Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Недетский вопрос

Недетский вопрос
Круговое движение: от покаяния за разлучение индейских семей до современных проблем с гендерной идентификацией

 

ИНДЕЙСКОЕ ЛЕТО В ОТТАВЕ
Комплекс либерального правительства Канады Джастина Трюдо перед коренным населением Канады не знает границ. Недавно федеральное правительство решило дополнить текст присяги на церемонии принятия гражданства фразой о договорах с коренными народами Канады. В новой редакции клятва будет звучать так: «Я торжественно заявляю, что буду верен и предан Ее Величеству, королеве Елизавете Второй, Королеве Канады, ее наследникам и преемникам, и что я буду искренне соблюдать законы Канады, включая договоры с коренными народами, и выполнять обязанности канадского гражданина».

Ничего более бессмысленного придумать было нельзя. Какое отношение новые граждане имеют к договорам с индейцами и инуитами? Большинство этих договоров были заключены еще британской Короной. Разве кто-то собирается их оспаривать? С таким же успехом можно было бы написать, что новый гражданин обязуется соблюдать Утрехтский мирный договор 1713 года, согласно которому французские владения по берегам залива Святого Лаврентия и остров Ньюфаундленд отошли к Англии, а затем вошли в состав территории Канады. 

Вскоре после этого правительство решило расширить круг лиц, имеющих право на компенсацию индейцам за ущерб, нанесенный им властями на протяжении десятилетий. Денежную компенсацию получат теперь не только те, кого в детстве насильно воспитывали в интернатах, но и те, кого передали на воспитание приемным родителям. В том и в другом случае правительство хотело дать детям коренного населения хорошее образование и сделать их «цивилизованными людьми». При этом дети неизбежно теряли собственную культуру и традиции. Жертвами такой политики стали десятки тысяч детей.

Через школы-интернаты за всю историю Канады прошло около 150 тыс. детей. Через систему приемных родителей – около 20 тыс. Детей изымали из неблагополучных семей и передавали их приемным родителям среднего достатка. Как правило, выбирались благополучные семьи белых. В основном программа касалась детей индейцев и метисов, но она распространялась также и на инуитов. Примечательно, что приемные родители для детей коренных народов нашлись не только в Канаде, но также в США и даже в Западной Европе. Правительство было готово отдать детей на воспитание за границу. 

Канадские СМИ широко освещали решение правительства Трюдо выплатить компенсацию жертвам насильственного изъятия детей. На экранах телевизоров промелькнули кадры какой-то индейской резервации с картинами жуткой нищеты и антисанитарии, а затем картинка опрятно одетого индейского мальчика, который в окружении приемных родителей задувает свечки на торте ко дню своего рождения. Контраст разительный, но то, что раньше считалось благотворительностью, сегодня трактуется, как этнический геноцид. 

Правительственная программа по адопции и размещению индейцев и метисов (Indian and Métis Adoptions and Placements) была запущена в 1960-х и действовала до середины 80-х годов. Она получила популярное название «60s Scoop». Программа была прекращена после того, как против нее выступили вожди индейских племен в Онтарио, а юридическое расследование в Манитобе под руководством судьи Эдвина Кимелмана завершилось докладом, получившим название Kimelman Report, где эта практика была подвергнута решительному осуждению. 

После доклада Кимелмана в Канаде начались судебные процессы, а в Онтарио и Британской Колумбии были поданы групповые иски против правительства. В феврале этого года Верховный суд провинции Онтарио возложил ответственность на правительство за ущерб, нанесенный детям, попавшим под программу насильственной адопции. 

Проигрыш этого дела и неизбежное поражение при рассмотрении других, ему подобных, побудил федеральное правительство объявить программу компенсации морального ущерба для детей, переживших трагедию разрыва с родителями. Об этой программе со слезами на глазах объявила министр по отношениям Короны с коренными народами Каролин Беннет. Министр назвала программу «60s Scoop» мрачной и болезненной страницей канадской истории. 

Правительство выделило для компенсации жертвам $750 млн. Из них $50 млн. будут переведены в фонд реабилитации и примирения. Еще $75 млн. – на покрытие судебных издержек. Все остальное пойдет конкретным людям. На практике это значит, что каждый пострадавший получит от $25 тыс. до $50 тыс. Речь идет только о тех, кто имеет статус индейца или инуита. То есть, компенсацию получат люди, вернувшиеся в свои общины. Повторная адаптация проходила для них тяжело. Многие не сумели прижиться и стали алкоголиками. Для таких и задуман фонд реабилитации.

Марсиа Браун Мартель, вождь из индейского племени Beaverhouse в провинции Онтарио, сама была отобрана у родителей и воспитывалась у чужих людей. Сейчас ей 54 года, и, по ее словам, она до сих страдает от глубоких эмоциональных ран. Она не спилась и не стала наркоманкой только из-за страха, что в состоянии дурмана покончит с собой. Марсия Браун Мартель на суде в Онтарио представляла сторону истцов. Когда министр Каролин Беннет объявляла программу компенсации, Марсия стояла рядом с ней. Взяв слово, она поблагодарила правительство за поддержку и выразила надежду, что подобное в Канаде больше никогда не повторится. Марсия предостерегла, что дети коренных народов все еще находятся в ведении агентств, которые занимались принудительным усыновлением и удочерением детей коренных народов. По ее мнению, систему следует менять. Деньги должны идти не адвокатам, агентствам и на пособия тем, кто согласился принять на воспитание детей, а самим детям, их семьям и общинам.


УРОДЛИВАЯ СТОРОНА ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ
В опасности потерять биологических родителей находятся дети не только индейцев и метисов. Из Скандинавии по всему миру начинает распространяться ювенальная юстиция, ставящая своей целью защиту детей от насилия и произвола со стороны родителей. Очевидная проблема состоит в том, что применение ювенальной юстиции давно вышло из-под контроля и находится за гранью разумных рамок.

По данным Скандинавского Комитета по защите прав человека, в одной только Швеции за последние 90 лет власти изъяли и насильно поместили в замещающие семьи свыше 300.000 детей. В среднем, по три-четыре тысячи детей в год! Тревожная тенденция стала вызывать беспокойство юристов, правозащитников, врачей, психологов и педагогов. Шведской ювенальной юстицией уже заинтересовался Комитет ООН по правам ребёнка. 

В Финляндии дела обстоят не лучше. Соцработники выбирают в качестве мишеней детей иммигрантов и детей, которые плохо успевают в школе. Детей отнимают у родителей, чьи религиозные или философские убеждения кажутся чиновникам политически неприемлемыми. При этом государство помочь бессильно. Отобранным у родителей детям запрещают встречаться с биологическими родителями и говорить на родном языке. Это такой же этнический и культурный геноцид, как и в случае с детьми коренных народов. 

Финляндию прямо упрекают в том, что она проводит государственную политику по изъятию детей иммигрантов ради восполнения низкой рождаемости. Существует целая индустрия государственной помощи семьям, которые воспитывают изъятых у родителей детей как финнов. Детей у родителей отбирают по любым, даже формальным поводам, без суда и следствия, по простому доносу без предоставления каких-либо доказательств. В Скандинавии достаточно заставить ребенка делать уроки, и уже можно потерять его навсегда. 

Подобная практика распространяется по всему миру. В Латвии развернулась широкая кампания против насильственного изъятия детей у латвийских граждан, проживающих в Великобритании, и передачи их в приемные британские семьи. При этом, в нарушение международных норм английские социальные службы даже не ставят в известность страну, гражданами которой являются эти дети. Им меняют имена, фамилии и гражданство, лишая ребенка не только биологических родителей, но и его родного языка и национальной идентичности.

 

ПРАВО НА ИНОЕ МНЕНИЕ
В Канаде дело до этого пока не дошло, но тревожные симптомы появляются. В июне этого года в Онтарио либеральное правительство Катлин Уинн приняло закон 89, который критики тотчас назвали тоталитарным. За этот закон проголосовали 63 депутата, и лишь 23 против. Официально закон носит название «Акта поддержки детей, молодежи и семей» (Supporting Children, Youth and Families Act). Закон уделяет особое внимание «гендерной идентификации» и «гендерной экспрессии» ребенка и инструктирует агентства по защите детей руководствоваться исключительно этими принципами при изъятии детей из семей с традиционными или религиозными взглядами, где однополая любовь не приветствуется. 

Этот закон заменил прежний провинциальный закон о защите детей. Сексуальные предпочтения Катлин Уинн ни для кого не секрет, но это не должно давать ей права навязывать свои взгляды всей провинции под угрозой карательных мер со стороны государства. Удивительным образом новый закон не вызвал широкого возмущения в обществе. 

В числе немногих, осмелившихся поднять свой голос против, был Джек Фонсека, представитель «Коалиции кампания жизни» (Campaign Life Coalition.) Он назвал закон 89 серьёзной угрозой христианам и представителям других религий. По его мнению, в канадской истории не было подобного случая тоталитарного вторжения государства в частную жизнь. Сегодняшним адептам политкорректности пора извлечь урок из канадского прошлого. В противном случае в будущем не избежать судов и компенсаций за сломанные сегодня детские судьбы.

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV