Наша Газета Монреаль №807, ноябрь 2017. Новости Монреаля, русская газета

Журнал Остров Монреаль №65. Ostrov Montreal magazine. November Ноябрь 2017

info & media-kit en|fr|ру      info & media-kit en|fr|ру 5022 Cote-des-Neiges, #3 Montreal, H3V 1G6      Tel.: 514.507-6833

EPICURE скидки

Громкое эхо теракта в Квебеке

Громкое эхо теракта в Квебеке
Теракт в мечети Сент-Фуа, унесший две недели тому назад жизни шести человек, вновь поднял неудобные вопросы о ксенофобии, с одной стороны, и непредсказуемых последствиях политики Трюдо, с другой.

Стрельбу, которую воскресным вечером 29-го января устроил в квебекской мечети 27-летний местный житель Александр Биссонетт, премьер-министр Канады Джастин Трюдо и премьер Квебека Филипп Куйар единодушно назвали терактом. Неприметный молодой человек спокойно прошел на второй этаж исламского центра в предместье Сент-Фуа и стал хладнокровно расстреливать из пистолета молившихся в мечети. Он успел три раза перезарядить свое оружие. В результате 6 человек были убиты и 19 ранены. После этого убийца беспрепятственно скрылся с места преступления, но затем сам позвонил в полицию и сдался властям. Причину своего поступка он до сих пор не объяснил, но мало кто сомневается в том, что на преступление его подвигла исламофобия. Александр Биссонетт не скрывал своих крайне правых взглядов. Мне это напомнило события 6 декабря 1989 года, когда 25-летний Марк Лепин расстрелял 14 студенток Политехнической школы Монреальского университета, после чего покончил с собой. 

По его собственному признанию в предсмертной записке, им двигала ненависть к феминисткам. Какими мотивами руководствовался 25-ти Килвир Джилл, открывший стрельбу в сентябре 2006 года в колледже Доусон, мы можем только догадываться. Убив одного и ранив 19 человек, он застрелился. По его дневникам стало понятно, что он был глубоко несчастным одиночкой, утратившим контакт с внешним миром. Мотивами этого убийства были названы ненависть к обществу и мизантропия. 

Все эти трое преступников были замкнутыми людьми. Об их внутреннем одиночестве свидетельствуют все, кто их знал. При этом друг Биссонетта со школьной скамьи, пожелавший остаться непоименованным, сказал, что никогда не мог даже предположить, что его приятель мог решиться на что-либо подобное. Скорее всего, первопричиной тут могло быть скрытое психическое расстройство. 

Совсем иначе выглядит история 25-летнего (опять все тот же возраст!) Мартина Кутюр-Руло, который перешел в ислам и принял имя Ахмед. Осенью 2014 года он умышленно сбил на своей машине двух военнослужащих военной базы в городке Сен-Жан-сюр-Ришелье и в результате преследования полиции был убит. Это – теракт чистейшей воды, совершенный идейным исламистом. После терактов в Париже, Ницце и Берлине с массовыми человеческими жертвами все подобные акты принято считать терроризмом. А ведь были времена, когда бандитов, совершивших захват заложников в Буденновске, на Дубровке и в Беслане, террористами не назвали. Западной прессе тогда было дано распоряжение называть их hostage takers – захватчиками заложников. Тогда считалось, что люди, объявившие войну России, террористами быть не могут. На это так, к слову. 

С террористами или убийцами-одиночками полиции бороться трудно. У силовых структур нет ресурсов, чтобы отслеживать подобных людей. Легче, когда они действуют организованными группами. Достаточно вспомнить, что накануне экономического саммита стран Северной и Латинской Америки в Квебеке в апреле 2001 года канадской полиции удалось предотвратить провокации, которые одна из радикальных молодежных группировок планировала устроить во время этой встречи. Тогда антиглобалисты съехались в Квебек на так называемый «Народный саммит Америк». Расследование велось более года, и в результате полиция арестовала шесть активистов, среди которых были двое военных и бывший резервист. При этом были изъяты четыре бомбы со слезоточивым газом, взрывпакеты, бейсбольные биты, противогазы, цепи и рогатки для метания булыжников. Огнестрельного оружия у них не было, но для возбуждения массовых волнений с возможными жертвами они были оснащены хорошо. Полиция действовала жестко и провокаций не допустила. 

После теракта в квебекской мечети в Канаде наблюдалось единение всех политических и общественных сил. На другой день на парламентской Башне мира в Оттаве и на других правительственных зданиях в знак траура был приспущен канадский флаг. Весть о теракте облетела весь мир. В числе глав государств, выразивших соболезнование премьер-министру Канады Джастину Трюдо, был и президент России Владимир Путин. В городе Квебеке, в Монреале и в других городах Канады прошли траурные собрания и межконфессиональные бдения, во время которых среди мусульман можно было увидеть католических, протестантских, а также иудейских священнослужителей. Траурная церемония прощания с тремя жертвами теракта собрала тысячи сочувствовавших на монреальском стадионе Мориса Ришара. В речах выступавших звучали красивые слова о терпимости, открытости и единстве всех канадцев. Джастин Трюдо предсказал, что канадцы после этого мрака окажутся более сильными и сплоченными, как никогда. Как говорится, дай-то Бог. 

 

 

БЛАГИЕ ПОЖЕЛАНИЯ И ПЕЧАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
После теракта в полицию поступило много жалоб на проявления исламофобии. Такие случаи бывали и раньше. Даже в той самой мечети, где произошел теракт, экстремисты летом прошлого года подбросили свиную голову с пожеланием приятного аппетита. Был случай, когда с одной женщины пытались сорвать хиджаб. Жертвами подобных актов становятся не только мусульмане. На стенах синагог регулярно появляются свастики. Тут стоит вспомнить о том, что в первой половине прошлого века в Квебеке существовало движение «achetons chez-nous», подразумевавшее бойкот еврейских лавок. 

Если положить руку на сердце, следует признать, что ксенофобия в той или иной степени всегда была свойственна квебекскому обществу, как, впрочем, и другим народам с обидами исторического характера. Это вполне можно объяснить. После английского завоевания жители Квебека чувствовали себя угнетенным народом. Благодаря католицизму и национализму они сумели сохраниться как народ, но неприятие ко всему английскому в Квебеке чувствуется до сих пор. Пример тому – жесткие языковые законы, направленные против английского языка, хотя существованию французского в Квебеке уже ничто не угрожает. 

Борьба против английского идет и в топонимике. Налицо стремление заменить исторические английские названия на французские. До сих пор в Монреале иногда можно увидеть граффити «Anglos go home!» (Англичане – убирайтесь домой!). 

Прибытие в Квебек большого количества новых иммигрантов со своими ценностями и укладом жизни не могло не вызвать беспокойства у определенной части квебекского общества. Основания для такого беспокойства есть. Как может простой кебекуа воспринять новость, что один из павильонов сabane à sucre решил отказаться от свинины на празднике кленового сиропа ради того, чтобы принять группу мусульман? Свиные шкварки и яичница с ветчиной – традиционные блюда этого праздника. Пришельцы уничтожают наши культурные традиции – тут самое простое объяснение. Посему стоит ли удивляться, что городок Эрувилль принял «кодекс иммигранта» с целым рядом идиотских параграфов, вроде запрета на побивание женщин камнями? 

Меняющийся окружающий мир побудил последнее правительство Квебекской партии всерьез обсуждать Хартию квебекских ценностей, в которой под предлогом утверждения секулярного характера государства планировался запрет на ношение в общественных местах ярко выраженных религиозных символов вроде хиджабов, тюрбанов, ермолок и больших крестов. Франсуа Лего, лидер оппозиционной квебекской партии «Коалиция за будущее Квебека», летом прошлого года предлагал ввести запрет на пляжный костюм буркини. 

 

 

СТОЛКНОВЕНИЕ КУЛЬТУР
Квебек тут не одинок. Запрет на ношение хиджабов в школах был принят во Франции и в России, что вызвало массовые протесты в Чечне и в Казани. Во Франции пошли еще дальше: после терактов в Ницце в некоторых городах Лазурного берега мусульманкам запретили появляться на пляже в буркини – купальном костюме, который полностью закрывает тело. 

Ажиотаж по поводу хиджабов выглядит странно: еще столетие назад в Европе и в России все женщины ходили если не в платках, то в шляпках. До наших дней дошел глагол «опростоволоситься», другими словами, опозориться. Это когда женщина появлялась на публике с непокрытой головой. Лично для меня хиджаб – это просто аккуратный головной убор. Другое дело никаб и паранджа. Как был там ни было, к предложенному квебекскими националистами закону о секуляризме в провинции отнеслись прохладно. 

Квебекская партия выборы проиграла, но вопрос с повестки дня не снят. Только в прошлом году жители двух муниципалитетов монреальского мегаполиса высказались против строительства новой мечети и новой синагоги. Людям не нравится, когда религиозные меньшинства начинают мозолить им глаза. Дело не только во внешнем восприятии.

Относительно недавно во время командировки в Ванкувер мне довелось выслушать жалобы одного местного жителя на выходцев из Индии. Индусы предпочитают селиться вместе и в один прекрасный момент составили значительную часть жителей многоквартирного дома, где жил мой собеседник. По его словам, они нечистоплотны, и в доме вскоре появились тараканы. Вывести этих насекомых оказалось невозможным: после каждой экстерминации они неизменно появлялись вновь. Это еще не все. Индусы во время готовки пользуются пахучими пряностями. Запах через вентиляцию проникал в другие квартиры. Жители дома постоянно пребывали в благоухании индийского ресторана. В наши дни вполне нормально запретить курение в многоквартирном доме, но сделать это с этнической кухней неполиткорректно. Мой тогдашний собеседник решил со своей съемной квартиры съехать, что сделать в районе Ванкувера довольно непросто. 

Причины радикализации Бисоннетта еще предстоит выяснить. Молодой человек изучал в Университете Лаваль антропологию и политологию, никаких подозрений у окружающих не вызывал. Канадские СМИ неустанно повторяют, что он был большим поклонником Дональда Трампа, Марин Ле Пен и слушал ультраправые радиостанции в городе Квебеке. Возможно, что под их влиянием он открыл стрельбу в мечети. Но так же вполне вероятно, что это был его протест против обещания Джастина Трюдо принять всех тех, кому в связи с указом Дональда Трампа было отказано во въезде в США. 

Не будем тут обсуждать глупый президентский указ Трампа, приостановивший на три месяца въезд в США граждан Ирака, Ирана, Сирии, Судана, Йемена, Ливии и Сомали. Указ вызвал бурю протестов в самой Америке и по всему миру, хотя список этих стран был составлен еще администрацией Барака Обамы. В 2011 году Обама уже приостанавливал сроком на полгода выдачу виз гражданам Ирака. Никакого шума по этому поводу не было. Въездная виза – не право, а привилегия. Беда в том, что под запрет Трампа попали люди с двойным гражданством и видом на жительство в США, а также лица с уже полученными визами. В подвешенном состоянии оказались даже те граждане вышеперечисленных стран, кто уже находится в США. Эта мера вряд ли привела к укреплению безопасности перед лицом террористической угрозы, но сильно ударила по престижу США и самого Трампа. 

 

 

РОЗОВЫЕ ОЧКИ ТРЮДО
Вопрос заключается в том, кого конкретно имел в виду Джастин Трюдо, предложивший принять всех тех, кого Трамп не впустил в Америку? Только тех, кто застрял на территории Канады или вообще всех, у кого были аннулированы визы? Могут ли рассчитывать на благосклонность нашего премьер-министра и те, кому в связи с новым указом Трампа будет отказано в американских визах в будущем? Число таких отказников в Сомали, Судане, Сирии и других странах может достичь сотен тысяч. 

Создается впечатление, что Трюдо решил стать канадской фрау Меркель. Ее предложение принять сирийских беженцев привело к кризису в Германии и в других европейских странах. Сейчас Ангеле Меркель приходится срочно менять риторику. Регулируемая иммиграция – безусловное благо для Канады. Достаточно привести в пример одну из жертв квебекского теракта – Халеда Белкасеми, профессора сельскохозяйственного факультета Лавальского университета, застреленного бывшим студентом этого же университета Биссонеттом. Он готовил к публикации работу о замене химических консервантов в продуктах естественными. Очевидная польза для нашего общества.

Очень жаль жителей Ирака, Сирии и Йемена, чьи жизни были разрушены не в последнюю очередь благодаря прямому участию или попустительству Соединенных Штатов. За последнее время США приняли к себе меньше 2 тыс. сирийских беженцев, а Канада – свыше 30 тыс., и далеко не все из них смогли устроиться и интегрироваться в канадское общество. Должна ли Канада отдуваться за Америку? Est modus in rebus – есть мера в вещах, – говорили римляне. 

Джастину Трюдо пора спуститься с небес политкорректности на нашу грешную землю и реально оценивать существующее положение вещей, настроения в обществе и возможности Канады. Серьезный лидер обязан быть ответственным. В Канаде далеко не все политики готовы смотреть на иммиграцию в розовом свете. Кандидат на пост лидера Консервативной партии Келли Лич предлагает заставить всех новых иммигрантов за собственный счет пройти «тест на ценности». До федеральных выборов еще далеко, на Трюдо собственными руками может построить инкубатор для какого-нибудь канадского Трампа.

Премьер-министр Джастин Трюдо: на пути к нерегулируемой иммиграции? Фото: The Canadian Press.

Премьер-министр Джастин Трюдо: на пути к нерегулируемой иммиграции? Фото: The Canadian Press.

русская баня st.jacques

MAYA SALON BEAUTY

Морозко детский новогодний спектакль

Елена Шапа

GALAKTIKA TV