Наша Газета Монреаль №824, ИЮЛЬ 2018. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №71. Ostrov Montreal magazine. JUNE 2018

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру mediaprofit.ads@gmail.com 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

БИЛЕТНАЯ КАССА МОНРЕАЛЯ

Страсти вокруг никаба

Страсти вокруг никаба
Закон дозрел и принят

Национальное собрание Квебека приняло закон о религиозном нейтралитете, получивший название «Билль 62». Принятию закона предшествовали продолжавшиеся целое десятилетие споры о разумном обустройстве иммигрантов. «Билль 62» был быстро подписан губернатором провинции и таким образом вступил в силу. Согласно этому закону, предоставлять либо получать государственные и общественные услуги допустимо только с открытым лицом. Закон распространяется на государственные и муниципальные учреждения, в том числе и на транспорт. Закон запрещает врачам, учителям и работникам детских садов появляться на работе с закрытым лицом. Но и те, кто получает услуги этих людей, тоже должны быть с открытыми лицами. Это первый такой закон в Северной Америке. 

Напомним, что появляться в общественных местах с закрытым лицом уже запрещено во Франции, Бельгии, Австрии и Голландии. Европейский суд по правам человека решил, что запрет в публичных местах одежды, скрывающей лицо, не нарушает Европейскую конвенцию о правах человека. Никаб не приветствуется даже в некоторых мусульманских странах, поскольку традиция полного закрытия лица не относится к обязательным предписаниям ислама. Никаб вместе с прочей религиозной атрибутикой в 1925 году был запрещен в Турции младотурками, но сейчас этот запрет там больше не соблюдается. Туркмения, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан и Азербайджан с преимущественно мусульманским населением запрещают носить в государственных и учебных учреждениях не только никаб, но и хиджаб, который оставляет лицо открытым. 

Никабы поставили у себя вне закона и некоторые университеты Египта. 

Дебаты о том, могут ли мусульманки посещать общественные места с закрытым лицом, начались в 2007 году, когда в квебекском поселке Эрувилль (Hérouxville) с населением менее 1,5 тыс. жителей и без единого иммигранта был принят «Кодекс норм поведения жителей». В кодексе, среди прочего, говорилось о неприемлемости закидывания женщин камнями и их сжигания, как это случается в странах радикального ислама. Там также говорилось о недопустимости появляться в общественных местах с закрытым лицом, носить под одеждой ритуальные ножи-кирпаны и требовать, чтобы женщины в спортивных клубах носили более закрытую одежду. Было очевидно, что кодекс направлен против консервативных мусульманок, сикхов и иудеев. Помимо этого, документ объявлял недопустимыми попытки ограничивать публичное празднование рождественских праздников. Кодекс Эрувилля был высмеян и подвергся всеобщему осуждению. Позднее самые радикальные пункты из него были убраны.

Но тема не заглохла. Была создана комиссия Бушара-Тейлора по разумному обустройству иммигрантов. В 2008 году в своем докладе она предложила запретить ношение никабов в общественных местах. Пришедшая затем к власти Квебекская партия намеревалась принять Хартию квебекских ценностей. Эта хартия декларировала светский характер государства и запрещала ношение в государственных учреждениях предметов с ярко выраженной религиозной символикой, будь то никабы, чалмы, ермолки или бросающиеся в глаза кресты. Большинство жителей провинции сочли это предложение слишком радикальным, и Квебекская партия очередные выборы проиграла. Тем не менее, по вопросу никаба или бурки большинство согласно с тем, что полностью скрывать свое лицо в государственных и общественных местах нельзя. Согласно последнему опросу общественного мнения, таких насчитывается 87%.

 

ЛЮДИ И ЛИЦАВ Нью-Йорке давно никто ни на что не обращает внимания. Несколько лет тому назад один человек провел там эксперимент: вышел на улицу голым. На него никто не обратил внимания. Возможно, ему просто не встретился полицейский. Был и другой случай. Одна моя знакомая в Нью-Йорке получила в подарок никаб, который привез из Саудовской Аравии ее коллега. Так он и валялся у нее на полке, пока она не споткнулась так неудачно, что, упав, разбила себе подбородок и нос. Синяк был таким большим, что она несколько дней ходила на работу в этом никабе. Никакой реакции прохожих не было, за исключением одного случая. Когда она села в баре и приподняла никаб, чтобы выпить глоток вина, сидевший рядом посетитель удивленно заметил: «А разве вам это можно»? Но Монреаль, видимо, пока еще не Нью-Йорк.

Премьер Квебека Филипп Куйяр после принятия Закона 62 выразил уверенность, что изложенные в нем принципы разделяют не только жители провинции, но большинство канадцев. По его словам, по причинам, связанным с безопасностью, обменом информацией и идентификацией, общественные услуги нужно предоставлять и получать только с открытым лицом. «Мы живем в свободном и демократическом обществе, – сказал премьер, – если вы со мной разговариваете, то я должен видеть вас, а вы – меня». 

Однако, сам Куйяр и его депутаты-либералы, которые были обязаны голосовать за закон по принципу партийной дисциплины, в море общественного мнения оказались в явном меньшинстве. В Национальном собрании все депутаты оппозиционной «Квебекской партии», «Коалиции за будущее Квебека» и «Солидарного Квебека» проголосовали против закона, но не потому, что он дискриминирует мусульман, а потому, что закон не идет достаточно далеко. 

Молодой лидер «Солидарного Квебека», бывший студенческий активист Габриель Надо-Дюбуа подал заявку на обсуждение в Национальном Собрании уместности присутствия католического распятия над креслом спикера. Он считает, что религиозный нейтралитет должен быть для всех. Его заявка принята не будет, так как в Национальном Собрании у либералов большинство. 

Удивительно, но Габриеля Надо-Дюбуа в этом вопросе поддержали депутаты националистических партий Квебека: «Квебекской партии» и «Коалиции за будущее Квебека», а также независимый депутат и лидер «Квебекского блока» в федеральном парламенте Мартин Уэлетт. Когда при «пекистах» в Квебеке обсуждалась «Хартия ценностей» с запретом религиозной символики, тогдашний министр Бернар Дрейнвиль, ответственный за демократические институты, предложил не трогать распятие, поскольку оно представляет собой не религиозный символ, а католическое наследие Квебека. Теперь националисты готовы отказаться от своего наследия ради политкорректности. Следуя этой логике, нужно будет убрать католический крест с флага Квебека, а затем приступить к сносу памятников кардиналам и архиепископам, так как церковь сейчас обвиняют в том, что через руководимые ею школы-интернаты она причастна к «этническому геноциду» коренных народов. При этом квебекские националисты забыли, что именно благодаря католической церкви они сохранились, как единый народ. В Квебеке между никабом и распятием есть существенная разница.

Правительство либералов твердо держится своей линии, так как знает, что в вопросе запрета никаба оно пользуется негласной поддержкой большинства. Некоторые эксперты считают, что либералы поспешили с принятием «Закона 62» в преддверии выборов именно с тем, чтобы получить больше голосов квебекских националистов. 

 

ПРОТИВНИКИ ЗАКОНА 62: ОТ ТРЮДО ДО КОДЕРРАКак и следовало ожидать, новый закон осудили мусульманские и правозащитные организации. В этом законе ничего нейтрального нет, –  считает представительница «Канадского Совета женщин-мусульманок» Шахин Ашраф (Shaheen Ashraf). У нее нет ни малейшего сомнения, что он направлен против мусульманок. «Национальный совет канадских мусульман» опубликовал заявление с выражением глубокой озабоченности новым законом. 

В англоязычной Канаде практически все политические круги приняли закон в штыки. Его отвергли все три партии в парламенте Онтарио. «Подобные действия вбивают клин в общество», – прокомментировала принятие закона премьер Онтарио Катлин Уинн. Премьер-министр Канады Джастин Трюдо тоже осудил «Закон 62», подчеркнув, что не дело правительства указывать, как должны одеваться женщины. Он, как премьер, обязан защищать канадскую хартию прав и свобод. При этом Трюдо все же добавил, что федеральное правительство не будет оспаривать новый закон в суде. Оттава не заинтересована в новом конфликте с Квебеком.

Это не значит, что не найдутся активисты, которые попытаются отменить закон через суд. Новый лидер НДП Джагмит Сингх, который сам носит тюрбан, выразил надежду, что Закон 62 будет признан неконституционным и отменен. О том же самым заявил мэр Монреаля Дени Кодерр. У мэра на носу выборы, но он не только подверг Закон 62 жесткой критике, но и заявил, что не будет давать указаний о его выполнении. 

Кодерр обвинил провинциальное правительство в том, что оно вышло за рамки своих полномочий и игнорирует многонациональный характер Монреаля. Его соперница на предстоящих муниципальных выборах Валери Плант в целом поддержала закон, но усомнилась в целесообразности запрета на никаб в общественных местах. Известный монреальский адвокат-правозащитник Джулиус Грей назвал закон «ужасным» и антиконституционным. 

Премьер Квебека Филипп Куйяр признает, что закон может быть предметом судебного разбирательства, но указывает, что авторы закона постарались написать его так, чтобы он не противоречил как канадской, так и квебекской хартии прав и свобод. 

 

ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН
Тем не менее, критика Закона 62 заставила правительство разъяснить свою позицию, слегка ее смягчив. 

Речь о полном запрете никаба в общественных учреждениях уже не идет. Министр юстиции Квебека Стефани Валле заверила общественность, что никто не собирается высаживать из автобуса женщину в никабе или запрещать гулять ей по библиотеке. Но такая женщина будет обязана показать свое лицо в случае, если необходимо удостоверить ее личность. То есть, если она пользуется льготным проездным билетом с фотографией, то контролер имеет право удостовериться, что льготный проездной принадлежит именно ей. Точно также открыть свое лицо ей придется во время разговора с полицейским или при предъявлении карточки медицинского страхования в больнице. Трудно назвать такое требование неразумным, но и оно не было поддержано университетами, колледжами и больницами. Их представители дали понять, что исполнять закон не будут. Университеты и больницы необходимости запрещать никаб не видят. В университете Макгилл учится лишь одна студентка, которая носит никаб. Это 21-летняя Фатима Ахмад. Никакого неудобства от этого она лично не ощущает. Студенты и преподаватели относятся к ней хорошо, а во время сдачи экзаменов она свой никаб снимает. Для нее это не проблема.

Споры про никаб отвлекли внимание от других пунктов этого закона. В них прослеживается дальнейшее ограничение гражданских свобод. До сих пор во время религиозных праздников родители имели право забирать детей из школы, будь то православное Рождество по юлианскому календар или еврейский Йом-Кипур. Новый закон позволят школе отказать родителям в таком праве, если дирекция школы решит, что это нарушит учебный процесс.

В будущем этот параграф закона тоже может вызвать конфликты.

Правительство Квебека исполнено решимости заставить несогласных выполнять Закон 62. Стефани Валле дала понять, что даже в случае вмешательства Оттавы, Квебек прибегнет к «notwithstanding clause», статье об «изъятии из положений», своего рода оговорке, когда в случае конфликта между законами Оттавы и Квебека преимущество дается квебекскому закону. В свое время, прибегнув к такой оговорке, Квебек нарушил Канадскую хартию прав и свобод, чтобы ограничить свободный доступ в английские школы Квебека. 

Это явное нарушение прав человека, но Оттава предпочла закрыть на это глаза, чтобы не давать лишнего повода для возбуждения сепаратизма. 

ногусвело в монреале

мужской род

СУРГАНОВА

disel show

brocars

businessvisitca