависит от моих представлений о нем. И что русский язык вообще – совершенно чуждое мне создание. Это не я его придумал, язык этот не существует для моего развлечения, и, возможно, для моего понимания. То есть, кажется, я никогда не пойму его. 

Вот вроде бы очевидные вещи, а как долго они иногда доходят. Потом смотришь и думаешь: так я ж это, блин, знал и так! Но не понимал. А теперь понимаю. Но довольно разглагольствований. 

Момент истины случился на занятиях по русскому языку в мой первый университетский год. Не на первом занятии, а месяца три-четыре спустя. 

Значит, первые пару месяцев мы все сидели и тупили. За исключением тех ребят, родители которых были из бывшего Союза и они уже хорошо говорили по-русски, но хотели научиться писать, читать и знать грамматику.

Кроме этих, все остальные тупо сидели – кто кайфовал, кто как – и ровным счетом ничего не понимали. Занятия велись на русском, это было здорово и дико, и немного страшно. Я ходил на занятия каждый день с легким предчувствием приближающейся беды. Это та стадия, когда гунны еще не у врат, но уже неплохо видны на горизонте.

Мы, естественно, вообще ничего не понимали. Сидели и с опаской хохотали. Иногда пытались отвечать на вопросы учительницы-канадки, она сама  была студенткой четвёртого курса, жестами. Обычно отвечали дети русскоговорящих родителей и делали это хорошо. Так что сама учительница не вполне понимала их. Тогда она делала вид, что не слышала ответа. И задавала вопрос еще раз. Снова по-русски. Мы хохотали и пытались не поддаваться предчувствиям.

И тут один мой однокашник как-то говорит:

– Я вообще-то думал, что мы на русский записались, нет?

– Вроде так, – говорю. 

– А что тогда, – говорит, – за ами-ями? Не китайский ли это язык? Или же дурачится учительница? 

– Дурачится, – говорит другая девушка, славная такая. И все захохотали непонятно отчего. Из опаски.

– Да нет, - говорит другая, не менее славная девушка. – Россия ж рядом с Китаем. Это ведь практически один и тот же язык. Поэтому я и изучаю русский – хочу уехать потом в Китай преподавать английский.

Это разумное со всех сторон объяснение нас удовлетворило и успокоило. 

Мы поняли, что русский –это тот же самый китайский, только с чуть более адекватными буквами и носителями, немного более похожими на европейцев. Но дышать спокойно нам довелось лишь пару секунд, потому что учительница внезапно заговорила с нами по-английски, впервые за четыре месяца. Она вроде решила, что методика как методика, но поезд с рельс сошёл. Английский язык из её уст поразил всех, и мы еще какое-то время сидели молча. А потом наружу вырвалось все, что мы, казалось, окончательно и бесповоротно прятали. Вся опаска, понимаешь, прорвалась!

– А ами-ями!? – кричит тот который со мной за партой сидел. – Как это понять тогда? Это же ведь не по-русски!

– Не по-русски.

– Не по-русски!

– По-русски. Это множественное число творительного падежа.

– Вредительный падеж?

– Вредительный!?

– Творительный. Кем-чем.

– А, блин, а это ещё кто. что за  Кимчим!? Только корейского не хватало! 

– Только корейского!

– Корейского не хватало!

– Корейского!

– А что такое множественное число?!

В общем, вы поняли суть. Это было  очень беспокойное время с оттенками дальней Азии и всего с нею связанного. Лапша и фотографии вечернего Токио, и северные корейские деспоты, и так далее. Вот первые устойчивые ассоциации с русским языком.  

Снег и медведи тут ни при чем! Они и у нас есть. А вот вредительный падеж.... 

Скажете, бред? Но тогда в моде уже пару десятков лет как были восточные религии, йога. Все стремились в Тибет. Знали, что тибетскую богиню смерти зовут Ями. Что Ями –это ещё и название народа из маленького острова близ Тайваня. Или же самого острова чуть дальше, в Филиппинах. Или же имя главного злодея в популярной компьютерной игре из Японии. Или это вообще японское слово означающее «темнота». Или же... Ну вы поняли к чему я. 

И то же самое можно сказать про «ами». Есть куча примеров. Но это не важно. Главное здесь –восприятие, первое впечатление. И наши первые впечатления от русского были именно такими. Глупыми или нет, не берусь судить. Просто мне показалось, что вам, возможно, будет интересно поглядеть на родной язык немного со стороны...

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV