Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Трагедия февраля семнадцатого года

Трагедия февраля семнадцатого года
В столетие судьбоносных русских революций мы, несомненно, еще не раз будем пытаться оценить события, изменившие ход истории России. Обсуждение уже началось. Оно выявило раскол в обществе.

С одной стороны, в Александровском саду восстановили стелу в честь 300-летия Дома Романовых. С другой стороны, во время интернет-опроса москвичей о том, стоит ли переименовывать станцию московского метро «Войковская», большинство высказались за то, чтобы оставить название, носящее имя, причастного к цареубийству. Во время опроса зрителей в одной из программ «Право голоса» 69% сказали, что они будут отмечать столетие Октябрьской революции. В январе этого года по решению петербургского судьи была демонтирована мемориальная доска в честь адмирала Колчака. Эта доска была установлена на доме, где он жил до революции. Причем, она была посвящена адмиралу Колчаку не как Верховному правителю России, а как ученому и исследователю. Причиной ликвидации доски было якобы участие Колчака в массовых расстрелах. То, что в Петербурге сохраняются памятники Ленину, известному массовому убийце, никого не волнует. Существуют распоряжения Ленина о расстреле белогвардейцев, кулаков, заложников, попов и так далее. В своей речи на III Всероссийском Съезде профессиональных союзов 7 апреля 1920 года Ленин заявил: «Все знают, что марксизм есть теоретическое обоснование уничтожения классов».

Незадолго до демонтажа памятной доски в честь Колчака в Петербурге была демонтирована мемориальная доска в честь героя Первой мировой войны генерала Маннергейма, поскольку он был главнокомандующим финской армии, воевавшей против СССР. Активисты, потребовавшие убрать доски, видимо, не знали, что именно благодаря Маннергейму во время блокады уцелел Ленинград. Маннергейм не подчинился приказу Гитлера и не стал разрушать город, с которым его так много связывало. В доме-музее Маннергейма в Хельсинки на стене до сих пор висит портрет царской семьи. Что же до адмирала Колчака, то нет никаких свидетельств о том, что его войска принимали участие в массовых расстрелах.

Об этом мне рассказал мой друг, историк Генрих Иоффе, который писал о Колчаке. Когда в Омске были расстреляны депутаты-социалисты разогнанного большевиками Учредительного собрания, Колчак лежал в горячке, и после выздоровления был возмущен случившимся. Он даже сказал, что это убийство было совершено с целью скомпрометировать его самого. Если солдаты Колчака и участвовали в уничтожении так называемых партизанских деревень, и при этом наверняка были эксцессы, то в собственно зверствах были отмечены главным образом белые атаманы, вроде Семенова, Анненкова и начальника Азиатской Конной дивизии генерал-лейтенанта барона фон Унгерна. Эти подразделения Колчаком контролировались слабо. 

Об этом мало кто сегодня знает: большая часть населения России до сих пор пребывает в историческом беспамятстве. Это и понятно: лучшая часть российского общества была уничтожена, потомки оставшихся в живых поколение за поколением воспитывались в условиях советского «промывания мозгов». Этот результат мы сейчас и наблюдаем. 

Беседуя на эти темы с Генрихом Иофее, я подумал, что, может быть, нам стоит внести ясность в некоторые вопросы русских революций. В результате получилась длинная беседа, первую часть которой мы и предлагаем сегодня вниманию читателей. Начнем с Февральской революции, которую многие, включая Александра Солженцына, считают самым трагическим событием в истории России прошлого века.

 

НАКАНУНЕ
Е.С.: Генрих Зиновьевич, о Февральской революции написано много, в том числе и свидетелями. Достаточно вспомнить труд историка Сергея Мельгунова «Мартовские дни 17-го года». По старому стилю революция произошла в марте. Попытаемся и мы кратко затронуть эту необъятную тему. Может быть, издалека что-то видится по-другому.

Г.И.: С Февральской революции началась моя деятельность на поприще истории. Сразу оговорюсь: история не устанавливает истины, история лишь выявляет проблемы. Так что истину, скорее всего, мы не откроем.

Е.С.: Петр Аркадьевич Столыпин в свое время сказал, что еще 20 лет покоя, и Россию невозможно будет узнать. Президент США Уильям Тафт, посетивший Россию в 1907 году еще до своего президентства, назвал Россию примером для Америки в сфере социального обеспечения населения. Ему вторит профессор Эдинбургского университета Чарльз Саролеа. В своей работе «Правда о царизме» он писал: «Одним из наиболее частых выпадов против русской монархии было утверждение, что она реакционна и обскурантна, что она враг просвещения и прогресса. На самом деле она была, по всей вероятности, самым прогрессивным правительством в Европе...» Кроме всего этого, в 1913 году по темпам промышленного производства Россия занимала первое место в мире.

Г.И.: Уже первые Ваши вопросы, Женя, выдают в Вас сторонника монархической концепции. Лично я не монархист, не кадет, не социалист и не большевик. Я историк. Соглашусь, что за время моей работы на тему революции, судьбы царской семьи, белого движения и у меня появилась некая симпатия к сторонникам монархического лагеря. Это были безусловные патриоты России. В истории есть такой раздел – источниковедение. Источники бывают разные. Я могу привести десятки источников, в которых Россия выглядит отсталой страной с массой проблем и большим социальным неравенством. 

Е.С.: Ну, Чарльз Саролея в то время был все же признанным специалистом в области русской истории. Я и не скрываю, что в февральские дни 17-го года мои симпатии – всецело на стороне Государя Императора. Трудно думать иначе, зная, что случилось потом. Но я журналист, интересующийся историей, а не историк. 
Цель нашей беседы – это в какой-то степени прояснить некоторые моменты, даже если мы и не выясним истины. Думаю, мы с Вами согласимся с тем, что мирное развитие страны было прервано выстрелом в Сараево. Нет никакого сомнения, что война способствовала революции. Член Государственного совета, бывший министр внутренних дел Петр Николаевич Дурново в своей в знаменитой записке, поданной Николаю II еще в феврале 1914 года, удивительным образом предсказал все, что произойдет с Россией, если она вступит в войну с Германией. Он писал о «беспросветной анархии, исход которой трудно предвидеть». 

Все, описанное в его записке, сбылось. Но общественное мнение того времени требовало от правительства вступиться за братьев-славян, и в день объявления войны сотни тысяч людей разных политических взглядов, стоя на коленях на Дворцовой площади перед Зимнем дворцом, пели «Боже, Царя храни!». В феврале 17-го многие из них уже были готовы кричать «Распни, распни его!». Мог ли Государь в августе 14-го года удержать Россию от вступления в войну?

Г.И.: Николай II лично не хотел этой войны и предпринимал попытки остановить мобилизацию как в России, так и в Германии. Государь колебался, а в российском Генеральном штабе даже хотели отключить телефоны, чтобы не пришел приказ об отмене мобилизации. Но остановить войну он уже не мог. 

В первую очередь потому, что Россия была связана союзом с Францией и Англией. Она входила в Антанту, и это накладывало на нее определенные обязательства. 
Второй момент заключается в том, что от него не все зависело. Германия и Англия уже рвались в бой. Третье, на царя оказывалось мощное общественное давление в пользу войны. Особенно оно было сильно в либеральных кругах. Кадеты и октябристы выражали интересы русской буржуазии, желавшей развития экономики и получения новых рынков сбыта. Большой приманкой в этом смысле была перспектива контроля над Босфором и Дарданеллами. Нельзя, конечно, забывать и том, что Россия выступала, как покровительница Сербии.

Е.С.: Несмотря на тяготы войны, к началу 1917 года Россия находилась в хорошем состоянии. Русский рубль был самой стабильной валютой в мире. Экономика была переведена на военные рельсы, и все было готово к успешному весеннему наступлению совместно с союзниками на западном фронте. Стратегические планы были разработаны, Америка готовилась к вступлению в войну и, скорее всего, к осени Германия была бы разгромлена. Временные перебои с поставками хлеба в Петроград были вызваны снежными заносами, расстроившими железнодорожное сообщение. Разве это достаточная причина для революции? 

Г.И.: Революция может свалиться на голову из-за любой случайности. Но ни в 1915, ни в 1916, ни в начале 1917 года никаких серьезных предпосылок для революции не было.

Продолжение следует.

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV